Введение

«Мудрые люди прочитают
твою прошедшую жить по
твоему внешнему виду,
походке, поведению.

Свойство природы —
самовыражение. Даже
самая маленькая деталь
тела что-нибудь показывает.

Лицо человека как зеркало
отражает то, что делается внутри».

Ральф Вальдо Эмерсон


В этой книге я попробую показать, что здоровье имеет духовную сторону. Мы увидим, что субъективное ощущение здоровья — это чувство удовольствия, получаемое от тела, которое иногда достигает степени радости. Именно в таких состояниях мы ощущаем связь со всеми живыми существами и со всем миром. Боль, напротив, изолирует нас от других. Когда мы болеем, у нас не только появляются симптомы болезни, но мы также оказываемся изолированными от мира. Мы увидим также, что здоровье проявляется в грациозных движениях тела, в «сиянии» тела, а также в его мягкости и тепле. Полное отсутствие этих качеств означает смерть или смертельную болезнь. Чем мягче и пластичнее наше тело, тем ближе мы находимся к здоровью. С возрастом наше тело грубеет, мы приближаемся к смерти.

Олдос Хаксли описывает три вида грации: грация животных, человеческое обаяние и душевное обаяние, или благодать.1 Душевное обаяние связано с чувством удовлетворения высшего порядка. Обаяние человека выражается в его отношении к другим, и его можно точнее определить как доброту и личное обаяние. Обаяние животных известно нам из наблюдений за их жизнью на свободе. Я люблю наблюдать за белками, играющими среди деревьев. Немногим людям удается хотя бы приблизиться к грации белок и их уверенности в движениях. Ловкий полет ласточек вызывает у нас восхищение. Все дикие животные имеют прекрасную способность отлично двигаться. Согласно Хаксли, истинная грация человека появляется, когда он «открывается духу солнца и воздуха» вместо того, чтобы уродовать свое тело и мешать проявлению нашей врожденной духовности.


1 Aldous Huxley, The perennial Philosophy, New York, 1954.


Однако люди не живут и наверняка не в состоянии жить в той плоскости, что и дикие животные, которым (по Хаксли) принадлежит вся полпота животной грации. Такова природа человека, он должен жить сознательной жизнью. Это означает, как пишет Хаксли, что «животная грация уже недостаточна для жизни и должна быть дополнена сознательным выбором между добром и злом». Возможно ли естественное поведение, полное обаяния, если нет основы — обаяния тела? Когда человек сознательно принимает стиль поведения, исполненный грации, но она не исходит из чувства телесного удовольствия, его обаяние всего лишь фасад, построенный для того, чтобы удивлять и привлекать окружающих.

Прежде чем съесть запретный плод с древа познания добра и зла, как мы читаем в Библии, человек жил в раю без самосознания, как и другие животные. Он был невинен и знал радость жизни в образе добра. Вместе с познанием добра и зла к нему пришла ответственность за выбор, человек потерял свою невинность, он стал осознавать себя и утратил покой. Гармония, которая существовала между человеком и Богом, между человеком и Природой была нарушена. Вместо благословенного незнания, homo sapiens получил теперь проблемы и болезни. Часть ответственности за утрату гармонии Джозеф Кэмпбел приписывает христианской традиции, которая отделила душу от тела: «Христианское деление материи и духа, динамики жизни и духовных ценностей, естественного обаяния и божественной благодати, в сущности уничтожило природу».2


2 Joseph Campbell, The power of Myth, New York, 1988.


За христианской традицией стоит греко-семитская вера в преобладание ума над телом. При отделении сознания от тела духовность становится чем-то интеллектуальным, а не витальной силой, в то время как тело превращается в мясо на скелете или, с точки зрения современной медицины, в биохимическую лабораторию. Тело без духа обладает низким уровнем жизненной силы, и оно полностью лишено обаяния. Его движения механические, так как в большей мере ими руководит сознание или воля. Когда дух вселяется в тело, оно дрожит от возбуждения, становится похожим на поток, стекающий со склона горы, или движется медленно, как глубокая река, разлитая по равнине. Жизнь не всегда идет гладко, но когда человек целыми днями вынужден заставлять свое тело двигаться силой воли, это означает, что его телесная динамика серьезно нарушена, и есть опасность возникновения болезней.

Настоящая грация тела не есть нечто искусственное, — это часть естественного человека, одного из божественных существ. Однако, если она однажды утеряна, ее можно обрести вновь, только вернув телу его духовность. Для того, чтобы это сделать, нужно понять, почему и каким образом его обаяние было потерянно. Но, поскольку нельзя найти потерянную вещь, если не знаешь, что конкретно потерял, мы должны начать с изучения естественного тела, в котором движения, чувства и мысли сплавляются в нечто единое и полное обаяния. Мы будем изучать тело как отдельную, саморегулирующуюся энергетическую систему, которая тесно связана с окружающей средой и от которой зависит ее существование. Взгляд на тело с энергетической перспективы позволит нам понять сущность телесного обаяния и духовности тела без мистицизма. Это приведет нас к познанию связи чувствительности с обаянием. При отсутствии чувствительности движения становятся механическими, а мысль — абстракцией. Человека, душа которого полна ненависти, мы можем, конечно, наставлять заповедями о любви, но трудно ожидать, что от этого будет какая-то польза. Однако, если нам удастся вернуть ему духовность, любовь к ближнему расцветет в нем заново. Мы изучим также некоторые нарушения, которые разрушают дух человека, уменьшают обаяние его тела, подрывают его здоровье. Сосредоточение внимания на обаянии как критерии здоровья, позволит нам понять многие проблемы эмоциональной жизни, нарушающие здоровье, а также развить обаяние, его улучшающее.

Дух и материя соединяются в понятии обаяния и доброты. В теологии доброту определяют как «божественное влияние, исходящее из сердца для того, чтобы возродить его, приблизить к Богу и сохранить». Ее также можно определить как божественный дух тела. Этот дух проявляет себя в естественном обаянии тела, а также в благодарности человека всем живым существам. Обаяние и доброта — это состояние святости, целостности, связи с жизнью и с тем, что божественно. А эти понятия — синонимы здоровья.