Часть I. Проблемы времени и места


...

3. «Принц и нищий» за школьной партой, или Как социальное расслоение влияет на наших детей

«Я хочу, чтоб мой не хуже других был!» – запальчиво говорит уже не очень молодая мама, выбирающая в модном бутике галстук для сына-выпускника. Стоимость галстука кажется немыслимой папе, который готов на эти деньги частично отремонтировать старенькие «Жигули», но он, бледнея, отсчитывает купюры, соглашаясь с мнением супруги. «Быть хуже других»… Папа испытывает это ощущение, когда застревает в пробке и оказывается рядом с шикарным «мерсом». Осознание своей материальной несостоятельности унизительно. Это во времена драматурга Островского считалось, что «бедность не порок». На дворе совсем иная эпоха. Но каким бы идеальным мы ни представляли прошлое или будущее, объективно приходится признать, что в любом обществе есть, были и будут богатые и бедные. Взрослый сформировавшийся человек воспринимает эту аксиому философски. А как к проблеме социального неравенства относятся дети? Ведь школа никогда не существовала в отрыве от мира взрослых и всегда являлась слепком с их жизни. Социальное расслоение в учебном детском учреждении – одна из острейших проблем современной системы воспитания.



ris12.png


Стоит заметить, что в прежние эпохи решение этой проблемы было сколь простым, столь и поверхностным. Гимназия, лицей, реальное училище всячески старались это противоречие между богатыми и бедными сгладить, скрыть. В дореволюционной России такой подход согласовывался с требованиями православной морали. В советской школе, как и во всей советской стране, на словах все были равны. Удерживать же это равенство приходилось драконовскими мерами, однако нарушать его особенно никому и не хотелось. Состоятельные родители не выпячивали свой достаток, тогда все стремились «быть как все». В нашем смутном веке жизнь кардинально изменилась. Нынче часто именно ребенок превращается в предмет демонстрации успешности родителей.



Царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной…


Расслоение по социальному признаку особенно заметно в массовой школе. В наше далекое время ручка за 35 копеек и коричневая, а чуть позже синяя форма внешне делали одинаковыми всех. Теперь форма вновь стала возвращаться в некоторые школы, но часть родителей легко закупает сразу два комплекта, часть – с трудом наскребает деньги на один, а кто-то вообще отказывается от покупки. Кстати сказать, устав любой школы оставляет это право за родителями.



ris13.png


В коридоре школы, в которой общая форма не введена, вы почувствуете себя как на рынке. Размер заработка родителей выражен конкретно в обуви и одежде их чад. Здесь будет все: от вполне еще приличных (на взгляд мамы-санитарки) обносков от старшего брата до почти коллекционных моделей известных европейских фирм. У девочек знаком материальной устойчивости их родителей будут к тому же украшения из драгоценных металлов, стрижки, косметика. У мальчиков – джинсы различных фирм, зажигалки, сигареты. И для всех, конечно же, – марки мобильных телефонов или их отсутствие. Справедливости ради скажем, что часто лишние средства родителей уводят ребенка из круга общих интересов одноклассников. Иногда катание на самодельной доске или обыкновенный бутерброд с черным хлебом на перемене, со смаком поедаемый одноклассником, кажутся ребенку не менее привлекательными в детских глазах, чем эксклюзивная пища.

– Папа, ну что мы, не можем в Турцию съездить? Все ребята ездили, там круто, говорят, а мы – все на Канары да Сейшелы, – упрекает обеспеченного отца сын, попавший на обучение в обыкновенную школу…


В обычной районной школе расслоение идет не только между отдельными детьми, но даже между классами, поскольку обычной практикой теперь стало деление детей по способностям. На самом деле это деление происходит все-таки по иному принципу. Состоятельный папаша юного бездельника, так и не выучившего к шестому классу таблицу умножения, вполне может обеспечить его обучение в каком-нибудь лицейском классе с математическим уклоном. Как правило, в отобранных – специализированных, лицейских или гимназических – классах массовых школ собираются дети наиболее успешных в социальном плане родителей. Свой последний звонок такие отмечают в каком-нибудь скромном ресторане с хорошей репутацией, а их сверстники из класса «Д» выпьют по бутылке «колокольчика» в родном классе. На письменном экзамене во время завтрака одним принесут пакеты из ближайшего «Макдоналдса», а другим – бутерброды с колбасой и чай. Кому-то родители с радостью оплатят поездку в Финляндию на зимние каникулы, а кто-то отказывается и от экскурсии в ближайший музей – метро и входной билет тоже денег стоят. Ежедневно в школе возникает ситуация, которая заставляет ребенка или подростка вспомнить о кошельке своих «предков». Это «воспоминание» превращается для одних в причину возвышения и самоутверждения, а для других – в ощущение собственной неполноценности и ничтожности.

Никто не отрицает сегодня необходимость карманных денег для детей. Умение разумно распорядиться выданной суммой, чувствовать себя «кредитоспособным» чрезвычайно важно даже для младшего школьника. Но размер этой суммы тоже зависит от толщины родительского кошелька.

«У нас один мальчик богатый, – рассказывает второклассница Оля, – всем девочкам все время просто так разные ручки дарит. У меня уже есть пять штук, а Олеське он целых девять подарил с начала года, и все очень дорогие. Ему денег много родители дают», – объясняет она поведение одноклассника.


Среди учащихся младших классов «богатенькие Буратино» пользуются большим уважением. Они могут угостить друга чем-нибудь вкусным, недоступным или запрещенным для него, сделать дорогой подарок «просто так», купить себе игрушку. Те, кто победнее, не стесняются и попрошайничать у богатого соседа, стараются завоевать его расположение, дружбу. Карманные деньги для учеников постарше – это возможность на том или ином уровне проводить свой досуг.



ris14.png


Будучи круглой отличницей и умницей, Ира училась в лицейском классе. Она всегда старалась держаться вместе с одноклассниками, хотя чувствовала, что ее немодные джемперы и поношенные ботинки никак не сочетаются с кожаными сапожками и новенькими дубленками подружек. После уроков ее часто приглашали посидеть в кафе, зайти в компьютерный клуб, но, чтобы отказаться, у Иры был замечательный предлог – с собакой надо погулять, ведь мама-медсестра опять на ночном дежурстве.

Наличие приличной суммы в кармане не только позволяет жить жизнью киногероев из модных сериалов, оно определяет отношение к тебе ровесников. Это становится одной из причин мелких краж, которые совершают подростки. Крадут у родителей, учителей, в школьной раздевалке. Постоянная и вечная проблема массовой школы – исчезновение личных или казенных денег. Ее причина – социальное неравенство.

К сожалению, и отношение учителей к школьникам зачастую зависит от социального статуса родителей, занимаемой ими должности, профессии и иногда от тех «даров», которые преподносятся в качестве подарков. К сыну мэра маленького подмосковного городка, обучающемуся в лучшей школе и у лучшего педагога, отношение всегда будет более снисходительным, чем к какому-нибудь «Ваньке Жукову». Представители среднего класса, впервые устраивающие деток в школу, с удивлением рассказывают, как директора в лоб спрашивают, чем родители могут «помочь» школе. «Если поменяете трубы в подвале, ваша дочь легко окажется в лицейском классе», – сказали одному. Знакомый работник телевидения снял рекламный фильм о школе, в которую хотел определить сына, – это было условием приема. Родители легко и быстро включаются в игру. Но суть этой игры очень быстро становится ясной и детям. Липовые пятерки и четверки, игнорируемые администрацией проступки и шалости, даже более ласковая интонация учителя – ничто не остается незамеченным. Во что это выливается? Сначала в упреки родителям – простым инженерам, потом в лютую ненависть к «везунчикам», или в чудовищный комплекс неполноценности, или в изобретательную ложь о папе – крутом бизнесмене. При любом раскладе такая ситуация повышает порог тревожности ребенка, а тем более подростка и уж никак не способствует процессу обучения. Да и зачем учиться, если пятерки все равно получает не тот, кто знает, а тот, кто имеет подходящих родителей, способных расплатиться если не подарком, то услугой. Очень часто такое рассуждение становится оправданием для лентяев, иногда такую позицию принимают и некоторые родители, пытающиеся объяснить неуспеваемость нерадивого или неспособного дитяти. Как это ни печально, но расцвету подобных товарно-денежных отношений в обычной школе прежде всего способствует ее бедственное материальное положение, а это уже проблема иная…