Глава 1. Арена наших действий.


Для начала порадуем вас. Эту паралогическую по своей сути книгу мы все-таки решили сдобрить некоторой толикой логики – так сказать, для вкуса. В первых главах ее побольше; в последующих – поменьше. Только, пожалуйста, не позволяйте своему уму, воспользовавшись нашей поблажкой, чересчур надувать щеки.

А теперь вообразите (рисовать что-либо мы покуда не намерены) две пересекающиеся, как им и положено, координатные оси. По вертикальной мы условимся откладывать количественные значения активности человеческой психики. В данном случае ученые обычно говорят о всяких импульсах, излучениях и ритмах головного мозга; они даже как-то их измеряют; только нам, по счастью, до всего этого нет никакого дела. По горизонтальной оси мы будем определять волевую потенцию человека, а это есть некая таинственная сила, связующая воедино все субличности, составляющие полную личность каждого из нас.

Представьте, что вы крепко выпили в дружеской компании, а потом наговорили своим приятелям всякой чуши, да к тому же разбили любимый сервиз хозяйки дома или еще как-то учудили. В нормальном состоянии такого с вами никогда и ни за что бы не приключилось. Наутро вы все это припоминаете и чувствуете себя не очень уютно. И даже вымоленное по телефону «Дя брось ты, с кем не бывает…» не приносит покоя вашей изнывшейся душе. Вы снова и снова прокручиваете в уме вчерашнюю ситуацию и все-таки не можете понять, почему вы так себя повели. Ведь именно таким вы неприятны, прежде всего, сами себе; именно таким вам очень не хочется себя принимать.

Между тем, все очень просто. Алкоголь затормозил функции коры вашего головного мозга, и возобладала подкорка. А это значит, что ваша обычная личность – та самая, которую знают окружающие, с которой вы уже свыклись, и которая является результирующей всех многочисленных ваших субличностей, – временно уступила место какой-то из последних. Вот она-то, эта самая субличность, о существовании которой вы, быть может, раньше даже и не подозревали, и устроила всю эту чехарду. Но, протрезвев, вы стали прежним, и теперь уже ваш логический ум, целиком и полностью принадлежащий коре вашего головного мозга, никак не позволяет вам признать, что вчера вы были в буквальной смысле не вы.

Кстати, подобный опыт может оказаться очень полезным. 11ужно лишь собрать в себе нешюю мужества и не полениться его использовать. Действовать можно так. Честно припомните себя в том самом состоянии. Снова и снова воспроизводите в уме всю картину: что вы тогда чувствовали, кем себя ощущали, как воспринимали окружающий мир и людей в нем, как хотели перед ними проявиться… Заново все это переживите.

Тут важно избежать одной ошибки. Ни в коем случае не исправляйте, не корректируйте ситуацию и себя самого. Пусть все идет так, как оно было на самом деле. Просто по-наблюдзйте за собою и потом попробуйте себя психологически воспроизвести в том самом состоянии. Впрочем, для этого опыта вовсе не обязательно использовать воспоминания о неприятном для вас застолье. Можете воссоздавать вообще любые ситуации (в том числе и приятные), в которых вы непривычно себя ощущали и необычно вели. Хотя, конечно, именно неожиданные неприятности, как правило, легче всего высвобождают наши потаенные «я». Ваша задача осознать (а следовательно, как мы условились, и прочувствовать), что окружающий мир и вы в нем способны меняться. По сути, это – один из аспектов сталкинга Карлоса Кастанеды. А описанная выше ситуация в его кодовой системе объясняется легким смещением вашей точки сборки под воздействием алкоголя.

Теперь мы вас попробуем напугать. В подсознании любого человека дремлет огромное количество субличностей. Одни из них более живы и активны, другие менее. Это ваши родные и знакомые (в том числе и усопшие), различные персонажи (исторические, мифологические, художественные), всевозможные звери, птицы, деревья, скалы – все, что составляет ваш психический мир. И в нем все эти субличности реальны, ибо облачены в живую плоть вашего подсознания. (В этом смысле какой-нибудь Винни-Пух для ребенка может быть значительно реальнее, допустим, Гитлера, Ельцина или Пугачевой.) Между прочим, вот вам – отправная точка для всевозможных актерских перевоплощений и даже для магических превращений, столь ярко описанных Карлосом Кастанедой.

Однако вернемся к нашей горизонтальной координатной оси. Условно наречем ее осью воли или целостности – это уж, как вам больше по вкусу (психиатр мог бы назвать ее шкалой шизофрении). Чем правее по оси воли находится выбранная нами точка, тем сильнее сцементированы субличности человека, которому она соответствует. Таким образом, справа у нас будут располагаться натуры цельные и волевые, а еще правее – параноики; слева же мы поместим так называемые сложные натуры, которых по мере дальнейшего продвижения влево сменят всевозможные шизофреники и, наконец, бывшие люди с окончательно рассыпавшейся психикой. Повторяем, воля, с нашей точки зрения, есть сила, собирающая все человеческие субличности воедино, в одну результирующую личность.

Аналогично на вертикальной оси, которую мы назовем осью психической активности, самые верхние точки будут у нас соответствовать лицам, пребывающим в маниакальной фазе психоза, а нижние – депрессантам. Соответственно, в промежуточной области разместятся так называемые нормальные люди; и чем сильнее «разгонка» их психики, тем выше их место на оси психической активности.

Теперь попытаемся почувствовать «на вкус» эту самую психическую «разгонку». Припомните себя в состоянии крайнего возбуждения. Быть может, однажды вы «сыпались» на экзамене и вдруг неожиданно для себя самого нашли правильный ответ на «гиблый» вопрос, или же во время поединка на тотами вы вдруг почувствовали необычайный прилив сил и ярко выиграли бой… У каждого в жизни случались моменты интенсивного повышения психической активности. Вспомните один из них, вспомните свое состояние в тот миг и попытайтесь заново его пережить.

А теперь припомните себя в тот момент, когда вы бесконечно устали, и вам вообще ни до чего больше дела нет. Все, что вам нужно, так только постель. Реализуйте себя в состоянии заторможенной психический активности.

Эти упражнения подробно объяснены в книге В.В.Шлахтера «Человек-оружие», с которой мы рекомендуем вам ознакомиться, если вы всерьез интересуетесь иррациональной психологией Но в данном случае от вас требуется лишь прочувствовать в себе состояния повышенной и пониженной психической активности и опытным путем выделить их составляющие.

Как же за это взяться? Вот наиболее простая схема. Итак, «разогнав» свою психическую активность, попытайтесь сначала выделить, а затем и подавить активность эмоциональную; потом то же самое проделайте с умственной активностью. Этого не так уж трудно добиться. Теперь понаблюдайте за тем, что осталось. Вроде бы вы, как и прежде, взвинчены до предела, но при этом ваши эмоции утихли, и успокоился ум… Именно эта оставшаяся часть психического напряжения и является той самой активностью, о которой мы говорим. Правда, существует еще активность восприятия, или наше внимание. Но о нем мы подробно побеседуем в другой главе.

Теперь – один полезный совет. Занимаясь психическими опытами, сохраняйте бесстрастие. Настройте себя так, будто вы делаете все это вовсе не для себя самого, а для кого-то постороннего. Иными словами, не желайте результата, иначе само желание перечеркнет все ваши усилия: оно ведь – тоже эмоция.

Допустим, благодаря собственной практике, вы понемногу осваиваете нашу психическую систему координат. Это означает, что мы можем двигаться дальше. Тогда представьте, что однажды, наколов острием циркуля точку пересечения психических осей (воли и активности), некий психиатр начертил зловещую окружность. А потом все остальные его коллеги собрались около нее и коллективно порешили считать людей, оказавшихся внутри этой окружности, нормальными, а тех, кто по каким-то причинам оказался снаружи, принять в качестве своих пациентов. С тех самых пор они и «лечат» этих бедолаг, то есть пытаются – причем в полавляющем большинстве случаев безуспешно – запереть их в своем круге.

Между тем, ни один человек не имеет постоянного места в психической системе координат. Допустим, вы просыпаетесь в семь утра и, как говорится, с трудом продираете глаза. В эти минуты даже просто откинуть одеяло и отправиться под душ для. вас – проблема. Активность вашей психики следовало бы скорее назвать пассивностью, а уж о минимальной собранности воли и вообще речи идти не может. Безусловно, в этом случае состояние вашей психики будет соответствовать какой-то из точек левого нижнего сектора нашей координатной системы. А около двух того же дня у вашего «Жигуленка» неожиданно заглох мотор прямо на улице. А вам необходимо срочно куда-то добраться. Вы отчаянно «стопорите», что называется, собственной грудью любую машину, попавшую в поле вашего зрения. Где в этот момент пребывает ваша психика? Скорее всего, в правом верхнем секторе, если только вообще не «выплеснулась» из него еще выше или правее нормы.

Кажется, подошло время для существенного замечания. Учтите: все, что мы до сих пор говорили в этой главе, – полная чушь. Мы пытались протолкнуть логику туда, где ее не бывает. Так что не делайте никаких умственных построений на основе прочитанного, просто постарайтесь нащупать в себе то, о чем узнали. И тогда наши слова «сработают» -просто укажут вам: да, это – оно самое…

Задумайтесь над тем, как вы ходите по земле, как танцуете, едите, водите автомобиль… Если бы каждое ваше действие координировалось рассудком, который, в свою очередь, опирался бы на логическую схему, на точное научное описание самого действия, то вы за целую жизнь не успели бы сделать, наверно, и пяти шагов. Подумайте об этом. Знаете ли вы, например, как поднести ко рту вилку? Конечно, нет -с позиций науки. Ведь у вас в голове не зафиксированы все многочисленные параметры данного простого действия, которые, возможно, не уместились бы и в десяти томах. Вы чувствуете, как это делается, и все. Только большего в данном случае и не требуется…

А теперь мы предлагаем вам примерно гак же чувствовать состояния собственной психики. Это тоже очень легко. Просто раньше вы не обращали внимания на такие «мелочи». Вначале следует научиться различать их в себе (избави вас Бог заниматься этим лишь на уровне логической схемы, предложенной нами). И только потом можно попытаться контролировать свои состояния души, или психические позиции, а затем и трансформировать их и даже формировать новые.

Давайте посмотрим, кто у нас считается душевно больным. Наверное, тот, чья психика, выйдя однажды за пределы неких установленных параметров, не повинуется больше своему хозяину. Иначе говоря, ненормальным общество признает лишь того, кто, во-первых, не способен контролировать собственную психику, а во-вторых – и это наиболее важное условие, – чьи психические параметры не соответствуют норме. Но подавляющее большинство людей либо вовсе не владеет своими душевными состояниями, либо контролирует их очень слабо и далеко не всегда. Только психические позиции этих условно нормальных людей обычно не покидают установленной для них области или же, если такое все-таки происходит, возвращаются в свой круг самостоятельно и достаточно скоро – пока не взялись за дело психиатры. С другой стороны, различные виды человеческой деятельности требуют разных психических позиций. Например, если вы решили породить гениальную идею, то легче всего вам будет это сделать в глубоком состоянии безволия, почти что личностного распада, в котором ваши субличности получают возможность самовыразиться. Но, чтобы воплотить эту идею в жизнь, вам пригодится целеустремленность параноика. В состоянии заторможенной психической активности вы можете наиболее успешно воспринимать новую информацию. Но победить на ринге серьезного противника вам удастся только на предельной психической «разгонке». Таким образом, любое действие требует от нас соответствующего состояния души, особой психической позиции с оптимальными параметрами. А значит, для человека насущно необходимо овладеть хотя бы нормальным психическим пространством, а если он стремится и к большему, то существенно раздринуть его границы.

К сожалению, никакая логика в этом вам не поможет. Конечно, сама по себе паралогия – тоже всего лишь оболочка. Но она возможна лишь в присутствии еще кое-чего, вообще не поддающегося определению и, тем более, обсуждению. Можно сказать, что за паралогией стоит нечто серьезное, тогда как за логикой – пустота.

В общем, авторы изрядно устали от этой небольшой, но, увы, все еще перегруженной логикой главы и с удовольствием перейдут к следующей.