3.2. Пространство и время (метафизика тонкоматериальной вселенной)

Остановимся сначала на инвариантах внутреннего пространства, то есть таких его особенностях, которые практически одинаково воспринимаются разными людьми независимо от их культурной и национальной принадлежности.

Такие инварианты могут проявляться в сказках, художественных произведениях, религиозных и культурных традициях, в снах и галлюцинаторных образах. Они связаны не только с пространственно-временными отношениями, но и с сюжетной структурой художественных произведений, ценностной ориентацией человека.

Одним из родоначальников научного изучения подобных психологических инвариантов или архетипов является К.Юнг. В его работах на примерах анализа структуры древних мифов, более поздних произведений искусства и сновидений показано существование архетипических инвариантов, приведена их классификация. Из современных исследователей, работающих в этом направлении, следует отметить концепции С.Грофа, посвященные анализу архетипических инвариантов, связанных с субъективным временем и пространством при измененных состояниях сознания. В настоящее время еще трудно ответить, какие реальные процессы обуславливают существование подобных инвариантов. Вполне возможно, что они являются проявлением закономерностей работы нейрофизиологических механизмов головного мозга, его предопределяемой генетически информационной структуры.

Попытаемся теперь выделить основные инварианты внутреннего пространства, обуславливающие его специфику, отличие от физического пространства, непосредственно взаимодействующего с человеком (ньютонова пространства).

Во-первых, следует отметить отсутствие неизменных размеров и даже формы у одного и того же объекта. За считанные мгновения он может вырастать до гигантских размеров и, наоборот, становиться микроскопически малым. Подобные эффекты многократно отмечались в снах, галлюцинациях, фантазиях, нашли свое отражение в многочисленных мифах, преданиях, фольклоре. Так, в работе Б.Тана приводится описание изменения состояний сознания у чукотского шамана. Трудно понять, какие бывают духи, большие или маленькие. Посмотришь на духа - и он меньше мошки. Посмотришь опять - и он уже ростом с человека. И вот погляди: он уже сидит на утесе, и ноги его стоят внизу на песке. Приглядись к нему ближе: он кажется не больше пальца. Погляди на него издали, сквозь легкий туман - и он высится, как целая гора..." При этом громадными обычно представляются не объекты, которые доминируют над данным человеком, представляют для него опасность, а, наоборот, маленькие, подчиненные ему. При этом смена отношений подчинения, доминирования может приводить к резкому изменению размеров объекта.

Для образов внутреннего пространства характерна также деформация относительных размеров. Какая-то часть может увеличиваться и становиться огромной, в то время как другая резко уменьшается. Такие деформации относительных размеров часто возникают в детских снах, их можно увидеть во многих ритуальных рисунках и скульптурах, отражающих восприятие в измененных состояниях сознания человека. В монографии М.Мерфи приводится пример такой деформации относительных размеров, возникшей у игрока в гольф в ответственный момент соревнования: "...Лунка, в которую должен был попасть игрок, вдруг увеличилась, по его собственному признанию, до размеров ванны. Я попробовал задержать это ощущение, - рассказывал спортсмен, - не пытаясь объяснить себе его природу..."

Таким образом, если в ньютоновом пространстве инвариантными являются размеры и формы объекта (если, конечно, они не деформируются внешними силами), то во внутреннем пространстве неизменны лишь наиболее общие топологические характеристики объектов, а размеры и форма могут трансформироваться в очень широких пределах.

Во-вторых, если обычное физическое пространство однородно и изотропно, то во внутреннем существуют сильнейшие неоднородности и топологические склейки, делающие возможным мгновенный переход из одной геометрии пространства в другую. Иными словами, тут скорее можно говорить о множестве пространств с разной геометрией, соединенных тоннелями и образующих сложную сеть. Такие сложные пространственные структуры в физике используют для описания эффектов квантовой теории гравитации.

При описании перехода из одного такого пространства в другое обычно используют аналогии узкой щели, трещины, колодца, туннеля. Этот мотив постоянно присутствует в мифах, сказках. Образ узкого тоннеля возникает и при описаниях состояний, переживаемых в момент клинической смерти, недаром ритуал прохождения через узкий проход, лаз и т.д. присутствует практически во всех древних обрядах инициации. Тут можно провести аналогии и с прохождением новорожденного через родовые пути.

В качестве примера такого перехода из одной области пространства в другую можно привести сон, описанный К.Юнгом:

"...Дом священника стоял совершенно отдельно, вблизи замка Лауерен; возле дома простирался большой луг, тянущийся от фермы церковного сторожа. В сновидении я находился на этом лугу. Внезапно я заметил темную прямоугольную, выложенную камнями дыру в земле. Я никогда не видел ее прежде. Я побежал вперед и с любопытством заглянул в нее. Я увидел каменный ступенчатый спуск. Колеблясь и с некоторыми опасениями, я спустился. В самом низу был вход с круглой аркой, закрытый зеленым занавесом... Чувствуя желание увидеть то, что спрятано за ним, я отодвинул его и увидел перед собой в тусклом свете прямоугольную палату, приблизительно тридцати футов в длину. Потолок был аркообразный, из тесаного камня. Пол выложен каменными плитами, и в центре красный ковер расстилался от входа до нижнего возвышения. На этом возвышении стоял удивительный по богатству украшения золотой трон... Что-то стояло на нем; сначала я думал, что это ствол дерева от двадцати до пятнадцати футов в высоту и от полутора до двух футов в толщину. Это была огромная масса, доходившая почти до потолка. И она была сделана из странного соединения - кожи и голого мяса, и на вершине было что-то вроде круглой головы без лица и без волос. На самой макушке головы был один глаз, устремленный неподвижно вверх.

В комнате было довольно светло, хотя не было окон и никакого видимого источника света. Стоявшее на троне не двигалось, и, тем не менее, у меня было чувство, что оно может в любой момент сползти с трона, как червяк, и поползти ко мне. Я был парализован ужасом..."

Еще одной характерной особенностью, связанной с переходом через "тоннель" или точку сингулярности, если пользоваться физической терминологией, является инверсия многих качеств объекта, проходящего такую трансформацию. Так, левое может стать правым, наружное - внутренним, женское - мужским. Отсюда свойственное многим древним мифологиям представление, что один и тот же объект (например, андрогин) может одновременно обладать противоположными качествами, существовать в нескольких ипостасях, быть частью чего-то большего и одновременно вмещать его в себя. Все это связано, по-видимому, с тем, что один и тот же объект или образ может проецироваться в различные области внутреннего, моделирующего разные аспекты реальности пространства, обладающие разной структурой и геометрией и даже размерностью. Иными словами, внутреннее пространство представляет собой сеть из сравнительно независимых областей, соединенных через точки сингулярности.

Одним из примеров двух параллельных областей внутреннего пространства с инверсией свойств одного и того же объекта может служить якутская легенда:

"...Мыши, например, обитают на нашей земле, но где-то существует особая мышиная область. Там эти мыши живут в какой-то иной ипостаси бытия. Имеют жилища, запасы оружия, утварь, справляют обряды, приносят соответствующие жертвы. Земной шаман попадает в эту область. Старуха больна горлом. На нашей земле это мышь, которая попала в соломенную пленку (силок), поставленную нашими земными ребятишками. Можно лечить ее двояко. Или врачевать ее шаманством там, в той особенной области, пока не лопнет пленка здесь. Тогда старуха исцелится. Можно просто оборвать пленку здесь. Мышь убежит, и старуха опять-таки исцелится там. Шаман врачует там, вылечивает старуху. Соломенная пленка на земле лопается, и мышь убегает. Шаману дают в уплату мясо, свиток ремня, тюленьи шкуры. Но на нашей земле эти дары превращаются в сухие ветки и вялые листья".

Необходимость такого многомодального описания, проявляющаяся в существовании нескольких метафорических языков (областей внутреннего пространства), используемых для отражения одного и того же явления, можно понять с позиций современной математики и кибернетики. Действительно, каждое такое описание, являющееся отражением определенных свойств воспринимаемого объекта, представляет его модель. В то же время построение абсолютно полной и непротиворечивой модели принципиально невозможно. Единственной альтернативой является создание семейства моделей, отражающих отдельные аспекты явления и в совокупности дающих более полное описание. Однако каждая из наших моделей только частично совпадает с объектом описания, поэтому подобные модели в чем-то даже могут быть несовместимы. Классическим примером такого "противоречивого" описания является квантово-волновой дуализм, лежащий в основе квантовой механики. Согласно ему, один и тот же объект одновременно обладает свойствами и волны и частицы, что, казалось бы, одно исключает другое.

Сравнительные характеристики тонкоматериального внутреннего пространства и пространства ньютоновой механики приводятся в табл..

Таблица 1. Сравнительные характеристики материального и тонкоматериального миров


ris9.jpg



ris10.jpg

Таблица 2. Сравнительные характеристики субъективного и физического, ньютонова пространства


ris11.jpg



ris12.jpg

Из них видно, что инварианты внутреннего пространства носят более общий и универсальный характер, то есть его отдельные области могут имитировать и законы ньютоновой механики, что и происходит при повседневном, рутинном взаимодействии человека с окружающей средой. Однако при более сложных психических процессах, особенно в экстремальных ситуациях, творчестве, глубоких эмоциональных и духовных переживаниях, вступают в действие более мощные информационные моделирующие механизмы, что и порождает весь спектр характеристик, описанных в правой части. В чем-то ситуация напоминает соотношение релятивистской и квантовой механики с классической, являющейся их частным случаем, справедливым при низких скоростях и малых энергиях.

Время

Огромную роль в древней космогонии играет представление о времени и теснейшим образом связанной с ним судьбе, карме. Именно ходом времени, его потоками определяются светлые и темные полосы в жизни человека, счастливые совпадения и роковые случайности. Поэтому представление о природе времени лежит в основе подавляющего большинства практических методик коррекции судьбы человека.

Однако образ времени в древних культурах очень сильно отличатся от наших современных представлениях. Причем сравнение будет не в нашу пользу, т.к. мы пользуемся чрезвычайно примитивной концепций времени, которая не стыкуется даже с нашим житейским опытом.

Действительно, мы представляем время в виде стрелы, движущейся из прошлого в будущее. Причем шкала такого времени одинакова для всех живых и неживых существ. В то же время каждый прекрасно знает, что один и тот же интервал времени может или сжаться - пролететь совсем незаметно, или растянуться - казаться целой вечностью. Особенно заметна такая разница в моменты сильного эмоционального напряжения, связанного с опасностью для жизни, пиковой нагрузкой у спортсменов и т.д. По многочисленным свидетельствам в подобных состояниях секунды могут переживать как часы, время как бы останавливается.

Именно по этому, описывая время, древняя традиция говорит о множестве временных потоков, в каждом из которых время течет по-своему, сгущаясь и разрежаясь, меняя свой темп. Примерно так же как меняется скорость воды в русле горной реки. Такое представление о множественности потоков времени было известно не только на Востоке, но и было весьма популярно в Европе средневековья и эпохи возрождения.

Достаточно сказать, что его развивал известнейший ученый древности, основатель Европейской медицины Парацельс, его ученик Ван Гельмонт и др. Представление о неоднородности хода времени в разных органах человека и их рассогласования во время болезни позволили Парацельсу создать очень эффективные новые методики лечения тяжелых заболеваний.

К аналогичным представлениям о природе времени приходили и многие современные ученые. Например российский физик Н. Козырев, теоретически и экспериментально доказавший существование сгущений и разрежений потоков времени. Другая важная особенность древних представлений о времени - оборачивание стрелы времени, особенно глубоко разработанное в Тантре. Как уже говорилось, мы представляем время текущим из прошлого в будущее. Отсюда идея жесткой причинности, когда события прошлого однозначно определяют будущее. И как следствие идея неотвратимого рока, заранее предопределенной судьбы, где нет места свободе воли.

Совсем иначе выглядит идея причинности в Индийской и Тибетской тантре, китайской книге перемен. Тут стрела времени обращена из будущего в прошлое и поток времени распадается на множество ручейков. Отсюда судьба складывается из прошлых поступков (причин) и из набегающего из будущего потока времени. Имея одно и то же пришлое, вы можете сформировать разные варианты будущей судьбы, переходя из одного временного потока в другой.

Еще одна особенность эзотерических представлений о времени связана с цикличностью и фрактальностью. Иными словами временной поток рассматривается как множество сменяющих друг друга циклов, причем внутри каждого цикла вложено множество более мелких по принципу матрешки (самоподобие или фрактальность). Так согласно Индийской традиции время существования всей вселенной разбивается на четыре последовательные фазы - Юги, характеризующиеся постепенным нарастанием деградации, хаоса. Последняя, Кали юга или железный век приводит, в конечном счете, к распаду и гибели вселенной. Однако внутри каждой из четырех Юг встроена такая же последовательность более мелких Юг и т.д. Так четыре Юги можно выделить в существовании нашей планеты, отдельной цивилизации, государства и даже семьи, отдельной личности. Мы их наблюдаем каждый год в смене четырех времен года, начиная с весны и заканчивая зимой (локальная Кали юга). Еще более короткий цикл мы можем видеть в суточной ритмике: утро, день, вечер и ночь.

По мере уменьшения размеров происходит и укорочение длительности ритмов, от насекомых к микроорганизмам и вирусам, молекулам, атомам, элементарным частицам и т.д. Однако везде мы сможем выделить эти четыре фаза. Иными словами мы имеем дело с архетипическим образом времени, который проявляется везде и во всем. Естественно как любой архетип он не исчерпывается единственным описанием. Четыре фазы, четыре Юги самая простейшая форма представления временного цикла. Существуют и более подробные системы. Например, в Индийской Тантрической традиции десять фаз времени, связанных с десятью разновидностями женской энергии (10 Махавидьяс). В Китае цикл 8 триграмм и более сложный из 64 гексаграмм.

Есть и более короткий цикл популярный в Европейской алхимии, соответствующий трем мирам трансформации (нигредо, альбедо и рубедо). Правда, изначально он так же состоял из четырех фаз. Однако базовые элементы цикла, включающие рождение, расцвет, угасание и смерть везде остаются неизменными. Их можно отследить и современной физике, биологии, психологии и социологии, истории. Например, концепция пассионарного импульса в развитии этноса у Н.Гумилева.

Представление о вложенных временных циклах оказывается очень удобным способом описания реальности, позволяющим успешно преодолевать трудности, кризисы и направлять в нужную сторону развитие различных процессов. Это относится как к привычной физической реальности, так и тесно связанной с ней тонкоматериальной. При этом ритмика событий происходящих в мире тонкоматериальном рано или поздно проявляется и в нашем мире (синхронизм).

Так с глубокой древности известно искусство считывать в ИСС информацию о прошлом и будущем и с ее помощью влиять на настоящее..

Особенно эффективным оказывается влияние на ход настоящего с помощью синхронизации и десинхронизации вложенных временных ритмов, для чего могут использоваться специальные мантры, знаки, мандалы, погружения в тонкоматериальные миры, связанные с нашей реальностью. Однако такая работа требует очень высокого профессионализма и может увенчаться успехом, только если правильно выбран момент коррекции (особая временная точка бифуркации, когда можно влиять на синхронизацию вложенных ритмов (естественно рассматриваются ритмы нашей и связанных с ней тонкоматериальных реальностей).

При путешествии в ИСС часто возникают очень необычные восприятия времени. Мы уже говорили об изменении темпа хода времени, еще одним характерным образом является восприятие времени как одного из измерений пространства. Иными словами вы начинаете видеть прошлое и будущее как единое целое, а настоящее как его 3-х мерный срез (три пространственных измерения без времени). Т.е. пространство - время воспринимается как гигантский змей без конца и начала, растянувшийся по временной оси. В Индии такой образ называют Линга Шарира, он передает качественно иное восприятие времени, чем привычные нам причинно следственные связи.

Петли времени в ИСС

Другой необычный образ времени в ИСС это временные петли, т.е. пройдя какой-то временной интервал, вы опять оказываетесь в его начале, и так снова и снова. Причем только вы помните прошлые циклы, для всех остальных время начинается с нуля. Попадание в такую временную петлю может быть довольно опасным т.к. из нее довольно трудно выбраться, может потребоваться переход в более высокие измерения пространства - времени. Довольно неплохо ощущение временной петли передано в американском фильме "День сурка". Сравнительно часто временные петли возникают при использовании галлюциногенных псилоцибиновых грибов (36, 37).

По сути, временная петля возникает, когда гиперпространственный тоннель замыкает две точки на оси времени, практически мгновенно перебрасывая вас из настоящего в прошлое, в точку оси времени, где расположен его выход. Затем вы движетесь по временной оси, проживая отрезок времени до входа в тоннель, снова попадая в него и опять оказываясь в прошлом. Чтобы разорвать эту петлю, вы можете попробовать перескочить на другой поток времени или закрыть вход в гиперпространственный тоннель с помощью соответственно подобранных мантр и магических знаков.