Глава 1. Психонетика. определения и разграничения.

1.1.Психонетика.Психонетикой будем называть концептуально-технологический комплекс (КТК), использующий для описаний, построения моделей и проведения технологических операций особые свойства психических систем, два из которых - проявление сознания, описываемое внешним наблюдателем как рефлексивность, и проявление воли, воспринимаемое внешне как спонтанность, присущи только этим системам, а третье, целостность, является общим с другими организмическими системами.

1.1.1. Называя индивидуальную психику системой, мы отдаем себе отчет в спорности использования понятия "система" для характеристики того, что это понятие порождает. В дальнейшем его следует рассматривать как своего рода метафору, напоминающую, что мы ограничиваемся чисто технологическими аспектами психонетики до того момента, когда нам придется рассмотреть и внетехнологические - культурные, социальные и политические последствия ее возникновения.

1.2. Строение концептуально-технологического комплекса. Концептуально-технологический комплекс понимается как взаимоувязанный комплекс психических операций, описаний, (инструкций, концепций, моделей) и технических операций, ведущих к получению заданного продукта, располагающихся в трех средах -психической среде конкретных людей, знаковой среде, содержащей в себе тексты различной природы, и технической среде.

1.2.1. Нам известны два КТК, порожденные современной цивилизацией - индустриальный и надстраивающийся над ним информационный.

Психическая среда индустриального КТК включает в себя среду логически организованного мышления. Знаковая содержит естественные, математические и графические языки, общетехнические концепции и теории физики, химии, геологии и др. наук, модели устройств, предписания для проведения конкретных операций и т.д. Техническая состоит из процедур (операций сборки-разборки, плавления, слияния реактивов и т.д.), технических устройств, комплектующих, инструментов и т.д.

Психическая среда информационного КТК включает в себя особым образом организованное дискурсивное мышление, отличия которого легко распознаются представителями классических естественнонаучных и гуманитарных дисциплин при первой попытке содержательно изложить задание программисту, знаковая представляет собой алгоритмы и тексты программ и т.д. , а техническая - компьютеры, устройства ввода-вывода, отображения и т.д.

1.2.2. В существующих КТК мыслительным операциям соответствуют определенные единицы описания и предписания в знаковой среде, т.е., в языке описания в рамках той или иной концептуальной модели. Определенным образом сгруппированные единицы описания соответствуют техническим операциям. Таков идеал, к которому стремится и со временем приближается КТК, но реальность, конечно, сложнее, поскольку чем моложе КТК , тем в большей степени в нем представлены не отраженные в текстах внемыслительные действия разработчиков, внеконцептуальные устные инструкции, невербализуемые знания и не зафиксированные в инструкциях навыки исполнителей.

1.2.3. Отношения трех компонентов КТК, каждый из которых реализован в одной из трех сред , не сводятся к иерархии односторонних воздействий - психической среды на знаковую, а знаковой на техническую. Мыслительные операции, отражаясь в знаковой среде, порождают языки описания, более бедные, чем отраженный в них слой мышления, языки описания, в свою очередь, рафинируют мыслительную среду, как психический компонент КТК, обедняя ее и стремясь придать ей равную мощность с собой, техническая среда вносит в описания ранее не учтенные элементы и т.д. В своем пределе КТК стремится к равномощности всех трех его компонентов.

1.2.4.Снижение мощности (Понятие мощности здесь и далее будет использоваться в том же значении, что и в теории множеств.) компонентов КТК отражает процесс взаимной трансляции ограничений трех сред. Поскольку первой реальностью, к которой прилагаются методы психонетики, является психическая среда, именно ограничения мышления, самыми фундаментальными из которых являются его линейный и дискретный характер, представляют для психонетики основной интерес. Линейность и дискретность мышления, транслируясь в знаковую среду, порождают ограничения характеристик текстов, придавая им такой же линейный и дискретный вид. Ограничения знаковой среды, в свою очередь, сужают круг возможных технических операций и, следовательно, продуктов индустриального и информационного КТК (рис. 1.1.).

Рис. 1.1 Строение промышленного и информационного КТК.

1.2.4.1. Линейность и дискретность мышления делают его эффективным при построении технологий, основанных на процедурах типа сборки-разборки механических конструкций, соединения взаимно независимых, а потому легко заменяемых элементов. Но по отношению к мыслительной среде техническая среда является подконтрольной лишь потому, что мышление погружено в континуальную среду сознания и, будучи частью целостной психической системы, увязано в своей работе с иными, нелинейными, целостными, континуальными и активностными "механизмами" психики. Являясь, благодаря этому, более мощной по отношению к линейно-дискретной технической среде , опираясь на неявные, не отраженные в знаковой и технической среде характеристики, мыслительная среда надстраивается над технической и становится управляющей инстанцией по отношению к ней.

1.2.4.2. Мышление оказывается менее мощной средой по отношению к биологическим, социальным и культурным объектам с их нелинейными, целостными и активностными характеристиками, которые не находят своего прямого отражения в мыслительной среде и порождаемых ею языках описания и предписания. Не находя адекватного отражения, эти характеристики могут лишь фиксироваться в языке как граничная категория или имя явления. Подробнее эта тема разобрана в гл.2.

1.3. Локальные психические среды. В общей психической среде легко выделяются локальные психические среды (ЛПС), связанные с тем или иным видом человеческой деятельности. Так, мир технологий связан с мыслительной средой, включение же в КТК внемыслительных ЛПС влечет за собой расширение технологических возможностей.

Локальные психические среды создаются вокруг какой-либо психической функции или их сочетания. Понятие психической функции отталкивается у нас от определений К.Г.Юнга5, однако область психических функций понимается не как перечень функциональных механизмов - мышления, чувствования, ощущения, интуиции и трансценденции, а как психофункциональный континуум, из которого могут вычленяться не только юнговские функции, но и гибридные образования и развернутые при помощи определенных процедур латентные механизмы, не совпадающие ни с одной из описанных функций. Функция является работающим механизмом, ядром ЛПС, вокруг которого организуются фрагменты других функций и иных психических содержаний, подчиненные в своей работе принципам ядерной функции.


5 К.Г.Юнг. Психологические типы. М., "Университетская книга" ACT, 1996.


1.3.1. Функциональная трактовка психики - лишь одна из многих реализованных и возможных трактовок. Выбор именно функции, как центрального понятия для описания локальной психической среды, определяется двумя моментами. Во-первых, понятие функции метафорически ближе технологическому духу психонетики, отражая момент преобразования одного психического содержания в другое. Во-вторых, оно позаимствовано из универсальной теории К.Г.Юнга, картина мира и модель психики которого близки психонетическому подходу.

1.3.2. Понятие функции уже понятия ЛПС. Функция означает только механизм преобразования одного содержания в другое, в то время. как ЛПС включает в себя и эти, подверженные переработке содержания, и вспомогательные механизмы, и неявные характеристики среды.

1.3.3. В существующие КТК включаются ЛПС, созданные вокруг функции мышления. Однако с точки зрения психонетики мышление не является единственной функцией, вокруг которой могут быть созданы ЛПС, обладающие технологической потенцией. Внемыслительные ЛПС также способны инициировать возникновение расширительно понимаемых языков описания в невербальных знаковых средах. Выделение пяти юнговских функций представляет собой лишь предварительную разметку психофункционального континуума. Описание этих не сводящихся друг к другу и непересекающихся функций означает лишь выявление определенной культурной матрицы, расчленяющей и упорядочивающей окружающий мир, с которым сталкивается человек, в том числе и мир его психики.

1.3.3.1. Подобно тому, как изменения грамматики языка влечет за собой изменение картины мира, переход к иной культурной матрице означает и иное членение психического пространства. В технологическом контексте аналогом культурной матрицы является внешняя по отношению к психофункциональному континууму задача, требующая адекватного отражения своей специфики, которая может находиться в противоречии с культурной матрицей, порождающей юнговское членение психического пространства, а, следовательно, и требовать формирования для своего решения неюнговских ядерных функций, т.е. ЛПС, актуально не содержащихся в психике современного человека.

1.3.4. Психические среды больших культур строятся вокруг функции мышления. Прочие психические функции определяются по отношению к мышлению и получают свое особое содержание в той мере, в которой они не являются мышлением. Тем самым статус других функций как смыслопорождающих механизмов понижается и становится вторичным по отношению к мышлению. Даже такие сверхкультурные явления, как мистическая практика, или же внутрикультурные формы с высоким иерархическим статусом как музыка, возвышаются над , или существуют на территории, расчерченной мышлением, и ассимилируются культурой лишь после того, как получат интерпретацию в рамках мышления и порожденных мышлением текстов. Мышление, очевидным образом, является базовой функцией современной цивилизации. По этой причине процесс формирования новой ЛПС, равной по мощности и дифференцированности средам, построенным вокруг мышления, несет в себе определенное противоречие: с одной стороны, проект любой новой ЛПС может быть сформулирован лишь в языках, являющихся отражением мыслительных ЛПС в знаковой среде, и, следовательно, несущих в себе все ограничения мышления, а, с другой стороны, эти ограничения не позволяют тексту-проекту стать моделью новой ЛПС, ибо текст не может воспроизвести то, что не может быть воспроизведено в мышлении.

1.3.4.1. Тексты, которые являются посредниками между задачей, не разрешаемой средствами мыслительных ЛПС, и процессом формирования заданной ЛПС, не могут содержать в себе предписаний построения ЛПС, не могут быть текстом-проектом. Их назначение иное.

Во-первых, эти тексты обозначают границы применимости мышления набором граничных категорий, отражающих задачу, которые могут быть сформулированы, названы тем или иным именем, но которые не допускают с собой того же обращения при помощи логического инструментария, что и обычные понятия, находящиеся внутри логически организованной языковой среды. Другими словами, граничные категории не могут быть развернуты в дифференцированную систему предписаний чисто формальными средствами, поскольку заключают в себе смысл, а не формальные признаки задачи. Формальные описания граничных категорий всегда внутренне противоречивы и при попытках приложения обычных логических инструментальных средств приводят к парадоксам. Граничные категории, развернутые в парадоксы, представляют собой как бы пограничные столбы, отделяющие территорию мышления от смежных областей, управляемых иными функциями. Первое назначение текста-посредника - выведение формулировки задачи на границу мышления.

Во-вторых, текст-посредник формулирует предписания для проведения процедур, инициирующих внутрипсихические процессы, которые должны послужить начальным звеном и основой для формирования внемыслительных ЛПС. Текст-посредник может инициировать процесс, выводящий за пределы организованной вокруг мышления ЛПС, опираясь на спонтанность психической системы, обеспечивающей самопроизвольное, т.е. не опирающееся на внешнее вынуждающее воздействие, протекание процесса; на целостность психической системы, позволяющую переместить контроль над процессом за пределы мыслительной ЛПС; на рефлексивность, дающую возможность осуществлять контроль без опоры на воспроизведение процесса в мыслительной ЛПС.

1.4. Рефлексивно-управляющая метафункциональная инстанция. Двойственное предназначение текста-посредника -обозначение границы мышления и инициация процесса формирования новой ЛПС - заставляет выделить в качестве отдельной категории управление процессом. Управление включает в себя осознание и формирование новых психических содержаний. Мышление не может взять на себя управляющую роль, ибо, по определению, эти новые содержания не могут быть адекватно отражены в мыслительных ЛПС и в мыслительных ЛПС нет средств воздействия на неотраженные в мышлении содержания. Поэтому возникает необходимость в целенаправленном формировании новой внутрипсихической инстанции мета функционального характера, надстроенной над психофункциональным континуумом. Эта инстанция, во-первых, должна осуществлять рефлексивные функции, т.е. быть наблюдением, не отождествляющимся с наблюдаемыми психическими содержаниями, и , во-вторых, быть инстанцией, непосредственно формирующей и преобразующей психические содержания. В этом втором своем аспекте метафункциональная инстанция становится посредником между волей и внутрипсихической средой, посредником, который не может быть сведен к какой-либо определенной функции.

1.4.1. В нормальных условиях роль такого посредника принадлежит мышлению, которое тем самым, будучи одной из психических функций, выполняет метафункциональную роль, предопределенную культурной матрицей существующей цивилизации. Однако, во многих случаях - в условиях крайней опасности, экстремального давления, измененных состояний сознания и др. - воля может опираться в формировании внутрипсихической реальности и на другие функции, в том числе и на функции, находящиеся в обычных условиях в латентном состоянии.

1.4.2. Мышление, в отличии от других функций, продуцирует черезвычайно развитые самодостаточные языки, что определяется его статусом базовой функции современной цивилизации. Метафункциональный статус мышления, кроме того, не в последнюю очередь связан со способностью мышления не только к описанию внешних по отношению к нему содержаний, но и к самоописанию. Новая метафункциональная инстанция, будучи сугубо технологическим образованием, не требует такой тонкости, дифференцированности и включенности в культурогенные процессы, однако, она должна быть в состоянии транслировать смыслы, заключенные в формах, порождаемых всеми дифференцированными функциями.

1.4.3. Специфика и формы работы рефлексивно-управляющей метафункциональной инстанции могут быть поняты только в контексте конкретной задачи. Подробнее проблемы ее формирования и работы будут разобраны в гл. 5-6.

1.5. Психонетика и психология Психонетика не проистекает из психологии и не является ее разделом. Психонетика, будучи знанием технологического, инженерного типа, использует отдельные идеи и модели психологии, от частных и специальных до глобальных, как конструктивный проект, подлежащий реализации в рамках поставленной задачи. Поскольку психонетику интересуют конструктивные модели и подходы, обладающие технологической потенцией, она индифферентна к теоретическим разногласиям, различиям школ и несовместимости парадигм. Теории и парадигмы имеют для психонетики значение лишь как неявный, но существенный элемент модели. Поэтому для психонетики представляет интерес не только актуальное состояние психологии, но и ее история, ибо конструктивная ценность модели не зависит от эволюции и смены теорий. Кроме того, психонетику интересуют не только достижения европейской психологии, но и результаты индуистской и буддийской психологических доктрин, более целостных и изощренных, нежели концепции, проистекающие из новоевропейской традиции.

1.5.1. Следует отметить, что буддийская психология может с большим правом претендовать на статус науки современного типа, чем новоевропейская. В отличие от раздробленной на множество школ, лишенной единой парадигмы современной психологии, буддийская психология опирается на единый комплекс представлений с вытекающим из него экспериментальным и технологическим аппаратом. Кроме того, буддийская психология регулируется собственно психологической парадигмой, а не заимствует ее из физики или теории систем, как это делает в течение всей своей истории европейская психология.

1.6. Психонетика и конструктивная психология. Конструктивная психология - наука о принципах и методах эффективного восстановления, оптимального функционирования и интегрального развития человека. Ее продуктом являются психотехнологии, содействующие интеграции, развитию и осуществлению возможностей самосознающей психики. В задачу конструктивной психологии входит проектирование картин мира, ценностных ориентации, способов деятельности и жизнедеятельности6. Таким образом, конструктивная психология занимается преобразованием человека, психонетика же использует особые свойства психики человека и иных психических систем для конкретных технологических задач. Психонетика и конструктивная психология образуют пересечения, в которых психонетическая и конструктивно-психологическая техники могут использоваться для решения общих задач.


6 А.В.Чистяков. Методологічні основи української конструктивної психологіі. В: Етнонаціональний розвиток в Україні та стан української етнічності в діаспорі. Київ-Чернивці. 1997. Приведенное определение впервые было дано А.В.Чистяковым в рукописи "Конструктивная психология" в 1989 г. По ряду причин публикация на эту тему появилась лишь в 1997 г.


1.6.1. Одна из таких общих задач - подготовка оператора-психонетика к профессиональной деятельности. Специфичность операций, производимых оператором-психонетиком, требует особого подхода к отбору, обучению, рекреации и социальной адаптации операторского контингента.

1.6.1.1. Оператор-психонетик использует в качестве рабочего инструмента специально сформированные ЛПС, то есть, часть своей психики, причем в более полном и интенсивном смысле, нежели работники других известных нам интеллектуальных профессий. Любое усиленное и дифференцированное развитие какой-либо психической функции , сопровождающее профессиональную деятельность, ведет к определенным изменениям поведения. Рафинированность мышления исследователя, склонность к четкости и однозначности системного программиста, распространяющиеся и на их внепрофессиональную жизнь, представляют собой, тем не менее, лишь более мощное и дифференцированное развитие тех психических структур, которые актуально присутствуют в психике любого нормального члена современного общества.

В отличие от этого, оператор-психонетик актуализирует латентные структуры и свойства психики, формирует новые, не отраженные в культуре и, вследствие этого, не ассимилированные ею новые психические функции, использует в качестве рабочих те состояния сознания, которые по всем критериям могут быть отнесены к классу измененных, проводит психотехнические процедуры, имеющие формальные пересечения с психотехниками, сопровождающими духовные и мистические практики и так далее. Его картина Мира становится более подвижной и вариативной по сравнению с социально-культурными нормативами. Многие естественные психические процессы, протекающие на периферии его сознания и, в силу своей спонтанности, образующие суггестивную ткань коллективной жизни, становятся целенаправленно формируемыми и управляемыми. Тем самым контингент операторов-психонетиков оказывается в условиях смещения социальных нормативов по отношению к общепринятой социально-культурной норме.

Подобные смещения мы наблюдаем у двух групп населения -монашества и кадровых военных. И подобно тому, как жизнь монастырей и воинских подразделений строжайше регламентируется уставами, четкие регулирующие правила неизбежны и для психонетического контингента.

1.6.1.2. Не менее регламентированной должна быть и подготовка операторов-психонетиков. Со стороны конструктивной психологии такая подготовка обеспечивается разработкой соответствующих психотехник, необходимых для формирования психических структур, ответственных за целенаправленное построение заданных ЛПС. Отдельная область приложения конструктивно-психологических усилий - разработка гигиенических норм и техники безопасности такой подготовки. Форсированное преобразование психики чревато психотическими сдвигами, а формирование новых психических структур -разбалансировкой психики и дезадаптацией к социальной среде. С другой стороны, лабилизация психики при ее преобразовании создает благоприятные условия для реализации программы интегрального развития. Все это требует со стороны конструктивной психологии разработки специального аппарата педагогики для психонетики.

1.7. Психонетика и психотехнологии. Психонетика использует различные психотехнологии, но отнюдь не совпадает с их массивом. Строго говоря, психотехнологии, то есть целенаправленное использования тех или иных функций, процессов, приемов воздействия на состояние и так далее, являются необходимой частью любой современной развитой технологии, поскольку эти технологии опираются на определенным образом культивированное мышление. Разработки рафинированных техник мышления уже оформились в отдельную область методологических исследований, порождая на основе мыслительных технологий такие идеальные продукты, которые невозможно получить, используя спонтанный мыслительный процесс. Уже достаточно долгое время существуют и развиваются системы целенаправленного управления интеллектуальной деятельностью, использующие эффект распределения интеллектуальных ролей в группе и специальные средства стимуляции неформализуемых эвристических компонентов мышления7. К числу интеллектуальных психотехнологий можно отнести и системы процедуризации изобретательской деятельности8.


7 Чавчанидзе и др. Проблемы управления интеллектуальной деятельностью. Психоэвристическое программирование. Тбилиси, "Мецниереба", Тбилиси, 1974.


8 См., напр., сб. Как стать еретиком (сост.А.Б.Селюцкий), Петрозаводск, "Карелия", 1991, или Альтшулер Г.С. Творчество как точная наука.М.,Советское радио, 1979.


1.7.2. Помимо ограниченных базовыми свойствами мышления технологий, использующих мыслительные ЛПС, существует чрезвычайно обширная и все еще переживающая время взрывообразного расширения область внемыслительных психотехник. Они охватывают широкую сферу от техник управления вниманием до провокации измененных состояний сознания и проведения целенаправленных процедур при нахождении в них.

Уже сейчас можно говорить не об отдельных методиках, а о пространстве психотехник , хотя их практическое использование ограничивается задачами достижения психотерапевтических эффектов или адаптации к особым условиям существования и носит пока чисто фрагментарный характер. Психотехнологии, несмотря на длительную историю - от гипноза и аутогенной тренировки до методов голотропного дыхания, по сути дела, только начинают входить в тело организованной конструктивной психологии

1.7.3. Детально разработанные психотехники, использующие различные психические функции в качестве опорных, широко распространены в различных духовно-религиозных практиках, однако, в отличие от светских и прагматических задач психотерапии и прикладной психологии, они организуются не внешними потребностями, а диктуемой изнутри необходимостью продвижения по пути духовного развития и раскрытия. Внутреннее движение подвижника происходит по ценностной вертикали и особые переживания и преобразования его личности являются не самоцелью, а только отражением и символом его духовного преображения. Духовные реалии предопределяют те или иные психотехнические приемы, практически невычленимые из контекста духовных целей. Использование этих приемов вне контекста порождает либо духовные заблуждения, либо грубую психическую патологию.

1.7.4. В отличие от сакральных психотехник, приемы психонетики располагаются на ценностной горизонтали. Они определяются прагматической задачей и должны рассматриваться в ряду чисто технических действий. Одни и те же краски могут использоваться для создания иконы и изготовления чертежа. В психонетике краски используются для чертежей.

Психонетика нуждается не только в разработке специальных приемов, их компоновке и трактовке. Для психонетики важно дальнейшее формирование пространства организованных психотехнологий, позволяющее достигать заданных результатов. Это пространство является вспомогательным по отношению к психонетике и в пределах психонетики подчинено ее задачам.

1.8. Потребители психонетической продукции.

1.8.1. Психонетика, возникновение которой стимулируется потребностями складывающейся организмики, рассматривает организмический КТК в качестве центрального потребителя своей продукции. При этом главным продуктом видятся знаковые среды, позволяющие адекватно моделировать организмические объекты и процессы и, следовательно, эффективно управлять ими.

Трудно прогнозировать, какую конкретно форму примут организмические технологии и организмические продукты. Ожидания отражают, обычно, не будущее, а инерцию настоящего и не сбывшиеся надежды прошлого. Тем не менее, эти ожидания позволяют набросать предварительные контуры первых задач организмики и проблемы, которые она должна будет разрешить для того, чтобы успешно развиваться в будущем.

1.8.1.1. Организмика по инерции воспринимает технические задачи предшествующего периода. Техника, будучи проекцией мышления, то есть одной из составляющих психической системы, рассматривается как нечто меньшее человека и потому допускающее полную подконтрольность и управляемость с его стороны. Так же рассматриваются и природные объекты, допускающие полное отражение в мышлении (объекты механики, химические соединения и т.д.). Их потенциальная управляемость проистекает из возможности их адекватного воспроизведения в части психики, в мышлении. Собственно вся методология науки и техники строится на предположении, что их объекты могут быть интроецированы психикой и потому поняты без остатка неопределенности и тайны, в том специфическом смысле, в котором употребил это слово В.Налимов9.


9 В.В. Налимов. Спонтанность сознания. М., "Прометей", 1989.


Техническая инерция предполагает, что при наличии адекватных моделей, построенных в соответствующей знаковой среде, могут быть построены технические, то есть, полностью подконтрольные и управляемые объекты, способные длительное время поддерживать свою форму и восстанавливать ее после повреждений без поддержки со стороны внешних вынуждающих процессов.

Помимо самовосстанавливающихся объектов, можно мыслить и саморазвивающиеся объекты, начинающие свое развитие с некоторого компактного "зародыша" и самостоятельно, без внешней поддержки, преобразующегося в заданную форму.

Техническое решение этих двух задач предполагает возможность технического отражения такого конструкта, как энтелехия, в том значении, которое придал ему Г.Дриш (см.2.1) и, следовательно, разрешение проблемы индивидуальности, сохраняемой при повреждениях, изменениях и развитии и регулирующей процессы восстановления и преобразования системы в заданном направлении.

Рациональное построение саморазвивающихся объектов связано с разработкой специального аппарата просчета результатов взаимодействия постоянно возникающих подсистем в процессе развития исходной системы. Ничто не указывает на принципиальную невозможность построения такого рационального аппарата, однако его громоздкость представляется очевидной и требующей нетривиальных решений.

1.8.1.2. Вторым классом задач организмики видится работа с равными по сложности человеку и, следовательно, его психической системе организмическими объектами. Здесь возникает доставшаяся организмике по наследству от генной инженерии проблема биологических трансформаций, то есть преобразования живых объектов из одной формы в другое, видовое преобразование.

В генной инженерии речь идет не об управлении морфогенетическим процессом, приводящем в конечном результате к заданной биологической форме, а о скачкообразном внесении фрагментарных изменений в геном с последующим фрагментарным изменением отдельных функций организма. Преобразованию подвергается не весь организм как целое, а его часть - фрагмент ДНК. Отдельные изменения такого рода ведут к замене, устранению или появлению новых белков, но не меняют видовой принадлежности. Теории, позволяющей поставить во взаимное соответствие геном и внешний вид и поведенческую активность живого организма не существует.

Но, самое главное, преобразования генной инженерии не связаны с конкретным, с этим, объектом. Проектируется и создается новый организм, а не преобразуется исходный. Можно говорить о смещении морфогенетической траектории по сравнению с естественной, но не об управлении морфогенезом.

Биологическая трансформация как альтернатива изменения генома означает появление новой технологической парадигмы. Преобразованию подвергается этот, конкретный организм, сохраняющий в процессе и после преобразования свою индивидуальность и преемственность по отношению к исходной форме.

Такая трансформация, затрагивающая объект как целое, а не его отдельные части, требует тотального отражения в знаковой среде преобразующей его системы, а, следовательно, и в психической среде организаторов процесса трансформации. Управление организмом на основе тотального отражения не может быть сведено к традиционной технической задаче управления, которая решается выбором отдельных параметров для воздействия и контроля. Воздействовать на параметры, чтобы вызывать изменение целого и воздействовать на целое, чтобы получать изменения, отраженные в динамике параметров, -формулировки в основе которых лежат совершенно разные парадигмы.

Объект равномощный отражающей его психической системе не может быть адекватно отражен в одной из ее ЛПС, менее мощной, чем система в целом. Отсюда проистекает необходимость разработка специальной методологии работы с равномощными объектами. Насколько нам известно, проблема работы с равным ставилась только М.Бахтиным применительно к методологии гуманитарных наук10 . Его принцип диалогичности взаимодействия субъектов должен представить интерес для психонетики, ибо равномощная психической системе иная система неизбежно выступает по отношению к ней именно как субъект. Собственно, вся специфика работы с равномощными объектами сводится к тому, что в отличие от традиционной технической ситуации, где речь идет о субъектно-объектном взаимодействии, здесь можно говорить о субъектно-субъектном взаимодействии.


10 М.Бахтин. К методологии гуманитарных наук. В: М.Бахтин. Эстетика словесного творчества. М., "Искусство", 1979.


Для сохранения подконтрольности этого взаимодействия психической системе мы должны создать специальную ЛПС, равномощную психической системе, точнее той ее проекции, которая остается после вычитания функций конечного рефлексивного наблюдения и начального волевого импульса, то есть , той основы психической системы, которая проецируется на психическую среду в виде рефлексивно-управляющей метафункциональной инстанции (см.1.4.). Тогда психическая среда становится равномощной этой созданной ( или актуализированной) ЛПС, а та , в свою очередь, становится равномощной организмической среде объекта. Этот подход, устраняющий из рабочих операций аспект субъективности, не решает проблемы интерсубъектных отношений, но, очевидно, это другая, более сложная, более отдаленная и требующая еще ряда подготовительных методологических и психонетических шагов, задача.

1.8.1.3. Организмика будет иметь дело и с объектами, по отношению к которым человек и человеческие сообщества выступают в качестве подсистемы, в качестве части, получающей свое значение лишь в рамках целого. Таковы биосфера, культурные и этнические системы и другие системы, более мощные, чем психическая среда человека. Если целое может быть без остатка отражено в среде другой системы, то эти системы равномощны, в отношении же более мощных объектов возникает проблема управления большим со стороны меньшего, не имеющая пока аналогов в истории секуляризированной цивилизации. Определенный оптимизм в отношении технологизации активного воздействия части на целое внушает два особых свойства психических систем - наличие воли и осознанность, спонтанность и рефлексивность, которые в своем пределе имеют абсолютный характер, позволяющий выводить психическую систему в определенных аспектах из под контроля суперсистем, в которые включена остальная психическая среда. Это свойство было разрушительным для биосферы и культуры, когда при воздействии на них использовались средства, выработанные в отношении подконтрольных технических систем, однако, после разворачивания достаточно богатого психонетического аппарата, конструктивная постановка задачи, исключающая негативное последствие для суперсистем возможна в рамках психонетики.

1.8.2. Помимо организмики, которая еще только должна возникнуть, уже сейчас есть потенциальные потребители психонетических продуктов, в частности, профессии связанные с необходимостью восприятия, передачи и воспроизведения больших объемов информации, заведомо превышающих актуальные возможности психических систем. С точки зрения психонетики, проблема сводится к формированию подконтрольных ЛПС и адекватно отражающих их ЛЗС .способных осуществлять компактную "свертку" информации и механизмов ее разворачивания. Принципы построения таких ЛПС-ЛЗС и соответствующих психических механизмов будут разобраны в гл.4-6.

Решение проблемы сворачивания-разворачивания больших объемов информации дает в качестве побочного продукта и новые технологии в образовании - овладение знаниями не путем последовательного изучения текстов, а при помощи интроекции и последующего разворачивания свернутых информационных объемов.

1.9. Психонетика и мышление. В предшествующем изложении упор делался на ограничения мышления и основанных на нем ЛПС, на преодолении этих ограничений и возможности использования внемыслительных ЛПС. Из этого не следует выводить антирациональную установку психонетики. Психонетика означает не замену мышления на иные смыслопорождающие механизмы, а расширение области осознанной манипуляции смыслами. Психонетика - не переход к иному полю действия, а расширение на это Дополнительное поле.

Будучи базовой функцией современной и предшествовавших ей цивилизаций, мышление породило аппарат тончайшего различения смыслов, оперирования ими и проектирования внешней реальности. Его четкость сделало возможным ясное осознание многих, ускользающих от прямого усмотрения аспектов внешнего мира и сознания. Естественно, что аппарат психонетики в обозримом будущем будет опираться на мыслительные процедуры там, где они показали свою полную адекватность разбираемым темам. Новый психонетический аппарат унаследует от мышления его способность делать осознанными и ясными те стороны жизни, к которым он будет прилагаться.

1.10.1. Общеупотребительные термины, которые будут в дальнейшем использованы в психонетическом контексте: воля, сознание, целостность, спонтанность, рефлексивность, психотехники, психотехнологии, психические функции, граничные категории.

1.10.2. Новые термины, используемые только в психонетическом контексте: психонетика, организмика, психические системы, концептуально-технологический комплекс, психическая среда, знаковая среда, техническая среда, организмическая среда, локальные психические среды, локальные знаковые среды, локальные технические среды, психофункциональный континуум, рефлексивно-управляющая метафункциональная инстанция.