Часть VII. Трансценденция и психология бытия ЗДЕСЬ.

21. Различные смыслы трансценденции.

1. Трансценденция в смысле утраты самоосознания, самонаблюдения, как при подростковой деперсонализации. Это тот же вид самозабвения, как и то, что приходит при поглощенности чем-то, очарованности, сосредоточенности. Медитация или сосредоточение на чем-либо вне собственной психики может порождать самозабвение и, следовательно, утрату самоосознания и в этом конкретном смысле - (трансцендирование) сознательного Я.

2. Трансценденция в метапсихологическом смысле преодоления своей телесности, в частности, при идентификации с бытийными ценностями, так что они становятся внутренними по отношению к Я.

3. Трансценденция времени. Например, мне наскучила академическая церемония, в которой я участвую, и я чувствую себя несколько смешным в шляпе и мантии. Но внезапно я начинаю ощущать себя не утомленным и раздраженным человеком, находящимся в данный момент в определенном месте, а неким символом, действующим под знаком вечности. В моем воображении возникает академическая процессия, протянувшаяся из прошлого в будущее далеко-далеко, гораздо дальше, чем я могу видеть. Во главе ее находится Сократ, и многие люди предшествовавших поколений участвуют в ней, а я - последователь и продолжатель всех великих академиков, профессоров и интеллектуалов. И я вижу также процессию, продолжающуюся за мной в неясную, туманную бесконечность, где места в процессии займут еще не родившиеся пока люди, которые станут интеллектуалами, учеными и философами. И я ощущаю приятную дрожь, испытываю большую гордость, что участвую в этой процессии, горжусь своим одеянием и собой как человеком, причастным к великому делу. То есть я стал символом; я нечто вне своей телесности. Я стал не просто индивидом, но "ролью" вечного учителя, платоновской идеей учителя.

Трансценденция времени имеет место и в другом смысле, а именно, я могу дружески общаться, очень лично и эмоционально, со Спинозой, Авраамом Линкольном, Томасом Джефферсоном, Уильямом Джеймсом, Альфредом Н. Уайтхедом и т. д., как если бы они были живы. Тем самым можно сказать, что в определенном смысле они действительно живы.

И еще в одном смысле можно преодолеть время, а именно - трудясь ради еще не родившихся правнуков и других потомков. Именно в этом смысле А. Уилис в романе "Искатель" (Wheelis, 1960) заставил своего героя на пороге смерти думать о том, что лучшее, что он мог сделать, было бы посадить деревья для будущих поколений.

4. Трансценденция культуры. В некотором смысле самоактуализирующийся человек, и тем более трансцендирующий самоактуализирующийся человек, - это универсальный человек. Он представитель человеческого рода. Его корни в определенной культуре, но он поднимается над ней; о нем можно сказать, что он в разных отношениях независим от нее и смотрит на нее с высоты, может быть, подобно дереву, корни которого в почве, а ветви простерлись ввысь и неспособны взглянуть на почву, в которую углубились корни. Я писал о сопротивлении самоактуализирующейся личности ее поглощению культурой. Такая личность может исследовать свою культуру, в которой находятся ее корни, отстраненным и объективным образом. Это аналогично процессу, имеющему место в психотерапии, когда человек одновременно переживает нечто и наблюдает за собственным переживанием своего рода критическим, или редакторским, или отстраненным, или удаленным взглядом; при этом он может критиковать такое переживание, одобрять или не одобрять его, устанавливать над ним контроль и, следовательно, сохранять возможность его изменения. Сознательно принятая установка по отношению к своей культуре и ее частям резко отличается от бездумной и слепой, неосознаваемой и недискриминирующей полной идентификацией с ней.

5. Трансценденция своего прошлого. Возможны две установки по отношению к своему прошлому. Одну из них можно назвать трансцендентной. Следующий ей человек способен к бытийному познанию своего собственного прошлого. Это прошлое может быть охвачено и принято в нынешнее Я человека. Это означает полное принятие. Это означает прощение своего Я, достигнутое благодаря его пониманию. Это означает преодоление раскаяния, сожаления, вины, стыда, смущения и т. п.

Такая установка отличается от взгляда на прошлое как на нечто, произошедшее с человеком, перед чем он был бессилен, как на набор ситуаций, где он был лишь пассивен и целиком зависел от внешних факторов.

В некотором смысле речь идет о том, чтобы взять на себя ответственность за свое прошлое. Это означает "стать субъектом и быть субъектом".

6. Трансценденция своего Я, эгоизма, эгоцентризма и т. п., когда мы отвечаем на требования внешних задач, причин, обязанностей, проявляем ответственность перед другими и перед реальным миром. Когда некто исполняет свой долг, это тоже можно увидеть с точки зрения вечности и утверждать, что здесь имеет место преодоление своего Я, своих низших потребностей. В самом деле, это в конечном счете форма метамотивации и идентификации с тем, что "зовет" к действию. Это чувствительность к внепсихическим требованиям. А последнее в свою очередь означает разновидность даосистской установки, фраза "быть в гармонии с природой" предполагает эту способность поддаваться внепсихи-ческой реальности, быть восприимчивым к ней, реагировать на нее, жить с ней, как если бы ты принадлежал к ней, а значит - быть в гармонии с ней.

7. Трансценденция как мистический опыт. Мистическое слияние, будь то с другой личностью, с целым космосом, с чем-то промежуточным. Я имею в виду здесь мистический опыт, как он классически описан религиозными мистиками в разнообразной религиозной литературе.

8. Трансценденция смерти, боли, болезни, зла и т. д., когда человек находится на достаточно высоком уровне, чтобы примириться со смертью, болью и т. д. С божественной, олимпийской точки зрения, все это необходимо и может быть понято как необходимое. Если такая установка достигается, как это может быть, например, при бытийном познании, то горечь, надрыв, гнев, обида способны исчезнуть или хотя бы намного ослабнуть.

9. (Пересекается со сказанным выше.) Трансценденция означает принятие естественного мира, разрешение ему, в даосистском духе, быть самим собой, преодоление своих низших, эгоистичных потребностей, своих эгоцентрических суждений, когда внепсихические вещи рассматриваются как опасные или безопасные, съедобные или несъедобные, полезные или бесполезные и т. п. В этом конечный смысл фразы "воспринимать мир объективно". В этом также один из необходимых аспектов бытийного познания, предполагающего преодоление своего Я, низших потребностей, эгоизма и т. д.

10. Трансценденция противоположности "Мы-они". Трансценденция подхода к межличностным отношениям как к игре с нулевой суммой. Это означает подъем на уровень синергии (как межличностной, так и синергии социальных институтов или культур).

11. Трансценденция базовых потребностей (либо путем их удовлетворения, так что они нормальным образом исчезают из поля сознания, либо благодаря способности отказаться от их удовлетворения и победить их в себе). Иначе это можно выразить словами: стать в основном метамотивированным. Данный вид трансценденции предполагает идентификацию с бытийными ценностями.

12. Любовь-идентификация как вид трансценденции. Имеется в виду альтруистическая любовь (например, к своему ребенку, к другу), преодолевающая эгоистичное Я. Здесь возможна и более широкая идентификация со все большим количеством людей - вплоть до идентификации со всем человечеством. Это можно также описать как все большее расширение границ Я, вплоть до человеческого рода в целом. Это можно выразить также интрапсихически, феноменологически, как переживание того, что ты один из братьев, что ты принадлежишь к человеческому роду.

13. Все примеры гомономии в смысле А. Энгьяла (Angyal, 1965) - будь то высокой или низкой.

14. Сойти с карусели, на которой все кружатся. Пройти по скотобойне, не замаравшись кровью. Быть чистым, даже если вокруг грязь. Трансцендировать рекламу, то есть быть выше ее, не испытывать ее воздействия, не быть затронутым ею. В этом смысле человек может преодолеть все виды зависимости, рабства и т. п., подобно тому как В. Франкл, Б. Беттельхайм и другие смогли преодолеть даже ситуацию концлагеря. Вот еще пример. На первой полосе одного из номеров "Нью-Йорк таймс" за 1933 г. был помещен снимок бородатого старика-еврея, которого везли в тележке для мусора перед глумящейся берлинской толпой, У меня было такое впечатление, что старик испытывал к толпе сострадание, смотрел на этих людей с жалостью и, вероятно, прощал их, считая несчастными, больными и не достигшими человеческого уровня. Быть независимым от человеческой злобы, невежества, глупости или незрелости, даже когда они направлены против тебя, можно, хотя и очень трудно. Однако человек способен в такой ситуации посмотреть на нее в целом (в том числе и на себя внутри нее), как если бы он видел ее объективно, отстраненно, с безличностной или надличностной высоты.

15. Трансцендирование воздействующих на личность чужих мнений, то есть отраженных оценок. Это означает самодетерминацию Я. Это означает способность быть непопулярным, когда именно так надлежит поступать, способность самому решать за себя, держаться своей линии, быть самостоятельным человеком, а не объектом манипуляции или соблазна. В экспериментах типа проведенного С. Ашем такие люди оказывают сопротивление социальному давлению, а не ведут себя конформно. Они сопротивляются тому, чтобы их относили к какой-либо рубрике, они способны быть свободными от роли, то есть преодолевать свою роль и быть личностью, а не ролью. Это включает сопротивление внушению, пропаганде, социальному давлению, бойкоту и т. п.

16. Трансцендирование фрейдистского суперэго и переход на уровень внутренней совести, внутренней вины, заслуженного и уместного раскаяния, сожаления, стыда.

17. Трансценденция собственной слабости и зависимости. Трансцендировать свою роль ребенка, стать как бы собственной матерью и отцом, вести себя по-родительски, а не только по-детски, быть способным проявлять силу и ответственность, а не только зависимость, преодолевать свою слабость и возвышаться до силы. Поскольку мы всегда имеем внутри себя одновременно и силу и слабость, важно в основном их соотношение. Но в конечном счете некоторых людей по праву можно назвать в основном слабыми, относящимися к другим людям как слабые к сильным и утверждать, что используемые ими механизмы адаптации, совладания, защиты - это все защита слабости от силы. То же для зависимости и независимости. То же для безответственности и ответственности. То же имеет место для капитана судна или водителя автомобиля, с одной стороны, и для простого пассажира, с другой.

18. Трансцендирование наличной ситуации. Как говорит К. Гольдштейн в своей книге "Организм" (Goldstein, 1939): "... относиться к существованию с точки зрения возможного, а не только актуального". Имеется в виду: подняться над привязкой к стимулу и существующей "здесь-и-теперь" ситуации. Впрочем, ограниченность рассмотрением конкретной ситуации, как у К. Гольдштейна, может быть преодолена. Пожалуй, лучше всего здесь будет такая формулировка: подняться в царство возможного, а не только актуального.

19. Трансценденция дихотомий (полярностей, противоположности черного и белого, или-или и т. п.). Подняться от дихотомий к охватывающему их целому. Преодолеть атомизм, предпочтя ему иерархическую интеграцию. Связать, интегрировать то, что существовало отдельно. Конечным пределом является холистическое восприятие космоса как единства. Это конечная трансценденция, но каждый шаг на пути к ней сам по себе также представляет собой трансценденцию. Примером здесь может служить любая дихотомия, например, эгоизма и альтруизма, мужского и женского начал, родителя и ребенка, учителя и ученика и т. д. Все эти дихотомии могут быть трансцендированы, так, чтобы преодолеть взаимоисключение и противоположность их составляющих (как в игре с нулевой суммой) и подняться к более высокой точке зрения, откуда видно, что эти как бы взаимоисключающие противоположности могут быть сведены в единство, более реалистичное, более истинное и находящееся в большем согласии с действительностью.

20. Трансценденция "дефицитарной реальности" в "бытийную реальность". (Конечно, это пересекается с любым другим видом трансценденции. Впрочем, каждый из них пересекается с любым другим.)

21. Трансценденция своей воли (в духе изречения: "Да сбудется не моя воля, а Твоя, Господи!"). Уступить своей судьбе и слиться с ней, любить ее в духе Спинозы или в даосистском духе. Как бы обнять свою судьбу, любя ее. Возвыситься над своей личной волей, над стремлением командовать, контролировать, над потребностью в таком контроле и т. п.

22. "Трансцендировать" означает также "превзойти" в простом смысле сделать больше, чем, как ты думал, ты мог сделать, или больше, чем ты делал в прошлом, например, пробежать дистанцию быстрее, чем обычно, или стать лучшим танцором или пианистом, или лучшим плотником, или еще кем-то.

23. Трансценденция означает также стать Божественным или богоподобным, выйти за пределы чисто человеческого. Но здесь надо быть осторожным в том смысле, чтобы не вкладывать в это утверждение какого-либо сверхчеловеческого или сверхъестественного содержания. Я подумываю об использовании слов "метачеловеческий" или "бытийно-человеческий", чтобы подчеркнуть, что достижение очень высокого уровня, Божественного или богоподобного, - это часть человеческой природы, хотя ее не часто можно видеть в действии. Это потенциал человеческой природы.

Подняться над разобщающим национализмом, патриотизмом или этноцентризмом в смысле "Мы и они", "они против нас" или комплекса вражды-дружбы Р. Ардри (см. его книгу "Территориальный императив" - Ardrey, 1966). Вспомним описанного Ж. Пиаже маленького женевского мальчика, который не мог вообразить себя одновременно и женевцем и швейцарцем. Он мог представить себя либо только женевцем, либо швейцарцем. Требуется больший уровень развития для овладения способностью к включению и подчинению понятий, их интеграции. Моя идентификация с национализмом, патриотизмом или с моей культурой не обязательно ослабляет более широкий и высокий патриотизм, идентификацию со всем человеческим родом или с Объединенными Нациями. По сути дела, такой высший патриотизм не только шире, но в связи с этим и здоровее, человечнее, чем строгий локализм, сопряженный с антагонизмом или исключением чужаков. При этом я могу быть хорошим американцем и, конечно, должен быть американцем (в этой культуре я вырос, и я никогда не отброшу ее и не хочу отбрасывать, ради того, чтобы стать гражданином мира). Подчеркну, что гражданин мира, не имеющий корней, не принадлежащий к какому-либо месту, являющийся только и просто космополитом, - не такой хороший гражданин мира, как тот, кто вырос в семье, в определенном месте, в доме с определенным языком, в определенной культуре и потому обладает чувством принадлежности, над которым можно надстраивать более высокие уровни потребностей и метапотребностей. Быть в полной мере представителем человеческого рода не означает отречения от более низких уровней; это означает скорее их включение в иерархическую интеграцию, что предполагает, например, культурный плюрализм, удовольствие от восприятия различий, от разных ресторанов, где подают блюда разных видов, от путешествий в другие страны, от этнологического изучения других культур и т. п.

24. Трансценденция может означать жизнь в реальности Бытия, беседу на языке Бытия, бытийное познание. Такое познание может быть как спокойным, так и острым - типа пикового переживания. После инсайта, или большого потрясения, или масштабного мистического опыта, или озарения, или полного пробуждения, когда уходит эффект новизны, человек может успокоиться, привыкнув к хорошим или даже великим вещам, и жить как бы в небесах, быть накоротке с вечным и бесконечным. Не удивляться и не пугаться, а спокойно жить среди сущностей Платона или бытийных ценностей. По контрасту с эмоционально острым инсайтом и таким же бытийным познанием здесь можно говорить о "плато-познании". Пиковые переживания должны проходить и, как я понимаю, проходят. Однако озарение или инсайт остается с человеком. Он не может опять стать наивным или ничего не ведающим, каким он был ранее. Он не может "не видеть", опять стать слепым. Однако должен существовать язык, чтобы описать приспособление к свершившемуся превращению, или озарению, или жизни в раю. Для такой пробужденной личности нормальным является объединяющее бытийное познание, к которому она всегда по желанию может перейти. Это спокойное бытийное познание (или плато-познание) приходит под контролем личности. Она может выключить или включить его, когда пожелает.

Достижение (преходящее) полной человечности, или завершенности, или окончательности - это примеры трансценденции.

25. Достижение даосистской (бытийной) объективности на основе трансценденции невовлеченной, нейтральной, беззаботной объективности наблюдателя (которая в свою очередь трансцендирует чисто эгоцентрический и незрелый недостаток объективности).

26. Трансцендирование разрыва между фактами и ценностями. Слияние фактов и ценностей воедино (см. главу 8).

27. Трансценденция отрицательных сторон действительности (в том числе зла, боли, смерти и многого другого) находится в отчетах о пиковых переживаниях, когда мир принимается как благо, и человек примиряется с воспринимаемым им злом. Это является также трансценденцией торможений, преград, отрицаний, отказов.

28. Трансценденция пространства. Это может быть попросту такая поглощенность чем-либо, когда человек забывает, где он находится. Но это может быть также возвышение, приводящее к идентификации со всем человеческим родом, когда твои братья на другой стороне Земли - это как бы часть тебя самого, так что в некотором смысле ты находишься на другой стороне Земли, так же, как и на своем действительном месте. То же справедливо для приобщения к бытийным ценностям: ведь они присутствуют всюду, так что если они оказываются определяющими характеристиками чьего-то Я, то это Я также находится всюду.

29. С некоторыми из рассмотренных выше смыслов пересекается трансценденция усилий и стремлений, желаний и надежд, любых характеристик направленности и намерений. В простейшем случае это, конечно, простое удовольствие от удовлетворения желаний и исполнения надежд, от того, что ты уже находишься где-то вместо того, чтобы стремиться туда, уже достиг чего-то вместо того, чтобы приближаться к нему. Трансценденция этого вида имеет место также, когда испытываешь чувство, которое называют "высокой беззаботностью". Это даосистское ощущение того, что ты позволяешь событиям идти своим чередом вместо того, чтобы заставлять их происходить как-то иначе, ощущение полного счастья и принятия этого состояния, когда отсутствуют стремления и желания, и ты отказываешься от вмешательства, контроля, волевых усилий. Это трансценденция амбиций и эффективности. Это состояние обладания, когда ты не ощущаешь недостатка чего-либо. Итак, можно перейти к состоянию счастья и удовлетворенности тем, что есть. К его высокой оценке. К благодарности за него. К состоянию и ощущению удачи и успеха. К ощущению безвозмездно оказанной тебе милости.

Пребывание в конечном состоянии означает трансценденцию средств в разных смыслах. Но здесь надо быть очень осторожным в формулировках.

30. Особого внимания с точки зрения исследовательских целей (как и терапевтических) заслуживают особые виды трансценденции, когда страх трансцендируется в состояние отсутствия страха или мужества (это не совсем одно и то же).

31. Полезно было бы также использовать идеи Р. Бёкка, изложенные в его книге "Космическое сознание" (Висkе, 1923). Речь идет об особом феноменологическом состоянии, когда человек каким-то образом воспринимает весь космос или, по меньшей мере, единство и интеграцию его и всего в нем, включая собственное Я. При этом он чувствует, что по праву принадлежит космосу. Он становится членом космической семьи, а не сиротой. Он входит внутрь, а не наблюдает извне. Он одновременно чувствует свою малость перед лицом обширности Вселенной и свою важность - благодаря абсолютному праву находиться в ее составе. Он часть Вселенной, а не незнакомец или пришелец. Чувство принадлежности сказывается здесь очень сильно - в противовес чувству остракизма, изоляции, одиночества, отверженности, отсутствия корней и своего места. Тот, кто пережил это, сможет, видимо, постоянно испытывать чувство принадлежности, наличия своего места, пребывания там по праву и т. п. (Я говорю об этом типе космического сознания при бытийном познании в пиковых переживаниях по контрасту с другим типом, когда имеет место максимальное сужение поля сознания в интенсивной и полной поглощенности и очарованности одним человеком, или одной вещью, или одним событием, которое каким-то образом замещает весь мир, весь космос. Я назвал это сужающим видом пикового переживания и бытийного познания.)

32. Вероятно, особо и отдельно надо выделить трансценденцию в смысле приобщения к бытийным ценностям и идентификации с ними, в результате чего личность в дальнейшем мотивируется, главным образом ими.

33. Индивидуальные особенности можно трансцендировать в очень специфическом смысле. Наиболее высокая установка по отношению к индивидуальным особенностям состоит в том, чтобы не только знать и принимать их, но и радоваться им и, в конечном итоге, быть глубоко благодарным за них как за прекрасный пример изобретательности космоса - признавать тем самым их ценность и изумляться им. Это, конечно, высокая установка, а значит, как я полагаю, - вид трансценденции. Но в то же время, в отличие от такого рода благодарности за индивидуальные особенности, существует другая установка, когда личность возвышается над ними в признании сущностной общности, взаимозависимости и идентификации со всеми людьми в составе человечества в том смысле, что каждый человек - твой брат или сестра, так что индивидуальные особенности и даже различия полов могут быть определенным образом трансцендированы. Таким образом, на каких-то отрезках времени человек может полностью осознавать различия между индивидами; но в других случаях он может отметать их как относительно несущественные по сравнению с универсальной человеческой природой и сходством человеческих существ.

34. Определенный вид трансценденции, интересный в теоретическом плане, - это трансценденция человеческих пределов, несовершенств, недостатков, человеческой ограниченности. Такая трансценденция достигается в форме переживания совершенства, причем это переживание может быть либо острым, либо более спокойным, по типу плато. В обоих случаях человек может быть чем-то священным, окончательным, Богом, совершенством, сущностью, воплощать в себе Бытие (а не только становление). Это можно выразить как трансценденцию обычной, повседневной человечности в пользу чрезвычайной человечности или, можно сказать, метачеловечности. То, о чем идет речь, может быть актуальным феноменологическим состоянием; может быть видом познания; может также быть постигаемым философским пределом или идеалом - наподобие платоновых сущностей или идей. В острые моменты, а в какой-то мере и в "плато-познании", человек становится совершенным или может видеть себя как совершенного. В такой момент я могу любить всех и принимать всех, прощать всех, примириться даже с задевающим меня злом. Я могу понять порядок вещей и радоваться ему, и я могу даже почувствовать какой-то субъективный эквивалент того, что присуще только богам, то есть всеведения, всемогущества, вездесущности (это значит, что в определенном смысле человек может стать в такие моменты Богом, мудрецом, святым, мистиком). Вероятно, то обстоятельство, что это все - часть человеческой природы, хотя соответствующая лишь ее высшим возможностям, лучше всего передается словом "метачеловечность".

35. Трансценденция своего собственного кредо, своей системы ценностей или верований. Это стоило бы обсудить отдельно в связи с особой ситуацией в психологии, где "первая сила", "вторая сила" и "третья сила" рассматриваются многими как взаимоисключающие. Конечно, такой взгляд ошибочен. Гуманистическая психология является в большей степени включающей, чем исключающей. Это эпифрейдистская и эпипозитивистская наука. Две исходные точки зрения - не столько ложные или неправильные, сколько ограниченные и частичные. Их сущность очень хорошо укладывается в более обширную структуру. Конечно, их интеграция в такую структуру изменяет их в некоторых отношениях, корректирует их, указывает на определенные ошибки, но в то же время сохраняются их наиболее существенные, хотя и частичные, характеристики. Среди интеллектуалов может существовать комплекс вражды-дружбы, когда лояльность к Зигмунду Фрейду, или Кларку Халлу, или, скажем, к Галилею, Эйнштейну, Дарвину выступает как разновидность локального, исключающего чужаков патриотизма, как своего рода братство, куда одни допускаются, а другие - нет. То, о чем идет речь, - это особый случай включаемости, или иерархической интеграции, или холизма, но здесь полезно выделить аспект, касающийся психологов, а также философов, естествоиспытателей и, вообще, тех интеллектуальных областей, где существует тенденция подразделения на так называемые научные школы. В связи с этим надо сказать, что к научным школам возможен как дихотомический, так и интегративный подход.

Краткий вывод. Трансценденция относится к высшим и в максимальной степени включающим, или холистическим, уровням человеческого сознания, поведения и отношения - как к цели, а не средству - к себе, к значимым другим, к людям вообще, к другим видам, к природе и к космосу. (Здесь имеется в виду холизм в смысле иерархической интеграции. Предполагается также изоморфизм познавательного и ценностного.)