43. Необихевиоризм

Формула бихевиоризма была четкой и однозначной: «стимул – реакция». Вопрос о тех процессах, которые происходят в организме, и его психическом устройстве между стимулом и реакцией снимался с повестки дня. Связка «стимул – реакция» служит, согласно радикальному бихевиоризму, незыблемой опорой психологии как точной науки.

Первым из бихевиористов, поставивших этот постулат под сомнение, был американец Эдвард Толмен (1886–1959), согласно которому формула поведения должна выглядеть следующим образом: стимул (независимая переменная) – промежуточные переменные – зависимая переменная.

Промежуточные переменные – не что иное, как недоступные прямому наблюдению психические моменты: ожидания, установки, знания.

Проводя опыты над крысами в лабиринте, Толмен сделал вывод, что, опираясь на строго контролируемое экспериментатором и объективно им наблюдаемое поведение животных, можно достоверно установить, что этим поведением управляют не те стимулы, которые действуют на них в данный момент, а особые внутренние регуляторы. Поведение предваряют своего рода ожидания, гипотезы, познавательные «карты».

Эти «карты» животное строит само. Они и ориентируют его в лабиринте. Положение о том, что психические образы служат регулятором действия, было обосновано гештальт-теорией. Учитывая ее уроки, Толмен разработал собственную теорию, названную когнитивным бихевиоризмом.

Другой вариант необихевиоризма принадлежал Кларку Холлу (1884–1952) и его школе. Он ввел в формулу «стимул – реакция» другое среднее звено, а именно потребность организма.

В защиту ортодоксального бихевиоризма выступил Бурхус Скиннер (1904–1990). Условный рефлекс он назвал оперантной реакцией.

По Павлову, новая реакция вырабатывалась в ответ на условный сигнал при его подкреплении. Пo Скин-неру, организм сначала производит движение, затем получает (или не получает) подкрепление.

Открыть общие, выверенные точной объективной наукой законы построения любого поведения – такова была сверхзадача всего бихевиористского движения. Надеясь придать психологии точность обобщений, не уступающую физике, бихевиористы полагали, что, опираясь на формулу «стимул – реакция», удастся вывести новую породу людей. Утопичность этого плана обнаруживается в концепциях типа скиннеров-ской. Даже применительно к животным Скиннер имел дело с «пустым организмом», от которого ничего не оставалось, кроме оперантных реакций. Ведь ни для деятельности нервной системы, ни для психических функций в скиннеровской модели места не было.