Часть I. Проблемы плохой успеваемости и «не тех» оценок


...

4. Великий и могучий (о причинах детской неграмотности и способах борьбы с ней)

Беда: в последние годы дети все чаще пишут как курица лапой, а ошибок в диктантах становится все больше. Страна скатывается в повальную безграмотность. Почему?



ris14.png


Когда-то писать по-русски с ошибками было признаком дурного тона. Нынче трудно найти одного девятиклассника из ста, который напишет диктант средней сложности без единой помарки. Что говорить о школьниках, если в налоговой инспекции год из года на проброшюрованной тетради пишут: «ДвеННадцать листов»… А рекламные объявления? А тексты в журналах и газетах, пестрящие то ли опечатками, то ли грубыми ошибками? Пишут вчерашние ученики, для которых овладение грамотой так и осталось незавершенным. Любой учитель-словесник скажет, что в школе появилось много просто необучаемых детей. Они вроде и правила наизусть знают, и дополнительно занимаются, а пишут ужасно! Да и почерк у многих такой, что и сами-то они его с трудом разбирают.

Однажды мама, знающая три языка и искренне не понимающая, как можно неправильно писать на родном, русском, привела на прием к нейропсихологу 14-летнюю Свету. Девочке из-за абсолютной безграмотности (при хорошей успеваемости по всем остальным предметам) пришлось уйти из престижной гимназии. Девочка за 10 минут написала сочинение на тему: «Мое отношение к жизни». «Жизнь – это времена года. Летом – ярко, красочно, ароматно, свободно, тепло. Так и в жизни бывает – тепло, красиво, хорошо. Осенью непогода, и все время льют дожди, как в жизни плачут люди и не могут найти утешения. Когда наступает зима, выпадает суровый и холодный снег, который кажется мягкими снежинками. Так ложь и обман иногда кажутся приятными».

При глубине и философичности содержания работа содержала ровно 32 грамматические ошибки!

Что же делать? Учителя разводят руками и чуть ли не плачут от бессилия, глядя в тетрадь, в которой надо сделать столько исправлений – «заплаток», что не будет видно основного текста.



Когда учитель плачет


А плакать он может по многим причинам. Из-за нечитаемого почерка, например. Или из-за того, что дети не хотят читать программные произведения. Но самая, пожалуй, основная причина – это неусвоение учебного материала. Ведь реализация и состоятельность личности учителя происходят только тогда, когда дети усваивают пройденный материал. Опытный учитель никогда не будет обвинять своих учеников, потому что считает, что их ошибки – его собственные ошибки. Но что же делать учителю, когда, с одной стороны, он должен четко следовать программе обучения и научить ребенка любой ценой, а с другой стороны, его бросает в дрожь от одного вида еще не открытой тетради конкретного Коли Петрова? Можно ли корригировать его неграмотность в рамках массового обучения письму в классе? Давайте попробуем вместе разобраться в истоках трудностей и в возможностях помощи ученикам при овладении ими грамотностью в условиях массовой школы.

Рассказывает учитель: «Я не знаю, чем это можно объяснить, но в школе появилось много необучаемых детей. Я всегда знала, что бывают люди грамотные как бы по природе своей. Другой группе, «врожденно неграмотной», правописание дается всегда с большим трудом. Но раньше, после какого-то времени занятий с репетиторами, они начинали писать относительно грамотно, я бы сказала, прилично… А теперь я вижу, что они и правила наизусть знают, а пишут – боже мой! Вот открываю тетрадь пятиклассницы. Ошибки – нарочно не придумаешь: «нагАризонте», «обЪстановка», «пожалустО», а вот вообще перл: «пОлесос». Спрашиваю у другого: «В слове «стучатт» вторую «т» зачем написал?» – «А это запасная», – говорит ученик. Такое впечатление, что он делает это нарочно… Я лезу из кожи вон, чтобы сделать из них грамотных людей, а они как будто специально делают абсолютно дурацкие ошибки.»

И действительно: количество детей с трудностями обучения письму и нарушениями письма увеличивается год от года. По самым общим подсчетам, таких детей на сегодня около 25 %. Трудности овладения грамотной письменной речью с возрастом только усугубляются, правила орфографии с каждым годом кажутся ученику все сложнее и недоступнее. Поэтому очень важно начать коррекционную работу уже на начальном этапе, умея распознавать в тетрадях предпосылки начинающейся неуспеваемости. Можно выделить несколько основных предпосылок начинающихся проблем:

♦ несформированность образа буквы и образа слова, пропуск и путаница букв;

♦ нечитаемый почерк;

♦ незнание основных орфографических правил и обилие ошибок «на правило»;

♦ одновременное знание правил и безграмотное письмо, то есть неумение применить правило в процессе письма;

♦ неумение составлять связные, логичные тексты;

♦ нелюбовь или даже ненависть к чтению;

♦ плохие оценки на почве негативного психологического фона на уроках русского языка;

♦ негативное отношение к предмету.

Следует отметить, что в большинстве случаев предпосылки проблем не существуют по отдельности, а образуют целый комплекс. Как правило, чисто нейропсихологические предпосылки, затрудняющие освоение языка, отягощены психологическими сложностями. Далеко не всегда распутать этот клубок можно в комплексе, то есть приходится с каждой проблемой разбираться самостоятельно. Прежде всего надо понять, из каких составляющих складывается грамотность, и разобраться с каждым звеном в отдельности.



Нейропсихологическая готовность к письму


Оказывается, ребенок с нормальным слухом, зрением и интеллектом может писать неграмотно из-за незрелости некоторых отделов мозга, отвечающих за двигательные функции рук, речевое внимание, пространственную ориентацию. Именно это чаще всего и становится причиной низкого уровня грамотности, плохого почерка и неудовлетворительного поведения на уроках. Кроме того, уровень грамотности зависит от работы больших полушарий головного мозга, от их взаимодействия. Правое полушарие отвечает за целостный образ, скажем, того или иного предмета, а левое – за правильное его называние или написание. Бывает так, что доминирует правое полушарие, а левое недоразвито, – не такой уж редкий случай активного школьника с ярким воображением – и абсолютно неграмотного!

Из 2500 детей, обратившихся в наш центр с жалобами на трудности овладения письменной речью, нейропсихологическое обследование с помощью специальных методик выявило нейродинамические нарушения, сочетающиеся, как правило, с дефектами моторики, речевого внимания, пространственной ориентировки, зрительного восприятия, логического мышления. Если вспомнить слова основоположника отечественной нейропсихологии А. Р. Лурия: «…Акт письма ни в какой мере не является результатом деятельности какого-либо одного «центра»; в его осуществлении принимает участие целая система взаимосвязанных, но высокодифференцированных зон коры головного мозга» (Лурия А. Р., 1969), то можно представить, что трудности в овладении письмом для этой группы детей вполне объяснимы. Хотите, мы устроим вам маленький нейропсихологический «ликбез», и вы тоже поймете, что в ошибках ваших нерадивых учеников виноваты не вы и не они сами, а особенности их развития, характерные для сегодняшнего дня?

Все отделы мозга А. Р. Лурия условно разделил на три блока.

Если недостаточно развит первый блок, отвечающий за активизацию мозга, то ребенок быстро утомляется. Это, как ни печально, часто расценивается учителем как интеллектуальная несостоятельность. На самом деле такой ребенок может быть очень смышленым и сообразительным, просто его энергетического ресурса хватает ненадолго. На уроке такие дети зевают, быстро перестают воспринимать информацию, начинают вертеться и мешать другим. Одним из необходимых условий повышения тонуса являются обеспечение кислородом и усиление кровотока (дыхательная гимнастика, специальный массаж и двигательная коррекция).

Недостаточность второго блока приводит к проблемам с памятью и трудностям пространственной ориентации, а это проявляется в зеркальном написании букв и цифр, путанице букв «б» и «д», неправильном расположении в тетради записей, в ошибках при устном счете. Также второй блок мозга обеспечивает фонематический слух и зрительное восприятие.

При недостаточном развитии третьего блока – блока программирования и контроля – ученик не соблюдает любые правила и не может себя контролировать, даже если хочет! Во-первых, это правила учебные: он не умеет действовать по образцу в соответствии с правилами. То есть правила он знает, а пишет все равно с «дурацкими» ошибками. Или, например, не соблюдает общие нормы поведения. Он может встать во время урока, играть в то время, когда все остальные усердно работают, забыть поднять руку, не принести в школу необходимое.

Структуры мозга, функциональная несформированность которых мешает усвоению школьных предметов, со временем, если будут созданы благоприятные условия для развития ребенка, созреют, но когда это произойдет, ребенок упустит уже очень многое из школьного материала. И как бы репетиторы ни мучили своих учеников, грамотно писать они не будут, если не устранить истинную причину. Бывают случаи, когда при благоприятных обстоятельствах развитие мозга ребенка до некоторой степени активизируется без внешней помощи.

При каких условиях это может произойти? Во-первых, если ребенок живет за городом в хороших экологических условиях, и его мозг насыщается кислородом активнее, чем мозг городских детей. Во-вторых, если он не сидит за компьютером, а играет со сверстниками в различные игры, правила которых выдумываются и дополнятся по ходу игры. В-третьих, если он занимается активными физическими упражнениями. Но даже при этом у большинства детей отмеченные трудности сохраняются или даже прогрессируют.

Что предпримет наблюдательный учитель, желая научить грамотности своего труднообучаемого ученика? Сделает ему выговор по поводу «глупых ошибок» и отвратительного почерка? Нарисует ему страшную картину будущего всех безграмотных людей? Посоветует родителям нанять репетитора? Засадит за дополнительные занятия?

Можем сказать вам заранее: ни один из вышеперечисленных методов не поможет и к тому же нанесет ребенку моральную травму. К трудностям овладения родным языком прибавятся еще и страх, и ненависть к предмету. Тут уж будет и вовсе не до учебы! К тому же вид исчерканных красной ручкой тетрадей вызовет у ребенка сначала нежелание выполнять домашние задания (и действительно, какой смысл: сделал – двойка, не сделал – тот же результат), а затем и посещать уроки, на которых он предстает в невыгодном свете. Конечно, надо строго дифференцировать: бывают дети, которым трудно дается предмет из-за особенностей их развития, а бывают лентяи. Как определить, к какой группе отнести неуспевающего ученика? По характеру ошибок. Если характер ошибок схож с примерами, приведенными ниже, тетрадь вашего ученика сигнализирует: «Нужна срочная нейропсихологическая помощь».

Сигнал «Нужна помощь!» поступает, если выявляются следующие ошибки:

♦ отсутствие пропусков между словами и предложениями;

♦ несоблюдение границ полей в тетради и устойчивое несоблюдение правил переноса;

♦ зеркальное письмо: буквы «э», «з», «б», «в» и др. перевернуты в другую сторону;

♦ повторение одной и той же буквы: «пироП» вместо «пирог»;

♦ замена букв: «б» – «д» («колоДок») «ж» – «х» («муЖомор»), «и» – «у» («клУмат»), «т» – «п» («Пигр»);

♦ ошибки в ударных слогах («учЕтель» вместо «учитель»);

♦ пропуск букв, недописывание слов и букв, перестановка слогов («гамазин» вместо «магазин»);

♦ забывание редко встречающихся букв («ъ», «э»);

♦ нечитаемый почерк, слишком мелкое или слишком крупное написание, резкое колебание почерка (от мелкого – к крупному).

Как помочь ребенку преодолеть подобные проявления в письме, знают нейропсихологии.


Что для этого может сделать учитель?

♦ Не торопите неуспешного ребенка. Если он не успевает делать задания вместе со всеми, попробуйте давать индивидуальные задания на карточке.

♦ Постарайтесь сделать так, чтобы он при детях не демонстрировал свою несостоятельность: например, не читал вслух, если у него с этим плохо. Остерегайтесь резких высказываний в его адрес.

♦ Обратите внимание родителей на характер ошибок в тетради ученика, чтобы они вовремя обратились к специалистам и своевременно и эффективно помогли своему ребенку.

♦ Постарайтесь избегать отрицательных оценок при неудачах, лучше лишний раз похвалите за то, что хорошо получается.

♦ Введите поощрительную систему за хорошо написанную работу в виде, например, веселых наклеек на тетрадях; положительные эмоции – важный стимул для питания функций.

♦ Попробуйте оценивать вашего ребенка не только с точки зрения успеваемости: такой подход положительно отразится на его самооценке.

♦ Воздержитесь от эмоциональных пометок в школьных тетрадях или в дневнике шариковыми ручками с толстым нажимом.

♦ Информируйте родителей об успехах ребенка.


Чем же могут помочь родители?

♦ Знать все задания по русскому языку и тщательно следить за их исполнением. Проверяя домашние задания, избегать отрицательных оценок. За малейшие успехи премировать его полезными вещами: книгой, посещением театра, развивающей игрой.

♦ Каждое утро и каждый вечер растирать ребенку шейную и затылочную зоны жестким полотенцем, следить за тем, чтобы ребенок по утрам принимал контрастный душ, правильно питался (полезная пища «для ума» – бананы, орехи, мед, лимоны).

♦ Выделить ребенку комнату или ее часть, которая станет его собственной территорией. Повесить над столом интересные цитаты из произведений. Научить ребенка искать их в книгах. Можно назвать это занятие «собиранием умных мыслей».

♦ Играть в «рифмы», сочинять и записывать стихи, завести для них специальную тетрадь. Обсуждать с ребенком совместные произведения.

♦ Помнить, что свежий воздух и физические упражнения необходимы для полноценной умственной деятельности. Нужно предложить ребенку играть в словесные игры на улице, на пляже, в лесу.

♦ Не забывать о важной составляющей грамотного письма – чтении.

♦ Купить ребенку массажные тапочки или стельки, чтобы он ходил в них хотя бы 20 минут в день.

♦ Научиться самим и научить ребенка делать дыхательную гимнастику.

♦ Во время приготовления уроков использовать ароматерапию, заправив аромалампу эфирными маслами или бергамотом, можжевельником. А можно просто заварить в чашке лавровый лист и поставить на письменный стол или положить кожуру апельсина.

♦ Отдать ребенка в музыкальную школу, ведь игра на инструменте обеспечивает одновременную и разную работу не только обеих рук, но и каждого пальца в отдельности, что, в свою очередь, заставит энергично работать оба полушария сразу.

♦ Позволять чаду больше гулять на свежем воздухе при дневном свете, во время снегопада – белый цвет очень полезен.



ris15.png


♦ И – читать, читать! Читать ребенку, читать вместе с ребенком, читать всей семьей!

А вот и некоторые упражнения из нашей практики коррекции, которые можно использовать в классе. Кстати, эти упражнения – и прекрасное подспорье, если вы занимаетесь репетиторством.

♦ Если ребенок пропускает буквы, проводите «волшебные диктанты», в которых слова пишутся не буквами, а черточками, каждая буква – черточка.

♦ Недописывает окончания? Поможет такой же диктант, но окончания пусть пишет буквами (например, «здоровый» – «–ый»). Если ребенок делает ошибки в суффиксах и окончаниях, предложите поиграть: нужно придумать слова на предпоследнюю букву (вы говорите «слон», ребенок – слово, начинающееся на «о»).

♦ В случае если школьник путает буквы, надо создать их устойчивый образ. Посоветуйте родителям вырезать с ним алфавит из бархатной бумаги, скрутить из проволоки, слепить из пластилина, а затем пусть он с закрытыми глазами угадывает буквы на ощупь. Можно также писать буквы в воздухе, на спине… А если занятия родителей будут идти параллельно со снижением требований по технике чтения – эффект обеспечен!

♦ Предложите придумать и нарисовать картинки, в которых акцент сделан на проблемных буквах (например, «корова» – корова с глазами в виде букв «о», «интеллигент» – рожица, у которой в каждом глазу по букве «л»).

♦ После каждых 20 минут занятий делайте небольшую паузу. Пусть в младших классах это будут игровые дыхательные или двигательные упражнения, в старших – две минуты на что-то веселое из истории предмета. Если вы видите, что у одного из ребят «потухли глаза» или он начал отвлекаться на постороннее, предложите ему стереть с доски или сбегать за мелом. Пусть отвлечется, чтобы дать отдохнуть мозгу.

♦ Чтобы отработать правила, вместе с ребятами придумывайте забавные рассказы, такие как мини-сказка про пре– и при-(Таня Егорова, 11 лет): «Жила-была Придумка. Она любила придумывать всякие наряды. Как-то раз придумала себе платье. Примерила – неприятно. Присела. Призадумалась, решила пришить к платью кружева. Пришила и пришла показать Пре. «Прелестно, превосходно!» – ответила Пре. Придумка припрыгнула, прихлопнула, притопнула, прильнула к Пре и сказала, что в следующий раз придумает что-нибудь специально для прекрасной Пре. «Премного благодарна», – ответила Пре». Тогда часть занятий для ребят превратится в игру (вы же знаете, что все они недоиграли – и большие, и маленькие), и хотя бы в вашем предмете исчезнет насильственная ежедневная зубрежка.



Немного о мотивации и о методах обучения письму


Но и это еще не все. Посмотрим, что еще считается важной составляющей грамотности по законам психологии Л. С. Выготский пишет: «Школьник, приступающий к письму, не только не ощущает потребности в этой речевой функции, но он еще в высшей степени смутно представляет себе, для чего эта функция нужна ему». То есть ребенок попросту не понимает, зачем ему надо владеть письменной речью? Ведь со сверстниками и родителями он может объясниться устно.

А теперь еще немного о педагогической составляющей. О школьных программах и о том, какой ущерб они способны нанести порой успеваемости ребенка. Начнем с самого начала – с написания букв. Оговоримся, что мы разбираем методы обучения с точки зрения нейропсихологии. Может быть, существуют другие доводы в защиту этих методов, но о том, что написание букв по новым принципам «безотрывного письма» и скорочтение наносят прямой ущерб нейрофизиологическому здоровью учеников, ученые твердят давно, ратуя за здоровьесберегающие технологии в обучении. Приведем строки из статьи Т. В. Ахутиной «Нейропсихологический подход к диагностике трудностей обучения» (2004): «К сожалению, программные требования не пересматриваются в соответствии с состоянием здоровья современных школьников.

Приведу два примера из начальной школы. Первый: это безотрывное письмо, когда ребенку при написании буквы необходимо иметь в виду не только следующую букву, но и ту, что идет за ней. Несмотря на многочисленные голоса педагогов-практиков, психологов и физиологов, вопрос о безотрывном письме до сих пор еще не пересмотрен.

Второй пример: нормативы скорости чтения, которые выдвигают на первый план техническую сторону чтения в ущерб содержательной стороне и которые никто не снимает даже в коррекционно-развивающих классах».

Конечно, мы не можем идти вопреки общеустановленным методам преподавания письма в начальных классах и учить так, как считаем нужным, но главное – это понимание сложностей, с которыми столкнулся маленький человек. И тогда можно что-то подкорригировать, где-то уступить, пойти навстречу, не так ли? Ведь на самом деле ребенок, которому не дается правописание, чувствует себя не так уж уверенно в жизни.

Расстройство в овладении письмом приводит школьника к нежеланию и отказу сначала выполнять домашние задания в письменном виде, а потом и посещать уроки, на которых этот дефект обнаруживается наиболее отчетливо.

У большинства детей такой дефект влияет на настроение, у них могут развиться депрессия, отчаяние, стремление к самоизоляции. Если не проведена соответствующая коррекция, то безграмотность может сохраниться и в зрелом возрасте, и человек не сможет заниматься интеллектуальной деятельностью и достигать успехов в профессиях, требующих составления текстов в письменной форме и их грамотного оформления, и ему придется ограничиваться кругом профессий, где навыков письма не требуется. В каждодневной жизни тоже иногда требуется оставить записку или написать открытку, а люди, некомпетентные в письме, стараются не делать этого, чтобы не обнаружить свою безграмотность.

Поэтому, если вашему ребенку не дается правописание, необходимо прежде всего выявить причины, мешающие ему освоить письмо, и убедить его, что трудности, стоящие на пути, вполне преодолимы. Ребенка нужно заинтересовать и пробудить в нем желание «писать без ошибок». Не забудьте о том, что у ребенка создался уже школьный негативизм к предмету, и от того, какой будет обстановка, в которой вы занимаетесь, зависит его успех. Попытайтесь наладить с ним контакт, занимайтесь в спокойной, доброжелательной обстановке, и успех обеспечен! Приведенные в этой главе рекомендации обязательно помогут, если вы будете последовательно и регулярно им следовать, вставляя в малых дозах в обязательную программу.



Почему дети не читают?


Еще одним важнейшим моментом неумения правильно писать справедливо считается нелюбовь к чтению.

Учитель: «А мне все равно кажется, что не умеют правильно писать оттого, что не читают. Раньше под подушкой у ребенка находили книгу, а теперь – ну если только мобильник новой модели! Откуда же он писать грамотно будет? Ничто в природе не возникает из ничего».

Нейропсихолог: «Абсолютно правильно говорите, но не учитываете одного. А если у ребенка нарушение зрительной памяти? Он может и читать, но запоминать то, как написаны в книге слова, не будет. Или такой вариант. Проводим диагностику 13-летнего мальчика. А он не может разобраться в элементарных логико-грамматических конструкциях. Например, спрашиваю, кем тебе приходится брат отца? Отвечает – дядей. А отец брата? Всех перечислил, а так и не догадался, что отец его брата ему приходится папочкой родным. Вы что думаете, это редко бывает? Да на каждом шагу. Он просто не понимает, о чем написано в книге. Если детство человека с нормальной мозговой организацией прошло в нормальной семье, как он может книг не любить? У нас часто бывает: подкорректировали функции – мама радуется: любовь к чтению проснулась. Естественно, это бывает в семьях, где родители сами читают и детей приобщают. А нечитающий человек грамотным быть не может, это точно: на одном Розентале правил русского языка не освоишь…»

«Мощный компенсаторный механизм», – скажет о значимости чтения нейропсихолог. «Без чтения не бывает письма», – скажет учитель – и они сразу же придут к общему согласию. Некогда самая читающая страна в мире сегодня столкнулась с серьезной проблемой: современные дети не тянутся к книге, не любят читать, не воспринимают общение с художественной литературой как жизненную необходимость. Все чаще на это жалуются родители и учителя. Конечно, некоторые считают, что в век телевизоров и компьютеров чтение не так уж и необходимо. Дескать, с шедеврами мирового искусства можно познакомиться и другими способами, а время нынче слишком дорого, чтобы тратить его на сидение с книгой в руках. Но такая точка зрения не только ошибочна, но и опасна. Опыт и практика всей мировой цивилизации показывают, что без чтения нет человека, нет личности. Именно книга стала тем незаменимым инструментом, который помогает сформировать нравственные принципы, моральные устои и культурные ценности, овладеть информацией, накопленной веками, развить фантазию, научить думать, анализировать, оценивать собственные и чужие поступки. Именно книга представляет собой объект эстетического наслаждения, превращает неизбежные в жизни часы скуки и безделья в увлекательную возможность перенестись в другие миры, в другие времена. В чем же причина того, что наши дети и внуки лишают себя этого удовольствия? Почему о существовании «Трех мушкетеров» они узнают по фильму, а о «Двух капитанах» и «Соборе Парижской богоматери» – по мюзиклам? А о многом другом, что заставляло нас в их возрасте забывать обо всем на свете, они не знают вообще и никогда не смогут пересказать своим детям замысловатые сюжеты Жюля Верна, Майн Рида, Джека Лондона, И. Ильфа и Е. Петрова, В. Обручева, А. Толстого. Попробуем разобраться в причинах детского неприятия книги.



ris16.png


Одна из наиглавнейших причин, как ни печально это звучит, – причина семейная, или педагогическая.

Немолодая мама интеллигентного вида жалуется на то, что ее 11-летний Алеша не любит читать. «За книгу не усадишь! Только если выпороть пообещаю, пару страниц прочитает кое-как», – говорит она. А на вопрос, часто ли сын видит родителей с книгой в руках, отвечает: «Ну, мне-то когда читать? Я на двух работах, стирка, обед надо приготовить, уроки у него проверить…»

Безусловно, семья, в которой книга сопровождает ребенка с момента его рождения, семья, в которой читают родители, – это еще одна предпосылка грамотности и «чутья» родного языка. При отсутствии читающей модели, то есть близкого человека, увлеченного чтением, ребенок практически никогда не берет книгу сам. Он должен ощущать, что жизнь его родителей немыслима без книг, тогда они войдут и в его жизнь… И если вечером, обычно перед сном, мама присядет на полчаса пусть хоть и с любовным романом в руках, ее сынок постепенно тоже привыкнет забавлять себя чем-нибудь книжным на сон грядущий. Обсуждая с чадом его школьные дела, всегда можно найти какую-то параллель в литературе. «Слушай, это прямо как у Чехова», «Помнишь, как у Кассиля Оська вышел из подобной ситуации?», «По-моему, твой одноклассник повел себя недостойно, как какой-нибудь Мальчиш-Плохиш». Постоянно обращаясь к книжным примерам, мы стимулируем процесс чтения. Ребенок привыкает искать ответы на свои вопросы у великих писателей, на страницах книг, а уж они-то плохому не научат, не обманут, не поддадутся сиюминутному настроению.

Никогда не будет читать тот ребенок, в семье которого книг нет вообще. А сейчас, несмотря на изобилие печатной продукции, таких семей очень много. Практика пользования общественными библиотеками уходит в прошлое, но все чаще учителя слышат в качестве главной причины неприготовленного задания по литературе слова: «Я эту книгу не нашел». Книги, передающиеся из поколения в поколение, красочно оформленные фолианты, полные собрания сочинений – большая редкость в нынешнее время. Как и книга в качестве «лучшего подарка». Родитель, который сам не радуется книге, никогда не научит этой радости ребенка.

В одной молодой семье недавно родился второй ребенок. Старший, Дима, учится в шестом классе. Проблемы с чтением настолько серьезны, что мальчик стал отставать по математике: раньше мама читала ему условие задачки, а теперь ей некогда. Диме наняли репетитора, чтобы он таки научил его читать не по слогам. В квартире евроремонт, модная удобная мебель, в секретере десятка два книг, среди них большую часть занимают детективы в мягких переплетах, несколько справочников, книги с дарственными надписями, видимо, подаренные родителям Димы. Мама скептически ознакомилась со списком книг, которые репетитор предложила купить для Димы или хотя бы взять в библиотеке. Где находится ближайшая библиотека, мама не знает, а на покупку нет лишних денег – много расходов в связи с рождением малышки. Мама уверена, что существует какой-то другой путь приобщения ее ребенка к чтению. Вряд ли…

К сожалению, в наше время почти исчезла традиция семейного вечернего чтения. Сыграли ли здесь свою роковую роль телевизор или занятость родителей, работающих по 20 часов в сутки? Наверное, есть и объективные причины, объясняющие это явление. Но все же главный фактор – как всегда, человеческий. Когда-то мы приучали своих малышей пользоваться ложкой, ходить на горшок, чистить зубы. И находили для этого и время, и силы, и терпение. Приучать ребенка к книге тоже следует с малолетства. Яркая красивая книжка должна занимать свое, самое почетное место среди его игрушек. А часы, проведенные за чтением с мамой или бабушкой, должны быть самыми счастливыми часами детства. Но родители не должны пропустить тот момент, когда книга из их рук перекочует в руки ребенка, то есть когда он начнет не только ушами, но и глазами следить за приключениями героев. Этот переход происходит в возрасте семи-восьми лет, а если он затянулся, то и 15-летнему мама читает вслух «Войну и мир», потому что слушать и запоминать гораздо легче, чем читать самому. Приобщить свое чадо к самостоятельному чтению художественной литературы не менее важно, чем научить его соблюдать правила личной гигиены.

А иногда бывает и так. Родители – книголюбы со стажем, дома – книги, книги и книги. А ребенок читать не хочет и ни на какие уговоры не поддается: неинтересны ему ни Винни-Пухи с Бармалеями, ни хоббиты с муми-троллями. Значит, причину надо искать глубже, в области нейропсихологии.

Как правило, такие дети плохо пишут, путают буквы, с трудом составляют предложения, не могут выбрать верное окончание в словосочетании. Несформированность образа буквы (когда между «б» и «д», например, особой разницы не видно) приводит к тому, что процесс чтения становится просто невозможным: от ребенка ускользает смысл читаемого, потому что он не в состоянии уяснить смысл каждого конкретного слова. Если механическое складывание слогов как-то освоено таким бедолагой, то понять суть прочитанного он все равно не может.

Молодой папа, менеджер в рекламном агентстве, очень гордится восьмилетней дочкой Машей. Откладывая в сторону сказки и приключения, девочка с интересом читает только словари и справочники. У нее богатый словарный запас, в разговоре она может порассуждать и о том, что такое декадентство, и о том, что такое логарифмы и дедукция. Но Маша никак не может прокомментировать события, описанные в «Королевстве кривых зеркал», она затрудняется объяснить, как девочка Суок из «Трех толстяков» могла занять место куклы наследника Тутти. Папа только улыбается, не понимая, что интерес Маши к справочной литературе объясняется вовсе не высоким уровнем ее интеллекта, а несформированностью логико-грамматических отношений (девочка, кстати, уверена, что брат отца и отец брата – это одно и то же лицо), в результате чего смысл художественного текста от Маши ускользает. В словарях же все просто и ясно объяснено, образность описания в научной речи отсутствует, а это облегчает для Маши понимание.

Чтение – сложнейший процесс, в котором задействованы оба полушария головного мозга, поэтому если одна из зон «пробуксовывает», то весь процесс теряет смысл. Чтение из наслаждения превращается в жуткое наказание. Ребенок напряженно складывает буквы в слова, но не понимает сути и смысла. Поэтому и пересказ текста ему не удается, или в нем появляются какие-то новые герои и повороты сюжета, то есть образ или отсутствует совсем, или искажается. Если ребенок мало играл в раннем детстве, если палочка для него никогда не превращалась в лопатку или в лошадку, значит, его фантазия не развита в достаточной степени. А какое удовольствие от чтения можно получить, не представляя себя на месте Руслана, летящего на бороде Черномора, на месте Ассоли, ждущей своего капитана Грея, на месте девочки Элли, идущей по дороге, вымощенной желтым кирпичом? Хорошее воображение – необходимое условие успешного и заинтересованного чтения. Причем чтение и фантазирование – вещи, не просто связанные друг с другом, а взаимовлияющие. Воображение прекрасно развивается с помощью рисования, а рисование под чтение – один из способов приобщения ребенка к книге. Как помочь ребенку, который и хотел бы, да не может читать нормально в силу нейропсихологических причин, вам подскажет специалист-нейропсихолог, если вы не поленитесь сходить к нему на консультацию. Но и в этом случае без книги вам не обойтись. Чем красивее внешне и интереснее по содержанию будет эта книга, тем больше у вас шансов на успех.



ris17.png


Среди причин, отбивающих интерес к чтению, есть и причины, которые можно назвать школьными. Несмотря на то что предмет «литература» существует в школьном расписании, любовь к книге от этого не увеличивается, а иногда и пропадает совсем.

Денис пошел в школу, умея хорошо читать и писать. У него были свои любимые книги и свои любимые герои. Но постепенно его страсть к книжкам стала угасать, и уже в пятом классе без понуканий родителей он к книжному шкафу не приближался. Самой типичной оценкой по литературе стала для него тройка, а список для летнего чтения он просто разорвал, чтобы не тратить на него драгоценное время каникул. Мама чуть ли не со слезами на глазах рассказывает, что он возненавидел некогда обожаемого Пушкина, и как бы она ни рекомендовала прочитать «Говорящий сверток» Даррелла целиком, а не только тот отрывок, который дан в учебнике, Денис наотрез отказался.

Негативное отношение к чтению порождено элементарной «обязаловкой». Одно и то же дело может быть любимым, если оно делается без принуждения, и может превратиться в ненавистное занятие, когда его исполнения требуют. Обязательность отталкивает, вот почему «Капитанская дочка», прочитанная в 9 лет по совету бабушки, воспринимается как гениальное откровение, а в 12 на уроках литературы вызывает только смертельную зевоту. Мудрые французы не включили в школьные программы романы своего знаменитого соотечественника Александра Дюма. Может быть, поэтому «Трех мушкетеров», «Графа Монте-Кристо», «Королеву Марго» и в детстве, и в старости все читают с удовольствием? Не исключить ли и нам из программ замечательные произведения Н. В. Гоголя, чтобы вернуть ему любовь наших маленьких читателей? Возможно, тогда они сумеют оценить всю прелесть его волшебных сюжетов и сочность языка. Разве популярность стихов Сергея Есенина снизилась, когда он был исключен из числа советских классиков в 30-е годы? И не способствует ли бешеному успеху в среде подростков романа «Мастер и Маргарита» то, что долгое время его не то что в программе, а и в советской литературе как бы не было?

Однако в наши учебники литературы буквально засунуто все, что только можно. А поскольку объемы совсем не маленькие, обязательны и пространные списки для летнего чтения. Чаще всего учитель только требует, чтобы летнее задание было выполнено, но редко когда подходит творчески к его формулированию. Детей, да и родителей, «убивает» само количество произведений. Конечно, чтение не должно прекращаться в каникулы, если только оно не воспринимается исключительно как элемент обучения. Тогда где же найти компромисс? Одна преподавательница не поленилась составить для каждого пятиклассника свой, личный список книг. В каждом было всего пять-шесть наименований, но строго с учетом уровня развития и интересов каждого ученика.

И это было уже не «обязаловкой», а просто дружеским советом любимой учительницы. Ну и как этому совету было не последовать?

Б. Пастернак сказал когда-то, что нелюбовь к Маяковскому объясняется тем, что после смерти его стали «насаждать, как картошку при Екатерине». Подобным образом пытаются заставить полюбить Чехова, Толстого, Платонова, Шукшина…

Неудачная школьная программа, которая не учитывает возрастных и психологических особенностей детей и подростков, – еще одна причина нелюбви к чтению. Когда-то учебник литературы пятого класса начинал знакомство с А. П. Чеховым рассказом «Степь». Специалистам понятно, какую роль сыграл этот рассказ в становлении Чехова как писателя, какое значение он имеет в литературе. Но для любого пятиклашки – это нудное повествование без начала и конца. Где же ему разобраться в красотах степи, описанной утром, днем, вечером и ночью, если он с трудом представляет себе, что такое степь? Вот и складывается представление о Чехове как о скучном писателе, причем у некоторых это представление так и не изменится до конца дней. Абсолютное недоумение вызывает у шестиклассников одна из лучших пушкинских повестей – «Станционный смотритель». Они искренне не понимают, в чем проблема! Почему такой замечательный, симпатичный и веселый гусар не мог остаться жить на станции вместе с Дуней и ее отцом? И еще большее недоумение – сюжет «Метели». Вся прелесть коллизии, так тонко и легко описанной Пушкиным, остается недоступной большинству. Потянет ли детей к этим повестям позже, когда они подрастут и станут обладателями хоть каких-нибудь знаний по истории? Весьма сомнительно. В возрасте 10–11 лет ребенок не может еще оценить в книге ничего, кроме сюжета. Но разве мало в мировой литературе книг, сюжеты которых ясны и понятны ребенку, могут увлечь его воображение и научить поступать благородно, ценить дружбу, семью, мир? «Белый пудель» А. И. Куприна, «Снежная королева» Г. Х. Андерсена, чеховские «Мальчики», «Чук и Гек» А. П. Гайдара… Сладить со школьной программой нелегко, и тут огромную роль играют личность, профессионализм и увлеченность учителя.

Перед родительским собранием мамы, как обычно, делились впечатлениями об учителях. Мама Миши была очень довольна преподавательницей литературы: «Я сама столько новых имен узнала. Вместе с Мишкой взахлеб читала!» Раньше, говорила мама, Миша учился в другой школе, никакого интереса к чтению не проявлял, теперь литература стала любимым предметом, а оценки улучшились и по физике, и по математике. Раньше он очень трудно сходился с ребятами, а теперь стал душой компании. А недавно она нашла в столе листок с недописанными стихами. Перед подростком мир раскрылся полнее и ярче. Мама уверена, что все это произошло благодаря учителю и той любви к книге, которую преподаватель умудрилась передать ученикам.


Что же можно сделать родителям, чтобы книга стала добрым другом, помощником, советчиком для каждого ребенка?

♦ Даже у самого маленького ребенка книга должна ассоциироваться с наиболее приятными вещами – мамиными руками, ее теплом, ее улыбкой. Если малыш почувствует, что книга – это удовольствие, то, повзрослев, он сам потянется к ней.

♦ Собирайте домашнюю библиотеку. Пусть она будет и не очень большой, но не случайной. Ведь это просто здорово, когда книга имеет свою историю. Иногда стимулом для чтения может стать ваш рассказ о том, при каких обстоятельствах книга была приобретена, как она попала в ваш дом, у кого побывала до того, как заняла свое место на вашей полке. Не разменивайтесь на мелочи – собирайте те книги, которые прошли проверку временем, вошли в золотой фонд. И помните: когда у вас появятся внуки, история этих книг только удлинится, а их ценность повысится.

♦ Не пренебрегайте чтением вслух. Используйте этот прием хотя бы в терапевтических целях, например, когда ваш малыш заболел. Стремитесь к тому, чтобы ваше чтение переросло в самостоятельное чтение ребенка. Сначала можно читать по очереди, хотя бы и через строчку, но постепенно отдавать инициативу малышу, не забывая хвалить его за выразительность и артистизм. Попросите читать для себя или для бабушки. А может, ваша кошка или попугай окажутся большими любителями слушать сказки? На первых порах ребенок тоже должен читать только вслух, это выработает навык и поможет вам установить, как он понимает прочитанное.



ris18.png


♦ Если вы почувствуете, что прочитанное вами неверно понимается или не понято совсем, потренируйте малыша на пословицах и поговорках. Пусть он объяснит их смысл. Почитайте ему басни, но без морали, полезнее будет ему самому сформулировать ее. Когда вы читаете, просите ребенка рисовать. Это пробудит его воображение, научит слушать внимательнее, быть усидчивее. Только не забывайте все время хвалить!

♦ Если ученик начальной школы читает совсем плохо, используйте кассеты с записями. Сейчас в продаже можно найти практически любое классическое произведение, прочитанное профессиональным актером или чтецом. Вначале ребенок будет только слушать, но потом подскажите ему следить за читаемым по книге. Вы сами не заметите, как скорость чтения и понимание возрастут, а ребенок постепенно втянется в процесс и полюбит то, что стало легким и понятным. Нам известен случай, когда слепая мама именно таким образом приучила к чтению своего зрячего сына.

♦ Чтобы школьная литература не вызывала оскомину, предваряйте программу. Вы всегда можете заранее рассказать что-то интересное и необычное про тех, чьи произведения еще только будут изучаться, познакомить с веселыми и увлекательными страницами непрограммных книг тех же авторов, сходить на спектакль. Тогда восприятие обязательных произведений будет позитивным.

Мысль о том, что «литература – учебник жизни», не нова, но, несмотря на банальность, это утверждение удивительно верно. Чем больше читает ваш ребенок, тем лучше он будет ориентироваться в жизни и разбираться в людях. Приобщая его к книге, вы тем самым помогаете ему быть успешным в жизни.



ris19.png


Что может сделать учитель, чтобы стимулировать процесс чтения?

♦ Попробовать перед началом «скучного» произведения писателя прочитать детям один из его наиболее веселых, коротких и соответствующих возрасту ребенка рассказов.

♦ Составить на лето индивидуальный список чтения, соответствующий интересам ребенка, – тогда это будет выглядеть как совет старшего друга и знак внимания.

♦ Говорить о необходимости семейного чтения родителям.

Психология bookap

♦ Организовывать просмотр видеоматериалов по программным произведениям, объясняя разницу между прочтением произведения и просмотром фильма.

♦ Советовать родителям покупать аудиокассеты с произведениями писателей: исполнение артистов-профессионалов может привлечь внимание к книге.