Раздел IV. Манипуляция сознанием в ходе разрушения советского строя.

Глава 24. Учебные задачи: разбор черных мифов.

Как говорилось в гл. 9, черный миф, с которым удается в массовом сознании связать противников (они - опричники, инквизиторы, фашисты, сталинисты, мафиози и т. д.) сразу заставляет отшатнуться от них всех колеблющихся. Противники, на которых удалось наклеить ярлык черной метафоры, вынуждены тратить много сил на то, чтобы сорвать ярлык: "Да что вы, какой же я сталинист! Я тоже за демократию и за реформы!". Если такой политик не имеет доступа к телевидению, сделать это практически невозможно. Нередко после периода бесплодных попыток тактику меняют: "Да, я - сталинист!". При этом требуется убедить людей, что этого не надо бояться, что образ Сталина злонамеренно мифологизирован, что в действительности быть сталинистом означает то-то и то-то. Но это - трудноразрешимая задача, поскольку миф потому и живуч, что опирается на взаимодействие сознания и подсознания, на сочетание обрывков достоверной или правдоподобной информации с иррациональной верой в Зло, подкрепленной сильными художественными средствами. В результате партия (движение, народ, страна или даже просто идея), которая решила принять на себя груз черного мифа, оказывается локализованной, окруженной зоной отчуждения. Чтобы преодолеть этот барьер, требуется общее крупное потрясение, ставящее под сомнение всю систему мифов и верований.

Разберем в качестве учебной задачи построение двух черных мифов, которые играли важную роль в перестройке. Один - старый, создаваемый и дополняемый с начала ХХ века, другой - совсем свежий.

§ 1. Миф о черносотенцах и его активизация в конце ХХ века.

Этот миф относится к категории "черных" мифов. Для нас он важен сегодня по двум причинам. Во-первых, из этого исторического мифа, который уже укоренен в сознании, выводят два "дочерних" современных мифа: о "русском фашизме" и "русском антисемитизме". Оба они - исключительно сильные средства манипуляции сознанием, раскола общества и очернения политических противников внутри страны. В то же время это сильное средство политического давления и в международных делах: страна или политический режим, которые в общественном мнении Запада представлены как носители фашизма или антисемитизма, сразу оказываются резко ослабленными на всех переговорах и во всех конфликтах (это видно на примере Ирака).

Во-вторых, миф о черносотенцах раскалывает оппозицию ("красно-коричневых"). Основу объединения оппозиции составляет взаимодействие идеи социальной справедливости с патриотической идеей. Нынешние реформы в России проводятся таким образом, что обе главные идеи оппозиции оказываются охранительными, консервативными - оппозиция прежде всего стремится сохранить от полного разрушения социальные завоевания советского периода и державное государство России. Демагоги получают таким образом возможность провести параллель между консерватизмом нынешней оппозиции и черносотенства начала века, которое было типичным консервативным, охранительным движением, безуспешно пытавшемся спасти российскую монархию от разрушения в революции. Такая параллель сразу создает напряженность в рядах оппозиции, поскольку ее "красная" часть по инерции продолжает верить в унаследованный советской идеологией от революции миф о черносотенцах. Сегодня уже кое-кто может осмелиться и сказать что-то разумное о Сталине. Ему, конечно, депутат Шейнис руки не подаст, но хотя бы "Советская Россия" грязью не закидает. Сказать же что-то разумное о черносотенстве еще нельзя. Это табу.

Миф о черносотенстве создан объединенными усилиями идеологов всего "цивилизованного мира". Поэтому страницы истории, связанные с периодом революции, стали поистине загадочными. В укреплении этого мифа парадоксальным образом соединяются усилия разных и даже враждующих идеологических агентов: идеологи просвещенной западной элиты (например, писатель и культуролог Умберто Эко), радикальные идеологи ельцинизма, кое-кто из авторитетных западных коммунистов (например, американский публицист Майк Дэвидоу) и некоторые деятели новых компартий России (например, А. Фролов из КПРФ и Б. Хорев из РКРП). Кроме того, и ряд историков, которые вынуждены быть осторожными в наше смутное время, предпочитают не замахиваться на официально утвержденный миф.

Этот миф подробно и скрупулезно, опираясь на надежные источники, разбирает В. В. Кожинов в ряде статей и двух книгах: "Загадочные страницы истории ХХ века: "черносотенцы" и революция" (М., 1995) и "Черносотенцы" и Революция" (М., 1998). Эти книги - замечательные образцы нового обществознания, свободного, честного и умного, и их следовало бы прочитать всякому культурному человеку, независимо от его политических установок. Из этих книг здесь я возьму лишь сведения, которые опровергают самые расхожие и привычные утверждения большого и сложного мифа.

Черносотенцы - бранная кличка, введенная их противниками сразу после организации в ноябре 1905 г. "Союза русского народа". Эта кличка прижилась и была принята самими членами "Союза" и близких к нему организаций307. Начиная с 1906 г. силами либеральной интеллигенции и революционеров был создан тоталитарный "черный" миф о черносотенстве. Уже в 1907 г. "Энциклопедический словарь Брокгауза-Эфрона" дает определение: "Черная сотня - ходячее название, которое в последнее время стало применяться к подонкам населения... Сами черносотенцы охотно приняли эту кличку, она делается признанным наименованием всех элементов, принадлежащих к крайне правым партиям и противополагающих себя "красносотенцам".


307 В средневековой Руси (с XII века) "черной сотней" называли, в отличие от "служилых" людей, горожан и свободных крестьян - "земских" людей.


Советские словари определяют черносотенцев как "членов погромно-монархических организаций". На деле речь идет о консервативном движении, которое противопоставило себя всем революционным течениям - как буржуазно-либеральным (кадеты), так и социалистическим. Объектом охранения ("консервации") для черносотенцев была не только монархия, а все целостное жизнеустройство тогдашней России (выражаемое иногда триадой "православие, самодержавие, народность"). Примечательным надо считать тот факт, что нынешние яростные противники социалистической революции остаются еще более яростными ненавистниками черносотенцев (это, кстати, показывает, что ельцинизм ни в коем случае не является проектом реставрации дореволюционной России).

Черносотенство было политическим течением традиционалистов, которые выступали против готовящейся масонами-западниками революции, угрожающей именно российской цивилизации. Крупной силой черносотенство не стало, спасти монархию и империю было уже невозможно, но в своих прогнозах лидеры черносотенства были поразительно прозорливы308. По сути, большевики в Октябре и в гражданской войне выполнили главный завет черносотенства - восстановили Россию и отвели руки "мировых чубайсов и березовских". Но этот завет оказался выполненным с жертвой монархии и, в значительной степени, православия.


308 В. В. Кожинов выдвигает необычную и проницательную мысль: черносотенство оказалось таким прозорливым в своих предвидениях потому, что уже к 1910 г, его лидеры осознали невозможность остановить революцию в России. Поняв и пережив неизбежность поражения их консервативного проекта, они оказались не связанными никакими политическими интересами и приобрели свободу мысли.


Рассмотрим миф о черносотенцах по частям.

1. Самое простое утверждение: черносотенцы - объединение представителей маргинальных, темных и бескультурных слоев, почти городского дна (подонки или еще говорят "охотнорядцы", т. е. лавочники).

Умберто Эко в "маятнике Фуко" пишет так о "Союзе русского народа, более известном как черные сотни": "в "Союз" вербовали уголовных преступников, а занимались они погромами и правотеррористскими покушениями".

А. Фролов трактует черносотенство как продукт "наиболее отсталых слоев крестьянства" - ядовитый цветок, выросший "на почве реального народного протеста против нечеловеческих условий своего существования".

Б. С. Хорев в изданной под его редакцией в МГУ в 1998 г. книге "Население и кризисы. Выпуск 4" (в работе "Евреи в России: краткий обзор") пишет о черносотенном "Союзе русского народа": "Русский народ со стыдом и ужасом вспоминает разгул этой банды подонков-антисемитов. За 6 и 7 апреля 1903 г. в Кишиневе во время еврейских погромов убито до 500 человек; в тот же день черносотенцы отличились в Гомеле". В другом месте Б. С. Хорев назвал "Союз русского народа" группой, "сплетенной из богатеев и деклассированных громил".

Известно, что в черносотенстве, в том числе в его высшем руководстве, приняли участие виднейшие деятели культуры России: филологи академики К. Я. Грот и А. И. Соболевский, историк академик Н. П. Лихачев, виднейший византист академик Н. П. Кондаков, ботаник академик В. Л. Комаров (позднее президент Академии наук), врач профессор С. С. Боткин, актриса М. Г. Савина, создатель оркестра народных инструментов В. В. Андреев, живописцы К. Маковский и Н. Рерих, книгоиздатель И. Д. Сытин. К черносотенцам были близки художники В. М. Васнецов и М. В. Нестеров. Как считал Лев Шестов, к черносотенству примкнул бы, будь он жив, Ф. М. Достоевский.

В черносотенстве принимали участие виднейшие представители аристократии, а также иерархи Церкви, в том числе причисленный к лику святых будущий патриарх Тихон и митрополит Антоний (прототип Алеши Карамазова). Наконец, членами Союза русского народа были 1500 рабочих Путиловского завода. Кто здесь "богатеи и громилы"? А если уж поминать Ленина, как это не раз делает А. Фролов, то следует вспомнить и замечание Ленина о "мужицком демократизме черносотенства, самом грубом, но и самом глубоком"309.


309 Миф о черносотенстве, созданный силами либеральной интеллигенции и революционеров был столь тоталитарный, что и речи не могло идти о том, чтобы сказать тогда об этом течении верное слово. Так что ссылки на Ленина с его проклятиями в адрес черносотенства некорректны.


В. В. Кожинов приводит большой список и других выдающихся деятелей культуры, которые или участвовали в деятельности черносотенцев или были близки к ним по духу. Он делает ясный вывод: "преобладающая часть наиболее глубоких и творческих по своему духу и - это уж совсем бесспорно - наиболее дальновидных в своем понимании хода истории деятелей начала ХХ века так или иначе оказывалась, по сути дела, в русле "черносотенства". Так что портрет черносотенства, нарисованный и правыми, и левыми мифотворцами - вымысел, причем самый примитивный.

Второй тезис мифа: черносотенцы - это подонки, которые устраивали еврейские погромы.

Снова вспомним слова С. Хорева: "Русский народ со стыдом и ужасом вспоминает разгул этой банды подонков-антисемитов. За 6 и 7 апреля 1903 г. в Кишиневе во время еврейских погромов убито до 500 человек; в тот же день черносотенцы отличились в Гомеле".

Спрашивается, каким образом Союз русского народа, созданный в ноябре 1905 г. и до 1906 г. проводивший только закрытые собрания, не участвуя даже в устной агитации, может быть причастен к погрому в Кишиневе в апреле 1903 г. ? Почему кишиневский погром должен вспоминать "со стыдом и ужасом" именно русский народ, если в погроме участвовали исключительно молдаване, а предводителем был представитель знатного молдавского рода Паволаки Крушеван?

Откуда известно, что во время погрома 1903 г. убито до 500 человек? Согласно официальному отчету прокурора А. И. Поллана (который, кстати, сочувствовал евреям), всего было убито 43 человека, из них 39 евреев. Ожесточенное побоище началось после того, как евреи применили огнестрельное оружие и убили трех погромщиков, в том числе одного ребенка. У погромщиков огнестрельного оружия не было. Кстати, евреи иудейского вероисповедания составляли 46% населения Кишинева. Ход того погрома подробно изложен в 1-м томе "Материалов для истории антиеврейских погромов в России", изданном в 1919 г. известными еврейскими историками С. М. Дубновым и Г. Я. Красным-Асмонди (на С. М. Дубнова ссылается и сам Б. С. Хорев, приводя, однако, совсем другие данные).

Кстати, во втором погроме 1903 г., в Гомеле, "отличились" как раз не черносотенцы, а еврейская самооборона: как только из железнодорожных мастерских вышла толпа погромщиков, туда прибыла еврейская дружина и "выстрелами разогнала толпу". Д. Е. Галковский с иронией замечает: это было ничто иное, как "расстрел безоружных рабочих".

Б. С. Хорев причисляет к еврейским погромам и побоища 18-29 октября 1905 г., хотя, как сам пишет, "толпы пьяных дебоширов, ведомых "черной сотней", громили евреев, русских, армян, азербайджанцев, рабочих и т. д... Только в ста городах убито четыре тысячи человек... ".

Возникает вопрос: откуда следует, что пьяных дебоширов вела "черная сотня"? Согласно левому кадету В. П. Обнинскому, опубликовавшему в 1909 г. большой труд о тех событиях, в октябре 1905 г. "не существовало партий правее конституционно-демократической, и будущие кадры так называемых "монархических" организаций находились еще в распыленном состоянии". Как уже говорилось, "Союз русского народа" возник в ноябре, то есть после октябрьских побоищ, и после его образования в России было всего 3 погрома (в 1906 г.) - два в польских городах и один в латышском, где черносотенцы не имели никакого влияния.

Неверно, что во время октябрьских погромов 1905 г. убито 4 тысячи человек, как неверно и то, что это были еврейские погромы. Наиболее точные данные собрал историк черносотенства С. А. Степанов. Из них следует, что погибло 1622 человека, из них евреев 711 (43%); ранено 3544 человека, из них евреев 1207 (34%). В Киеве во время погрома убито 47 человек, из них евреев 12 (25%). С. А. Степанов делает вывод: "Погромы не были направлены против представителей какой-нибудь конкретной нации".

Майк Дэвидоу (журнал "Альтернативы", 1996, (( 1) пишет: "Погромы были организованы сверху, как часть политики отвлечения внимания народа от его действительных врагов - царизма и капитализма... В результате, с 1881 по 1903 год в США эмигрировал один миллион российских евреев... Наиболее массовые и страшные погромы произошли в 1905 году вслед за подавлением революции 1905 года. Были убиты тысячи евреев и революционеров".

Как известно, революция 1905 г. была подавлена после декабрьского восстания в Москве, а страшные погромы произошли в октябре 1905 г. Так что Майк Дэвидоу тут что-то путает. Как и в других частях своего утверждения. Погромы не могли быть "организованы сверху" просто в силу самой природы Российской монархии как идеократического государства, для которого в принципе неприемлемо использование "неформальных" организаций для насилия против политических противников. Такое насилие - продукт именно демократического государства, которое "стесняется" применять открытое официальное насилие. Именно в "правовом" государстве возникают "суды Линча" и "эскадроны смерти"310.


310 Питирим Сорокин в книге о России, написанной для американцев, напоминает, что во всех погромах в России погибло меньше людей, чем от судов Линча в США. Но о судах Линча никто и не вспоминает, и для российского демократа США - образец правового государства.


На деле и правительство, и церковь, и Союз русского народа, какими бы "подонками-антисемитами" они ни были, категорически осуждали еврейские погромы, а власти жестоко расправлялись с погромщиками. В 1906 г. председатель Союза русского народа в специальном заявлении определил погромы как "преступление".

Майк Дэвидоу повторяет распространенное измышление, будто евреи эмигрировали из России из-за черносотенных погромов. Ту же мысль повторяет и Б. С. Хорев: "В конце XIX века началось массовое эмиграционное движение российских евреев в Америку. Бесправию и тяжелой экономической участи они предпочли... " и т. д. [выделено мною - К-М].

Из чего видно, что еврейская эмиграция была массовой? С 1880 по 1913 гг. она составляла ежегодно 1% еврейского населения, а его естественный прирост - около 2%. Можно ли говорить о "массовой эмиграции", если как раз за ее период численность евреев в России возросла на 2,3 млн. человек? Никакого отношения к погромам эмиграция не имела: уезжали бедняки, а торговцы, которые и бывали жертвами погромов, составляли среди эмигрантов всего 1%. Никоим образом из факта эмиграции не следует, что экономическая участь российских евреев была тяжелой. (Надо понимать, более тяжелой, чем у евреев других стран и более тяжелой, чем у неевреев - русских, белорусов и т. д.).

Динамика эмиграции российских евреев в США в точности соответствует эмиграции евреев в США из других стран. Более того, эта динамика совпадает с динамикой эмиграции в США неевреев. Следовательно, никаким индикатором особого экономического положения российских евреев эмиграция служить не может.

В Российской империи торговцы составляли 38,6% еврейского населения, а торговцы - богатая социальная группа. Согласно переписи 1897 г. почти 3/4 всех торговцев в городах империи были евреи. Значительное число евреев влилось в интеллигенцию, в финансовую деятельность, в ряды владельцев ремесленных и промышленных предприятий. Можно ли в этих условиях говорить о "нарастающем хозяйственном обнищании" и "тяжелой экономической участи" евреев - в сравнении с экономической участью других народов? Все "архивные данные" такому утверждению противоречат.

Б. С. Хорев - известный демограф, и можно было бы ожидать, что он подтвердит тезис о "тяжелой экономической участи евреев" надежным демографическим показателем - ожидаемой продолжительностью жизни. Это - именно обобщенный показатель, отражающий социальное положение той или иной общности людей (условия труда, питания, быта, здравоохранения). Такие данные для конца XIX века имеются (они рассчитаны разными способами по материалам переписи 1897 г.). Согласно этим данным, в европейской части России ожидаемая при рождении продолжительность жизни была у мужчин иудеев 45,3 года, а у православных 30,5 лет (у женщин, соответственно, 50,2 года и 31,2 года). Если из православных выделить именно русских, то у них (мужчин) жизнь была короче еще на 3 года311. У кого же "экономическая участь" тяжелее? Примечательно, что у крещеных евреев, которые включаются в социальную систему православных, сразу же резко снижается продолжительность жизни - у них хуже, чем у иудеев, условия труда и быта.


311 Вопреки фантазиям некоторых наших патриотов, именно советское время позволило резко сократить это этносоциальное неравенство русских. В 1988-1989 гг. ожидаемая продолжительность жизни была у мужчин евреев 70,1 лет, а у русских 64,6 (у женщин, соответственно, 73,7 и 74,6 лет).


Б. С. Хорев пишет, что "В Черте оседлости евреев, существовавшей в царской России, на протяжении многих десятилетий, с конца 18 века до Октябрьской революции нарастало не только хозяйственное обнищание, но и демографическое давление". Как это понимать? Молдаван в Кишиневе жило столько же, сколько евреев - почему же они "демографического давления" не испытывали? Территория, входившая в "черту оседлости", превышала территорию Германии и Франции, вместе взятых. В каком же смысле эта территория была "тесна" для 3-4 миллионов евреев? Очевидно, Б. С. Хорев применил здесь понятие "демографическое давление" в каком-то ином, необычном смысле.

4. Стало чуть ли не общепризнанным, что черносотенство - движение "подонков-антисемитов".

На чем основано определение черносотенцев как антисемитов, если учесть, что виднейшие представители еврейства были в числе организаторов и активных деятелей Союза русского народа? Известно, что основоположником черносотенства и редактором главной его газеты "Московские ведомости" был еврей В. А. Грингмут. Важную роль в руководстве играли и другие евреи, в частности, близкий соратник П. А. Столыпина И. Я. Гурлянд. Они не были ни агентами, ни провокаторами. Это были виднейшие деятели еврейства, не порывавшие с ним связей. Об И. Я. Гурлянде, сыне главного раввина Полтавской губернии, "Еврейская энциклопедия" писала в 1910 г. : "Гурлянд проводит идею полного присоединения евреев к началам русской государственности, отнюдь не отказываясь от своих вероисповедных и национальных стремлений". Таким образом, видные деятели черносотенства из числа евреев были патриотами России и при этом совершенно не были антисемитами.

В своем обличении "черносотенной, фашистской и тому подобной идеологической заразы" и в подтверждение антисемитизма консервативных движений в России А. Фролов приводит неуместную цитату Энгельса: "Если он [антисемитизм] оказывается возможным в какой-нибудь стране, то это лишь доказывает, что капитал там еще недостаточно развит". Конечно, Энгельс не виноват в том, что через сто лет А. Фролов в совсем новом контексте приведет его ошибочную мысль. Посудите сами: имел ли место антисемитизм в Германии в начале 30-х годов? Да, имел. Можно ли сказать, что капитализм в Германии был неразвит? Нет, нельзя. Как же тогда понимать А. Фролова312?


312 Из антисемитизма черносотенства вытекает якобы неизбежный антисемитизм русского охранительного консерватизма вообще, в том числе и в КПРФ. Концовка статьи А. Фролова на это и намекает: при соединении левой и патриотической идеи в КПРФ "нет-нет, а какофонические мотивы порой проскальзывают. Это, конечно, болезнь роста". Под "какофонией" А. Фролов явно подразумевает антисемитизм. В целом, статья А. Фролова выстраивает целостную, но ложную концепцию: черносотенство - идеология антисемитизма, родственная фашизму; черносотенство - "извращенная форма проявления общественной энергии угнетенных масс"; "отчаявшийся, вконец запутавшийся, замороченный сегодняшним беспределом обыватель" тяготеет к черносотенству; у тех деятелей КПРФ, которые "сгибаются" до распространенных предрассудков под предлогом "быть ближе к людям", есть соблазн антисемитизма ("противоестественного блока черносотенцев с большевиками").


5. От самых разных идеологов - от Умберто Эко и М. Дэвидоу до Б. С. Хорева и А. Фролова - мы слышим, что черносотенцы были террористами ("занимались они погромами и правотеррористскими покушениями").

Вот, историк С. А. Степанов пишет в академическом журнале (в 1993 г.) о Союзе русского народа: "Что касается методов, которые применяли к своим противникам черносотенцы, то они являлись зеркальным отражением "революционного" терроризма крайне левых. С той, однако, разницей, что "союзники" опирались на поддержку всей военно-полицейской машины империи... В составленном Главным советом "Союза" списке политических деятелей, подлежащих физическому устранению, фигурировали в основном кадеты. Черносотенные дружинники убили двух видных членов этой партии - М. Я. Герценштейна и Г. Б. Иоллоса".

Итак, "зеркальное отражение"... Конечно, черносотенцы, в том числе евреи, выступали против революционеров, в том числе против евреев. Но посмотрите, насколько искажено наше историческое сознание. На деле революционные организации, самой активной из которых была террористическая структура эсеров под руководством еврея Азефа, убили до 1917 г., по подсчетам американского историка А. Гейфман, 17 тысяч человек. Черносотенцам же вменены в вину три убийства: кадета М. Я. Герценштейна в 1906 г. (авторство убийства точно не установлено), кадета Г. Б. Иоллоса (в 1907 г.) и трудовика А. Л. Караваева (в 1908 г.). Это - зеркальное отражение революционного террора? А ведь нам внушили, что черносотенцы - "кровавые погромщики". Говорится даже, что они "залили страну морем крови". Бесполезно нам идти дальше по теме манипуляции сознанием, пока мы не покопаемся в себе и не поймем, как же мы в это могли верить.

Как С. А. Степанов, уважающий себя научный работник (несравненно более добросовестный в фактах, чем большинство нынешних обществоведов), может утверждать, что черносотенцы были такими же террористами, как революционеры, да к тому же вели террор при поддержке всей военно-полицейской машины империи (видимо, включая армию и военно-морской флот)! И где тот страшный "список политических деятелей, подлежащих физическому устранению"? Да еще составленный Главным советом Союза русского народа. Тут надо создавать комиссию под руководством А. Н. Яковлева - искать этот список, как "золото КПСС". Но не историку же такие вещи писать.

Общий тезис, в котором сходятся и ельцинисты, и некоторые идеологи оппозиции, гласит, что черносотенство - движение расистское, которое стало предшественником фашизма.

Читаем в книге "Русская идея и евреи" (М., Наука, 1994), что черносотенство - "расистский национализм протонацистского толка, вышедший на поверхность политической жизни России в самом начале ХХ века". И далее: "Не вызывает сомнения, что русское черносотенство удобрило почву, вскормившую гитлеризм". Надо же, не вызывает сомнения! Здесь такая связь времен: "В недра мира было брошено семя злодейства. Ненависть к евреям, нарастающая в предреволюционной России, подожгла Германию, а затем и Россию. Мир - единое целое. Россия заплатила за жажду расправы над евреями ГУЛАГом".

А. Фролов пишет, что из ядовитых "цветов зла" германский фашизм - самый зловещий. "Но он далеко не единственный и не первый. Накануне Октябрьской революции наиболее яростным и оголтелым нападкам Временное правительство подвергалось именно со стороны черносотенной антисемитской прессы". Суть тезиса в том, что черносотенство - "подобная фашизму" зараза313.


313 Затрудняет понимание реальности и тезис о том, что черносотенству близко ("точный аналог") движение Баркашова. Тезис настолько очевидно ложный, что даже говорить о нем не следует. Вот если бы Керенский догадался создать свое маленькое "черносотенство", тогда у Баркашова был бы аналог.


Нас убеждают, что между черносотенством и фашизмом есть генетическая связь. Но из исследований самих же еврейских историков известно, что это не так. Чем было черносотенство в России начала века? Политическим течением монархистов-традиционалистов, которые выступали против готовящейся либеральной революции. Уже из этого вытекает, что ни расизмом, ни национализмом черносотенство быть не могло: расизм возникает лишь в ходе Реформации, с разделением рода человеческого на расу избранных и расу отверженных (поэтому колонизаторы Америки из гражданского общества были расистами, а колонизаторы из традиционного общества Испании - нет). Национализм же возникает лишь с превращением народа в политическую нацию, а до такого превращения России начала века было далеко. Черносотенство совершенно определенно исходило из понятия народ. Близости черносотенства к фашизму нет и быть не может, поскольку эти явления лежат на разных цивилизационных траекториях. Фашизм есть порождение Запада и только Запада, черносотенство - охранительный консерватизм, типичный продукт культуры России начала века. Связывая эти два явления, А. Фролов вносит важнейший вклад в создание пугала "русского фашизма", которым понемногу занимается вся идеологическая команда реформаторов.

Из всего приведенного выше никоим образом не следует, что нам должны нравиться черносотенцы, черта оседлости или Николай II, что я полагаю, будто в России не было антисемитизма, а среди евреев не было бедноты. Вопрос в том, что политически важные утверждения должны быть основаны на достоверных данных. И старые, и новые мифы, которые внедрили и продолжают внедрять в общественное сознание недобросовестные идеологи, нам очень затрудняют выход из нынешней смуты. Мы живем со спокойной совестью именно потому, что правда - за нас. А мы должны быть за правду. Хотя иногда хочется ее упростить или подправить с помощью мифа.