Милый лжец

Искренность – залог нормальных человеческих отношений. Нечестный человек вызывает всеобщее осуждение и рано или поздно отказывается отвергнутым. Именно поэтому среди важнейших жизненных ценностей честность стоит на одном из первых мест. Все родители хотят, чтобы их дети выросли порядочными людьми. С малых лет детям в той или иной форме внушают древнюю истину: «Лгать – нехорошо».

Тем не менее в жизни каждой семьи наступает неприятный момент, когда ребенок нарушает это предписание. Легко понять огорчение родителей, когда их сын или дочь начинает плутовать и хитрить. Самая распространенная реакция родителей – взрыв негодования и твердое намерение «выжечь» нечестность каленым железом. Увы, такая реакция дает, как правило, нулевой эффект. Ложь ребенка редко сходит на нет, но становится более изощренной. Выходит, надо вести себя спокойно и не придавать этой проблеме большого значения? Но и такой подход чреват дальнейшими огорчениями: уверившись в своей безнаказанности, маленький обманщик входит во вкус. Чтобы правильно оценить опасность детской лжи, давайте разберемся в природе самого явления.

Нет на свете человека, который бы ни разу в жизни не солгал. Конкретные мотивы лжи могут самыми разными, в зависимости от обстоятельств. В целом можно выделить две главные причины, порождающие обман: стремление уклониться от ответственности за какой-то неблаговидный поступок и желание добиться чего-то такого, чего иначе достичь очень трудно или невозможно. Почти любое проявление неискренности (как взрослым, так и ребенком) при ближайшем рассмотрении может быть истолковано в свете одной из приведенных причин. Однако многие примеры детской лжи поражают отсутствием сколь-нибудь серьезного мотива. Часто детская ложь выступает как явление весьма специфическое, что не позволяет сопоставить ее с ложью взрослых и оценить той же мерой.

Солгать – значит сказать что-то, чего не было на самом деле. Однако очень из того, что выражено словами, не имеет подтверждения в действительности. Пример тому – художественная литература, всё содержание которой – вымысел. Недаром сказал поэт: «Сказка – ложь…» Впрочем, другому поэтому принадлежит иная формула: «Вымысел не есть обман». Именно с этой точки зрения следовало бы оценивать многие детские высказывания, которые раздражают взрослых своим несоответствием действительности.

Маленький ребенок – исследователь творец, фантазер и изобретатель. Окружающий мир познан им далеко не полностью, и каждый день открывается новыми неожиданными сторонами. Ребенок понимает: то, что ему уже известно, – установленный факт, но это не означает, что неизвестное и непознанное не существует. То, чего еще не удалось пощупать своими руками, рождается в детском воображении, подчас в приукрашенной и изощренной форме. Ребенок еще многому не может найти объяснения, и он пытается домыслить непонятное и по-своему обосновать. Так рождаются высказывания: «Я видел летающий поезд» или «Я не сплю, потому что подушка уползает». Хотя подобные суждения не соответствуют истине, их едва ли можно расценивать как ложь. Жонглируя гипотезами и пробуя на зую вероятность явлений и событий, ребенок в такой необычной форме осваивает окружающий мир и научается оценивать его всё более адекватно. Абсурдные на первый взгляд высказывания ребенка вовсе не должны служить поводом для родительского негодования. По мере приобретения опыта ребенок сумеет и сам освободиться от иллюзорных представлений и научиться отличать незнакомое от невозможного.

Внутренний мир ребенка отличается от психологии взрослого еще и тем, что питается из иных источников. Ведущей для дошкольника деятельностью выступает ига, где всё «понарошку». Играя в дочки-матери, девочка заявляет: «Мой сыночек заболел». Строго говоря, она произносит неправду, потому что сына у нее нет и быть не может, а потому и болезнь его – выдумка. Однако правила игры допускают эту условность. Кроме того, волшебные сказки – главный источник эстетического восприятия ребенка. Ни Буратино, ни Чебурашка, ни Карлсон никогда в действительности не существовали, что, однако, не означает, будто ребенок лжет, рассказывая об их приключениях.

Мир ребенка – это мир сказки и игры, где невероятное возможно и даже естественно. И нет ничего удивительного, что малыш с легкостью переносит в свою повседневную жизнь законы игры, пытается разнообразить ее сказочными приключениями. Играя и фантазируя, ребенок учится действовать и мыслить. Поэтому выдумка, фантазия скорее помощники на пути взросления, чем симптомы формирующейся лживости.

Впрочем, если фантазирование перерастает в устойчивую привычку, необходимо позаботиться, чтобы ребенок не увлекся сочинительством и не стал бы по любому поводу изобретать фантастические аргументы. Бесполезно пытаться оборвать его излияния репликой «Так не бывает» – для ребенка это не довод. Гораздо лучше попытаться так построить беседу, чтобы, не возражая и даже как бы соглашаясь с ним, предложить ему реалистичное объяснение как более предпочтительное. При этом самолюбие малыша не будет уязвлено, но в то же время он поймет, что взрослый предпочитает более трезвый взгляд на вещи. Авторитет родителя сыграет важную роль в утверждении правильных суждений.

К счастью, многие родители легко отличают фантазию от лжи. Но мало кого не настораживает обман «в чистом виде», когда ребенок пытается исказить или утаить правду ради достижения какой-то скрытой цели. Как мы уже знаем, эта цель – либо избежать неприятностей, либо получить удовлетворение. Уже в возрасте четырех-пяти лет ребенок может пойти на то, чтобы сказать неправду ради своей выгоды. Но не будем торопиться его осуждать. Признаемся себе: ведь именно эти мотивы иной раз побуждают каждого из нас погрешить против истины. Сами-то себе мы оправдание всегда найдем, так давайте попробуем и к ребенку подойти с той же меркой. Самый важный вопрос: что побудило его слогать? Многочисленные исследования показали, что главной причиной детской лжи выступает боязнь наказания. Если ребенок уверен, что совершенный им проступок повлечет серьезные неприятности, с его стороны вполне естественно попытаться их предотвратить. Замечено, что дети суровых и непреклонных родителей более склонны ко лжи, чем их сверстники, воспитывающиеся в доброжелательной и мягкой атмосфере. Вывод прост: если вы хотите, чтобы ребенок вас не обманывал, постарайтесь, чтобы он вас не боялся. Это не означает попустительства и вседозволенности. Просто младший член семьи должен чувствовать, что старшие готовы разделить с ним его проблемы, что от них исходит понимание и сочувствие, а не угроза.

Еще один мотив детской лжи (да и не только детской) – стремление к самоутверждению. Ложь в этом случае приобретает форму хвастовства. Ребенок начинает приписывать себе подвиги, которых не совершал, расхваливать ценности, которых не имеет, и т. п. Очевидно, что причина здесь кроется в недостатке реальных оснований для самоутверждения. Выдумает малыш то, чего ему не хватает. И рецепт здесь один: постараться, чтобы маленький человек не чувствовал себя обделенным. Если сын или дочь знают, что родители ценят определенные их достоинства, им нет нужды дополнительные достоинства измышлять.

Подводя итог, подчеркнем следующее. Умейте отличать корыстный обман от невинной выдумки. Фантазирование следует не пресекать, а корректировать, чтобы оно не переросло в привычку жить в мире иллюзий. Столкнувшись с явной ложью, не надо торопиться с осуждением. Постарайтесь понять, а затем и устранить причины, заставившие ребенка солгать. Это поможет вылечить болезнь, а не симптом. Ребенок, чувствующий любовь и доброжелательность родителей, поощряемый за свои достоинства и достижения, лгать не станет. Так помогите ему стать таким.

Между прочим

Безвредные фантазии

Родители Малыша из знаменитой сказки Астрид Линдгрен сильно обеспокоились, узнав, что их сын якобы завел себе экзотического друга с пропеллером на спине. Да и какой здравомыслящий взрослый не встревожится в этой ситуации? Сказка есть сказка, а в реальной жизни такая фантазия порождает тревогу: не слишком ли далеко зашел ребенок, «общаясь» с вымышленным другом?

Недавние исследования британских психологов показали, что такого рода «общение» – не повод для беспокойства, в нем проявляются естественные особенности детского душевного мира. Более того – дети, «слышащие голоса», как правило творчески одарены и неплохо социально адаптированы.

Недавно в Даремской университете в Великобритании завершены исследования под руководством доктора Чарльза Ферниго. Тридцати детям в возрасте 3–5 лет давали прослушать запись искаженного до неузнаваемости прозаического текста, который читала 10-летняя девочка. Запись была порезана, ее смысловые куски перемешаны и смонтированы в обратном порядке, текст то замедлялся, то ускорялся; словом, было совершенно непонятно, о чем речь. Однако 10 детей сумели распознать отдельные слова. Оказалось, что у девяти из них есть вымышленные друзья. Среди 20 детей, не разобравших ни слова, воображаемый друг был только у пяти.

«Долгое время считали, что выдуманного друга заводят дети замкнутые, неуверенные, застенчивые. Психиатры годами пытались доказать, что детские „галлюцинации“ – предвестник душевной болезни в будущем. Мы пришли к прямо противоположным выводам, – говорит Чарльз Ферниго. – Дети, у которых есть выдуманные друзья, не менее социально адаптированы, чем остальные. Более того – они менее застенчивы, у них прекрасно развито воображение и большой творческий потенциал. Они лучше понимают мышление других людей». Проблемы могут возникнуть лишь тогда, когда ребенок явно предпочитает воображаемый мир реальному, и это делает неадекватным его поведение.

В ГЛАЗА СМОТРИ!

«Смотри на меня, я с тобой разговариваю!» Эту фразу из века в век говорят родители и воспитатели, делая внушение детям. А если те отводят взгляд, их спешат обвинить в невоспитанности, невнимании, а то и в нечестности – «Если прячешь глаза, значит что-то скрываешь!»

Однако, по мнению ученых, дело тут вовсе не в неуважении к старшим и не в неискренности, а всего лишь в том, что, отвернувшись, дети лучше думают. Мало того, эту манеру они, скорее всего, перенимают у взрослых, добавляет психолог Гвинет Дохерти-Шеддон из университета шотландского города Стерлинг.

Доктор Дохерти-Шелдон и ее коллеги провели специальное исследование с целью выяснить, как реагируют дети на ситуацию, в которой им задают вопросы. «Наше исследование однозначно свидетельствует: дети младшего школьного возраста отводят взгляд для того, чтобы сконцентрироваться на трудном для понимания материале. А это, согласитесь, достойно не осуждения, а поощрения», – указывает шотландский психолог.