Глава 8.

Структурная динамика тела

Человеческое тело уравновешено энергетически и структурно. Оно также уравновешено биохимически, благодаря способности к гомеостазу. С энергетической точки зрения, энергетическое равновесие в теле поддерживают две противоположные силы, из которых одна, действуя сверху, тянет организм вверх, а другая, действующая снизу, тянет организм вниз. Снова в качестве метафоры мы используем дерево. Его ветви тянутся вверх, к Солнцу, тогда как корни уходят в Землю. В традиционной китайской философии эти две силы, называемые инь и ян, представляют, соответственно, энергии Земли и Солнца. Корни растения поглощают энергию инь из Земли, а листья поглощают энергию ян от Солнца. В даосской мысли инь и ян находятся между собой в гармонии. Но жизнь не статична, она находится в состоянии постоянных изменений, благодаря взаимодействию этих двух сил, которые как бы постоянно перетягивают канат. Гармонией является срединный пункт в движении маятника, который существует только в тот момент, когда движение изменяет направление.

Жизнь развилась на поверхности Земли там, где ее энергия реагировала и соединялась с энергией Солнца. Для возникновения жизни такое единство противоположностей является основой половой репродукции. У китайцев эти противоположности ориентированы сексуально: инь становится женским первоэлементом, а ян — мужским. Чтобы понять эти взаимодействия между противоположными энергетическими силами, нам необходимо введенное Вильгельмом Райхом понятие суперимпозиции или наложения, означающее две энергетические волны, кружащиеся вокруг центра в творческом акте.20 Этот процесс представлен на рисунке 8.1.


20 Wilhelm Reich «Cosmic Superimposition» Rangeley, 1951.



ris10.jpg


Рис. 8.1. Рейхианское понятие суперимпозиции.

В процессе эволюции уровень энергии некоторых организмов сильно возрос, вследствие чего у всех животных заряд на противоположных полюсах тела стал достаточно сильным, чтобы создать два центра. Верхний центр стал мозгом, нижний — половыми и репродуктивными органами. Центральным источником активности стало сердце, а перекачиваемая им в обоих направлениях кровь соединяет противоположные полюса с центром (см. рис. 8.2). В случае с деревом связь полюсов достигается посредством передвижения соков вверх и вниз.


ris11.jpg


Рис. 8.2. Энергетические центры тела.

Как мы заметили во втором разделе, перемещение жидкостей связано с соответствующими перемещениями энергии и зависит от нее, она создает возбуждение, распространяющееся по организму. В теле человека эти волны возбуждения становятся силой, которая удерживает его в вертикальном положении. В целом, эти волны днем действуют сильнее, чем во время ночных периодов отдыха.

Основное правило биоэнергетики состоит в том, что накопление энергии не может превышать ее расход. Несмотря на то, что можно съесть больше, чем требуется для выработки энергии в данный момент, этот излишек будет откладываться в виде жира, готового к превращению в энергию, когда возникнет такая потребность. Таким образом, когда человек находится в безвыходной ситуации, например, во время голода, он может отдавать больше энергии, чем способен получить. Однако резервы энергии уменьшаются до такой степени, что в результате может наступить смерть. Равновесие тела можно нарушить на какой-то момент, например, задерживая дыхание, но оно должно через некоторое время возобновиться, для того, чтобы жизнь продолжалась.

Равновесие противоположных сил проявляется в пульсации, которая лежит в основе жизни. Пульсация, которая характеризуется процессом расширения и сжатия, наблюдаться в дыхании, перистальтике, сердцебиении и других функциях тела. Это основа жизни всех живых организмов, вне зависимости от их размеров. У человека пульсация наблюдается не только в целом организме, но также в каждой клетке, ткани или органе.

Эта модель относится также и к поведению. Движение наружу и движение внутрь являются формой пульсации. Движение наружу приводит к контакту с внешним миром, в то время как движение внутрь приводит человека к контакту с самим собой. На эту пульсацию воздействует суточный ритм. Мы более открыты внешнему миру в течение дня и обращаемся внутрь ночью, во время сна. Ни одно из этих состояний не является лучшим, и оба они необходимы для здоровья. Постоянное пребывание в каком-либо из них патологично, так как жизнь складывается из пульсации, из способности контактировать с внешним миром и отдаляться от него, обращаясь внутрь себя в зависимости от ситуации.

Рисунок 8.3А представляет схему базовой пульсации расширения и сжатия в одноклеточном организме. Для того, чтобы перенести эти правила на тело человека, представьте себе человека, стоящего с распростертыми руками на широко расставленных ногах. Рисунок 8.3Б показывает тело, уподобленное шестиконечной звезде, где голова, руки, ноги и гениталии представляют шесть ее лучей. На эти фигуры можно наложить две концентрических окружности, из которых одна соприкасается со всеми внешними лучами, а вторая — со всеми внутренними точками. Каждый из шести внешних лучей представляет важнейшие точки соприкосновения с миром. Наружную окружность можно уподобить поверхности тела, в то время как внутреннюю окружность можно рассматривать, как сердцевину, из которой исходят импульсы. В человеческом организме каждый сильный импульс заряжает в равной степени все шесть внешних точек, а каждая внутренняя зажатость отнимает тоже количество энергии из всех шести точек. У открытых и энергичных людей эти точки заряжены в большей степени, чем у замкнутых и подавленных людей.


ris12.jpg


Рис. 8.3. Процессы расширения и сжатия происходящие в теле.

А. Базовая пульсация в одноклеточном организме.

Б. Базовая пульсация в теле человека.

Как показано на рисунке 8.4, существует непосредственная связь между энергетической заряженностью глаз и стоп, так как они располагаются на противоположных концах тела. Эту связь наиболее легко понять в категориях продольной пульсации в теле и протекания возбуждения вверх и вниз. Структура тел всех высших организмов повторяет структуру червя, трубки внутри трубки, и складывается из сегментов или метамеров. Наружная трубка складывается из дыхательной и пищеварительной систем. Внутренняя трубка функционирует как система скелетных мышц, поддающихся волевому контролю. Червь движется, когда волна возбуждения проходит по его телу, вызывая расширение и сжатие последующих сегментов. Внутреннее питание тела червя через трубку протекает согласно тому же образцу. Похожий принцип присутствует и в теле человека, с той лишь разницей, что структура его тела более сложна и дифференцирована. В процессе эволюции разные сегменты соединились между собой, чтобы создать три главных сегмента: голову, грудную клетку и таз, и два меньших сегмента: шею и талию. Слияние позволило этим сегментам создать высокоспециализированные структуры, которые в меньшей степени наблюдаются у низших позвоночных, и в большей — у млекопитающих. Основная сегментарная структура проявляется в позвоночнике, но даже здесь некоторые сегменты, а именно, крестцовые позвонки, слившись, образуют крестец.


ris13.jpg


Рис. 8.4. Протекание возбуждения вдоль тела.

Главные сегменты охраняют заключенные в них чувствительные органы. Грудная клетка — центральный сегмент тела, скрывает под ребрами два важнейших органа: сердце и легкие. Голова заключает в себе мозг, который под покровом черепа управляет всем телом. На другом конце тела находится таз, костная структура, охраняющая половые и выделительные органы. Шея и талия — основные переходы от одного центра к другому. Через них проходят нервы, сосуды, дыхательная и пищеварительная магистрали. На рисунке 8.5 отражены различные сегменты тела. Соединение между этими различными сегментами тела делает возможным сгибание и повороты. Амплитуда возможного движения между сегментами зависит от длины соединяющих их частей.


ris14.jpg


Рис. 8.5. Сегменты тела.

А сейчас мы исследуем проблемы, которые могут возникать в результате нарушения структурной динамики.

Если соединяющий два энергетических центра отрезок удлинен, это отдаляет друг от друга две большие структуры, которые он соединяет, что указывает на степень их разделения. Так, слишком удлиненная шея удерживает голову высоко над телом. Человек с такой шеей будет, вероятно, смотреть свысока на свою животную природу. Он может производить впечатление утонченного, но он может лишь развить свои, чувства таким образом, чтобы они соответствовали, культурным стандартам, принятым в обществе. Люди с короткой шеей и более плотным строением тела, будут, вероятно, ближе к своей животной природе, они лучше отождествляются с физической силой своего тела. Конечно, особенно существенное влияние на строение тела оказывают генетические факторы. Однако, как мы говорили в первой главе, влияние среды также играет роль в развитии и создании формы тела. Большое влияние на тело ребенка оказывает отношение к нему родителей.

Несколько лет тому назад я работал с одним молодым человеком, который был очень высоким, худым, имел впечатлительное лицо и красивые вьющиеся волосы. Я легко мог его себе вообразить в роли золотоволосого херувима. Мать воспитывала его с убеждением, что он опередит в жизни всех других мальчиков. Она считала, что он является для нее даром неба и видела в нем божественные черты. В результате такого воспитания он отдалился от земли и «утратил заземление». Несмотря на то, что его ноги выглядели сильными, он их почти не чувствовал. Он также не был связан с реальностью, так как считал себя выдающейся личностью. Хотя он имел некоторые способности, он не сумел проявить себя как художник. Ему также трудно было контактировать с женщинами, потому что в каждой из них он видел тень своей матери.

Возникает вопрос: что вызвало удлинение тела этого молодого человека? Ведь у его отца был нормальный рост. Я допускаю, что его развитие можно понять в категориях продольных пульсаций тела. В длинном, худом теле волна возбуждения движется вверх, что уменьшает ее интенсивность. Это движение вверх может иметь несколько значений: стремление к нежности и опоре, так как стремится ребенок, который хочет ее получить; отдаление от своей животной природы; а также стремление возвыситься над другими. Упражнения в заземлении изменили направление течения энергии, принося больше энергии ногам и стопам, что помогло этому молодому человеку преодолеть свои внутренние барьеры. Терапия не сделала его ни на сантиметр ниже, тем не менее, она привела к тому, что он почувствовал себя увереннее и безопаснее. Научившись дышать глубже, он повысил уровень своей энергии, что усилило пульсацию в его теле. Следствием этого было то, что он ощутил себя более цельным и сильным.

Если длинное и худое тело отражает ослабление энергетической пульсации, то короткое и толстое тело отражает усиление этой пульсации, так как укорочение волны увеличивает ее мощь. Люди с такой структурой располагают значительной физической силой. Они склонны рваться вперед без оглядки на других. Мужчины с такой структурой своим видом и поведением часто напоминают быков. У Никиты Хрущева было именно такое строение тела, в соединении с агрессивностью. Однако строению тела такого типа может сопутствовать позиция пассивной обороны, как это было в случае с Арнольдом, мужчиной сорока пяти лет, который обратился ко мне за консультацией по поводу тревоги.

Несмотря на то, что Арнольд никогда интенсивно не занимался спортом, он напоминал по виду тяжелоатлета с огромными ягодичными мышцами. Беседуя с ним, я быстро установил, что проблема его беспокойства проистекает из отношений с матерью. Арнольд был единственным ребенком. Его мать была агрессивной женщиной, главным интересом в жизни которой был сын. Ничего удивительного, что он характеризовал ее как личность вмешивающуюся, ревностную, стремящуюся им управлять. Когда он был ребенком, его сильнейшим стремлением было убежать от нее. Отец, к сожалению, не был в состоянии помочь ему освободиться от нее. Когда Арнольд обратился ко мне, он все еще пробовал вырваться из ее объятий. Он освободился от нее на эмоциональном уровне только в минуту ее смерти, когда ему было около 50 лет. До этого времени он сумел жениться, но с женой также чувствовал себя в ловушке, как это было раннее с матерью.

Когда во время наших встреч Арнольд описывал мне свою мать, я представлял ее себе как танк, а его самого как маленькую жестяную коробочку для таблеток. Овальная коробочка не дает себя согнуть, но, хотя она может успешно противостоять танку, она не может его уничтожить, также, как не может и убежать от него. Арнольд, видимо, не мог убежать от матери, несмотря на то, что сумел ей противостоять. Терапевтическая проблема заключалась в том, как переделать эту маленькую жестяную коробочку в боевую машину, что можно было сделать, мобилизуя сдерживаемый гнев. Это следовало делать постепенно. Арнольд боялся своего гнева, потому что это был убийственный гнев. Его беспокойство происходило из конфликта между стремлением действовать под влиянием гнева и страхом перед такими действиями. Он чувствовал, что если его гнев взорвется, он может уничтожить как его самого, так и других. Он был вынужден предохранить себя от этого, применяя защиту не менее мощную, чем сила, которой следовало противостоять. Когда Арнольд понял динамику своей телесной структуры и свои проблемы, можно было освободить его подавленный гнев, рекомендуя ему наносить удары по топчану. Благодаря тому, что он был заземлен, пациент не вышел из-под контроля и не нанес никому повреждений. Постепенно его тело расслабилось и, что удивительно, у него увеличился рост.

Описывая таким образом Арнольда и его мать, я обращаю внимание на основной аспект их личностей, который отразился в структурной динамике их тел. Корреляция между телом и психикой человека является абсолютной в результате их функциональной идентичности. Однако тело не является просто инструментом ума, и ум не становится отдельной силой, действующей на него; дело в духе, присутствующем в живой ткани. В момент смерти дух угасает, а тело превращается в чистую материю. Дух является как бы пламенем, которое превращает материю в энергию. Сам огонь не является субстанцией или энергией, он — следствие процесса изменений. Когда этот процесс иссякает, пламя угасает и материя превращается в мертвый пепел.

Структурная динамика позволяет нам понять явление расщепления, серьезное нарушение в теле, которое может сопутствовать значительным нарушениям в личности. То, что люди могут страдать от расщепления, не является новой идеей. Известно, что в одном человеке могут существовать несколько личностей. Согласно этому тезису, эти расщепления должны существовать в теле в такой же степени, в какой они проявляются в личности человека. Такая диссоциация является возможной, так как тело человека разделено на три главных отдела: голову, грудную клетку и таз. Расщепление наступает тогда, когда нарушается чувство единства. Существует много людей, у которых голова не соединена с сердцем, а сердце — с гениталиями. Во всех этих случаях можно найти напряжение в мышцах шеи и талии, ограничивающее протекание возбуждения между главными участками тела. Конечно, в буквальном смысле эти сегменты остаются соединенными анатомически. От мозга, который регулирует и координирует жизненные функции всех сегментов, нервы направляются без препятствий от одного отрезка к другому. То же самое касается кровеносных сосудов, которые приносят кислород и питательные вещества каждой клеточке тела, а забирают продукты обмена. Эта интеграция организма находит отражение в интеграции личности на уровне подсознания. Однако на поверхности, там, где царит сознание, интеграция разбивается, поскольку волны возбуждения, протекающие по поверхности, наталкиваются на препятствия. В зависимости от интенсивности этих нарушений может наступить разрыв трех различных типов поведения, в которых каждый связан с одним из главных сегментов. Это иллюстрирует следующий случай.

Несколько лет тому назад ко мне за советом обратился мужчина 50 лет, которого звали Роджер. Роджер жаловался на то, что он чувствует себя подавленным, так как теряет контроль над своей жизнью. Он осознавал, что слишком много пьет, плохо себя чувствует и пренебрегает своим телом. Немного оставалось до того, чтобы его оставила жена. Некоторые из своих проблем он считал результатом своих частых служебных поездок, во время которых он ходил в бары или на дискотеки, встречал там женщин и проводил затем с ними ночь. Роджер без труда мог найти себе женщину, так как он был симпатичным мужчиной и удачливым человеком. Однако его отношения с женой становились все хуже, он подозревал, что она открыла его секреты, так как их половая жизнь прекратилась. Роджер сказал, что его жена — пристойная женщина, но она перестала его привлекать. Он не хотел однако положить конец этой связи, у них было трое детей, к которым он был привязан. Я заметил, что у Роджера быстрый логичный ум, что без сомнения, объясняло его успех. Однако, когда он говорил, его голос был почти лишен чувств, а глаза были холодными и темными. Казалось, он полностью владеет собой, но этому противоречило его поведение. Я понял, что Роджер сможет сохранить контроль, пока основой его действий остается голова. Во время первых месяцев терапии Роджер проявлял очень немного эмоций, когда говорил о своей прошлой или теперешней жизни. Однако в нем было что-то привлекательное. Временами он смотрел на меня и улыбался. В это время его глаза сверкали, и на миг он превращался в невинного ребенка. Когда этот свет мерк, глаза Роджера снова становились мрачными. Временами они блестели снова, когда он говорил о своих чувствах к матери и другим женщинам и выглядел так, как если бы его охватывало странное возбуждение. Он признавал, что женщины его очаровывают, и признался, что в период семейной жизни кроме жены имел связь с несколькими другими женщинами.

Чтобы помочь Роджеру, я должен был вначале понять, что за личность находится передо мной, но это было не так просто. Днем он был холодным, логичным инженером и отличным бизнесменом. Ночью он превращался в сатира. В редкие минуты он становился невинным ребенком со сверкающими глазами. Эта часть его личности была ответственна за находчивость, которую он проявлял на работе, и за красоту, из-за которой он нравился женщинам. Как только я понял это тройное разделение его личности, я был в состоянии понять, что основой этого раздела является его тело, которое также было разделено на три части, а именно: на голову, грудной отдел и таз. Сильное напряжение в шее, а особенно у основания черепа изолировало его голову от остальных частей тела. Подобное напряжение в талии и вокруг таза отделяло половые органы от сердца и от головы.

Холодная, профессиональная сторона личности Роджера опиралась в своей деятельности, в основном, на голову. В этой роли его глаза абсолютно ничего не выражали. Неожиданно страстная сторона Роджера действовала на основе его гениталий. В этой роли Роджер зажигался безбожным пламенем. Трудно ожидать от кого-то, чтобы он оставался холодным и логичным, когда его охватывает горячка сексуального возбуждения, но обычно человек не теряет рассудка даже в таких ситуациях, как это имело место у Роджера. Как я указал в шестой главе, утрата эго проявляется в лучшем случае только во время пика оргазма. В таких случаях отдача своего я проявляется как самореализация. В противном случае отдача своего я сексу без любви действует саморазрушающе. Я был уверен, что Роджер способен к любви, и это убеждение давало нам возможность совместно решать его проблемы. Но, когда мы начали терапию, он не был в состоянии ассоциировать ни своего мышления, ни сексуальных стремлений с любовью. Из-за расщепления личности он не мог объединить эти различные функции.

Как я говорил в первой главе, жизненный опыт человека формирует структуру его тела, которая, в свою очередь, формирует его личность. Именно таким образом его прошлое все еще живет в настоящем. Чтобы человек мог освободиться от ограничений прошлого, он должен осознать переживания, вызванные этими ограничениями. Это цель анализа, так как он дает нам рамки, внутри которых может наступить перемена структуры. Перестройка структуры требует непосредственной работы с телом с целью редуцирования напряжения мышц. Анализ и перестройка тела должны двигаться одновременно. Обычно я начинаю с истории пациента, которая вначале всегда является неполной. В процессе терапии, по мере того как подавленные воспоминания появляются в сознании, образ пациента становится более выразительным.

Роджер был единственным ребенком. Он описывал свою мать как симпатичную женщину, гордящуюся своим внешним видом и общественным положением. Она любила принимать гостей и ходить на приемы. Его отец был бизнесменом, который много работал и часто возвращался из офиса поздно. Родители редко ругались, тем не менее Роджер чувствовал, что они не счастливы. Он ощущал свою близкую связь с матерью, но знал, что ее заинтересованность им не стабильна. Когда отца не было дома, она хотела, чтобы сын составил ей компанию, жалуясь временами на то, что отец невнимателен к ее потребностям. Но когда был какой-то прием, она его игнорировала. У Роджера было несколько приятных воспоминаний о игре в мяч с отцом и о совместных прогулках на рыбалку. Несмотря на то, что отец редко его бил или ругал, Роджер знал, что он склонен к гневу. В процессе терапии он осознал, что, будучи ребенком, он боялся его.

Пока в этих историях мы находим немного информации, которая могла бы помочь нам выяснить источник происхождения таких серьезных нарушений в личности Роджера. Однако перед нами едва различимые подсказки на тему настоящих отношений Роджера с матерью. Когда женщина не находит удовлетворения в замужестве, она, вероятно, обратится к сыну в поисках близкого контакта, которого не получилось с мужем. Роджер был для нее поверенным во многих делах. Однако, как только подворачивался случай нанести кому-то визит или встретиться с другим мужчиной, она отворачивалась от него. Подобное отношение она проявляла к нему каждый вечер, когда закрывала двери в спальню, которую делила с его отцом. Когда я обратил внимание Роджера на этот факт, он понял, что все время чувствовал себя преданным. Я был обязан подробно исследовать эту часть истории жизни Роджера, так как мне было ясно, что Роджер относится к женщинам так же, как мать в свое время относилась к нему. Он был симпатичным, но жил поверхностной жизнью и не сумел полностью отдаться ни одной женщине. Он вел себя с ними сексуально соблазняюще, так же, как мать вела себя по отношению к нему. В основе этого поведения скрывался сильный гнев, который был перенесением злости из прошлого, той, которую он испытывал к матери. Именно этот гнев вызвал в Роджере отделение сердечных чувств от сексуальных. Такое разделение отразилось в недостачном контакте его грудной клетки с тазом.

К сожалению Роджер должен был также отделиться от своего чувства любви к отцу. Ребенком он оказался в эдиповом треугольнике. Став фаворитом матери, он был обречен на ревность и враждебность отца, который был мужчиной более сильным, чем он. Роджер сказал во время консультации, что в детстве он не осознавал, что боится отца. Однако со временем стало ясно, что он подавил в себе этот страх, подобно тому, как подавил свой гнев, направленный против соблазнительной матери. Этот страх всплыл позже. Он понял, что достиг больших профессиональных успехов, потому что хотел перещеголять отца. Но он достиг этих успехов только благодаря усилению контроля своей потребности в любви и понимании. Такого рода успех оказался достижением, не имеющим значения, лишившим его жизнь чувств. Он искал убежища в алкоголе и сексуальности, для того чтобы вырваться из-под контроля головы. Это делало возможным возникновение определенных чувств в его теле. Попав в сильный эдипов конфликт в детстве, Роджер приобрел расщепление. Однако в нем осталась определенная интеграция, которая привела его к терапии и поиску своего настоящего я. Это иногда проявлялось в ясных, невинных глазах скрывающегося в нем ребенка. Когда я увидел этот взгляд, я понял, что младенцем и маленьким ребенком Роджер был объектом любви обоих родителей. Терзаемый взрослыми страстями эдипового конфликта, он подавил этого ребенка, закрыв его в своем сердце. Роджер стремился раскрыть свое сердце, но мог это сделать лишь в те редкие моменты, когда надеялся, что кто-то поймет его потерянность и страх. Именно страх отдаться чувствам — гневу, печали, любви — проявился в расщеплении его телесной интеграции.

Терапия такого рода расщепления личности, как у Роджера, нелегка. Анализ поведения, несмотря на то, что он обязателен, не является эффективной интегрирующей силой, так как вовлекает, кроме прочего, ум. Роджер принимал мои интерпретации, но это оказывало небольшое влияние на его чувства и поведение. Эмоции, будучи функцией всего тела, обладают интегрирующей силой. Но как привести в движение эмоцию, которая была бы достаточно сильной, чтобы вызвать такие последствия? И какая это должна быть эмоция? Такую мощь имеют только две эмоции — любовь и гнев. Единственным человеком, способным вызвать эти эмоции с напряжением, необходимым для интеграции личности, является психотерапевт. Я стал отцом, в котором нуждался Роджер, и стал также отцом, которого он боялся и по отношению, к которому он мог хранить гнев, пропорциональный его страху.

Проекция подавленных в детстве чувств на личность терапевта известна как трансфер или перенос. Все психоаналитики работают над этим аспектом, однако, в основном на интеллектуальном уровне. Этого абсолютно недостаточно для того, чтобы изменить психологическую и физическую структуру пациента. Перенос должен быть пережит максимально сильно и выразительно. В случае Роджера это было непросто, так как он относился ко мне амбивалентно. Он нуждался в отцовской опоре и любви, но, в то же время, относился к своему отцу высокомерно. Он признавал мой авторитет как биоэнергетического терапевта и сотрудничал в работе с телом, дыханием, заземлением и выражением чувств. Однако, он всегда оставался под контролем своего ума и по этой причине был не в состоянии полностью отдаться ни терапии, ни себе и своей страстности.

Роджер также боялся меня, хотя не в физическом смысле, так как был младше и сильнее меня. Однако он чувствовал и до определенной степени верил, что, подобно его отцу, я имел над ним власть, происходящую из того факта, что он нуждался в моей помощи. Потребность в помощи вызвала у него чувство зависимости, что, учитывая его эдипову ситуацию в детстве, вызывало у него бессознательный страх кастрации. Гнев, направленный против меня, с другой стороны, увеличивал риск, что я могу его оставить и прервать терапию. Он нуждался также в моей любви, так как в прошлом требовал любви отца, стараясь произвести на меня впечатление, работая со своим телом и выполняя биоэнергетические упражнения. Однако их прогресс был ограничен его амбивалентными чувствами. С одной стороны, упражнения вызывали улучшение самочувствия, но с другой, он не был в состоянии полностью им отдаться, так как потребность произвести на меня впечатление раздражала его. Ситуация была безнадежной и после нескольких лет усилий казалось, что терапия обречена на неудачу.

В тоже время именно в этот период терапия имеет настоящие шансы на успех. Если кто-то согласится смириться с неудачей, ничего не потеряно. Можно остаться верным себе. В этот момент Роджер был в состоянии выразить весь свой гнев по отношению ко мне и к своему отцу. Он делал это, нанося удары кулаками о топчан и повторяя, что его сильно нервирует моя высокомерная позиция. Гнев быстро переносился на отца за то, что он не остался с ним для того, чтобы дать ему опору, позволяя ему открыто и по-мужски разрешить конфликты в своих отношениях с женой. Для этого он использовал фразу: «Ты не мужчина!». Это означало, что его отцу недоставало характера. Он был также взбешен на мать за предательство его любви и недостаточно уважительное отношение. Освобождение этого гнева происходило в течение некоторого времени, и в этот период у Роджера развивалось чувство интеграции, позволяющее разблокировать любовь.

Терапия Роджера продолжалась в течение нескольких лет, однако он не жаловался, что она длится слишком долго, когда чувствовал, что она продвигается в правильном направлении. Он ощущал постепенные перемены к лучшему в своем теле, по мере того, как устанавливал с ним лучший контакт. Перемены в его теле находили отражение в соответствующих переменах в поведении и в отношениях с другими людьми. Он был в состоянии почувствовать глубокую любовь к своей жене, и они нашли обоюдное удовольствие в своем обновленном сексуальном союзе. Его сексуальное поведение изменилось радикально. На определенное время, когда его состояние улучшилось, он утратил сексуальный инстинкт. Его это расстраивало, пока я ему не объяснил, что он перестал относиться к сексу, как к удовольствию, которому не может противостоять, и что секс отныне будет для него выражением любви, которую он не сможет запрограммировать или вписать в деловое расписание.

Классическим примером женщины с расщепленной личностью является Мерлин Монро. Монро никогда не была моей пациенткой, и я знаю ее только по фильмам и фотографиям. В ее теле были нарушения, подобные тем, которые я обнаружил у Роджера, а именно — недостаточно сильное и целостное протекание энергии, соединяющей голову с грудной клеткой и грудную клетку с тазом. У Монро каждая из этих областей тела, казалось, двигалась независимо друг от друга, как у куклы с двигающейся головой и бедрами. Эта недостаточная связь между сегментами тела, проявлялась в ее светском поведении на публике. Монро была профессиональной актрисой, ребенком и королевой секса, и каждая из этих субличностей функционировала в разных ситуациях. Когда она играла какую-то роль, ее поведение контролировал интеллигентный и очень компетентный ум. В своих отношениях с мужчинами она была ребенком, нуждающимся в ласке и одобрении. Для публики она была светской и необычайно чувственной женщиной. Реальность противоречила этому имиджу. Мэрлин Монро не была интегрированной личностью с сильным внутренним чувством безопасности. В детстве она была травмирована в результате недостатка любви и сексуального злоупотребления.

Как мы предположили в шестой главе, ничто так не разрушает личность ребенка, как сексуальное злоупотребление, которое может варьироваться от эмоционального соблазнения ребенка родителем до фактического кровосмесительства. У Монро такая негативная среда вызвала сильный энергетический спазм в теле, что расщепило единство ее личности. Я вернусь к этой теме в последнем разделе.

Личность подвергается опасности расщепления в результате конфликта между рациональным умом и животной природой, между стремлением к доминированию и потребностью в подчинениии. Этот конфликт коренится в человеческой природе. Он делает человека беззащитным перед лицом болезней, но, с другой стороны, он же бывает источником творчества и основой сознательной духовности. Результат этого конфликта в жизни каждой личности зависит от его остроты, а также от того, насколько глубоко расщепление. Существенное влияние оказывает также то, как общество, в котором личность живет, справляется с собственными противоречиями между культурой и природой. Расщепление в обществе, перенесенное на семейную территорию, становится войной между мужем и женой, родителями и детьми. В этой ситуации ребенок часто разделяется на две части. Как мы упоминали в разделе 5, пока конфликт не слишком острый, а выступающие стороны в нем слишком сильны, ребенок может сохранить определенную интеграцию, делая тело жестким. Жесткость касается обычно шеи и талии. В большинстве случаев это сдерживание не является настолько острым, чтобы стать медицинской проблемой, хотя может вызывать страдания, которые со временем будут требовать медицинского вмешательства. Снижение гибкости в шее может привести к артрозу межпозвонковых суставов, вызывая боль при поворотах головы. Подобное напряжение в талии отражается на состоянии поясничных позвонков, проявляясь в пояснично-крестцовых болях, раздражении нервных окончаний, а также выпадении дисков. Важно понять, что эта жесткость является защитной реакцией. Человек говорит языком тела: «Нет, вам не удастся меня сломать или расщепить». К сожалению, жесткость появляется после того, как ребенок уже в полной степени ощутил ломку и расщепление. Жесткость действует как шина, которая предотвращает перерождение небольшой трещины в перелом.

Однако интеграция, целостность, которую обеспечивает жесткость, основывается на обездвиженности, а не на свободном течении энергии, больше на воле, чем на чувстве. Жесткость является отрицанием, а не утверждением. Она говорит: «Не уступлю, не поддамся, не размягчусь». Изначально направленная против требований или угроз со стороны общества или родителей, она, укоренившись в структуре тела, становится сопротивлением против жизни вообще. Ограничивая свободное течение энергии в теле, она нарушает жизненную пульсацию и ограничивает дыхание, что снижает энергетический уровень человека. Но, так как она является проявлением «выдержки» и «воли», люди часто считают жесткость скорее достоинством, чем недостатком. Это особенно касается тех случаев, когда человек не осознает свою жесткость, пока она не вызовет боль. Так как эго контролирует мышцы, поддающиеся волевому контролю, жесткость является проявлением воли. Ее заявление: «Не хочу» могло бы также звучать: «Хочу и делаю»; «Не поддамся» могло бы звучать: «Я буду победителем и выиграю». У жестких людей сильная воля, но это не является признаком здоровья. Воля позволяет человеку достигать, но не позволяет наслаждаться достигнутым, так как это зависит от способности отдаваться. Воля сама по себе не является нездоровой или невротической. В опасных ситуациях она может спасти жизнь. Невротический характер она приобретает, если укореняется в структуре тела до такой степени, что человек не в состоянии отбросить ее и отдаться своему сердцу или сексуальной страсти. Несмотря на мнимую интеграцию, которую дает жесткость, личность страдает от расщепления между головой и телом, мышлением и чувствами. В итоге мы имеем дело с количественным фактором. Каждый человек в нашей культуре в какой-то степени страдает от расщепления. Когда это противоречие не такое глубокое, ему сопутствует жесткость. Глубокое расщепление приводит к видимому разладу между главными сегментами тела. В той же самой степени, в которой личность расщеплена, она теряет грацию и не обладает духовным опытом слияния со вселенной. Также как воля отделяет голову от тела, она изолирует человека от окружающих людей. С другой стороны, эта изоляция позволяет расцветать индивидуальности. Человек может быть кем-то именно потому, что использует волю. Использование воли и состояние упрямства — это две разные вещи. Жесткость в ситуации кризиса — это нечто совершенно иное, чем постоянная жесткость, так как она дает движущую силу. Мы считаем, что очень важно достичь успехов, кого-то победить, и не отдаем себе отчет в том, что в жизни нечего побеждать, кроме страха перед самой жизнью. Чем больше мы боимся, тем более жесткими становимся.

Следующее упражнение является тестом на жесткость шеи и талии.

Упражнение 8.1.

Примите исходную позицию, описанную в предыдущих разделах. Оглянитесь через левое плечо, поворачивая голову максимально влево. Удержите эту позицию в течение нескольких дыхательных циклов и старайтесь почувствовать напряжение в мышцах, идущих от основания черепа к спине. Поверните голову вправо, посмотрите через правое плечо, несколько раз глубоко вдохнув.

Это упражнение выполняется утром от пяти до десяти раз. Оно принадлежит к моей программе личностного развития.

Для того, чтобы измерить гибкость талии, поднимите руки с согнутыми локтями на высоту плеч. Сейчас поверните тело максимально влево и удержитесь в этой позиции на несколько циклов дыхания. Затем поверните тело вправо и удержите позицию в течение нескольких циклов дыхания. Чувствуете ли вы, насколько напряжены мышцы спины и талии? Выполняя это упражнение, можете ли вы вдыхать нижней частью живота? Стоите ли вы в требуемой позиции (стопы параллельны, колени слегка согнуты, тяжесть тела немного смещена вперед)?

Жесткость может охватывать всю спину, которая становится доскообразной от головы до крестца. Я видел человека, который страдал от анкилоизирущего спондилита. Его позвонки стали слитной колонной, что является крайним вариантом жесткости. Этот человек не мог сгибаться и поворачивать свое тело, а его отношения с людьми были такими же жесткими, как и его спина. Я знал, что его отец достиг в жизни успеха и был очень авторитарным человеком, который требовал от сына абсолютного послушания. Внешне мальчик был ему послушен, но внутри постоянно сопротивлялся. К сожалению, он подавил чувство сопротивления до такой степени, что оно укоренилось в структуре его тела. Этот человек не мог оплакивать даже трагедии своей болезни, потому что плакать означало для него сдаться, размякнуть, а это было для него невозможно.

В целом, подавленный гнев сопровождается напряжением мышц верхней части спины (рис. 8.6). В гневе волна возбуждения движется вверх вдоль спины до зубов (импульс кусания) к рукам (импульс удара). Когда животное злится, его хребет поднимается, а шерсть встает дыбом. Когда человека охватывает гнев, его спина также поднимается, он поднимает хребет, что указывает, что он готов к атаке. Выражение гнева ослабляет возбуждение и позволяет хребту снова опуститься. Однако, когда гнев подавляется, напряжение сдерживается и становится хроническим. Такая ситуация возникает в детстве, во время первой атаки на интеграцию ребенка, когда родитель приказывает ему выполнить что-то, чего он не хочет делать. Если сопротивление этому заданию сопровождается наказанием, естественной реакцией ребенка будет гнев. К сожалению, его гнев может столкнуться с наказанием настолько суровым, что он будет вынужден подавить гнев. В таком случае он сдастся, но только внешне. Внутри он останется жестким, сопротивляясь и сдерживая выражение гнева, но его импульс останется в подсознании. Такой человек может не ощущать гнев, который он носит в себе, но он будет проявляться в жесткости и напряжении верхней части спины. Человек не замечает этой жесткости, так как это происходит сзади. Даже если человек замечает ненормально согнутую верхнюю часть позвоночника, он не знает, как это истолковать, так как это является компетенцией психотерапевта.


ris15.jpg


Рис. 8.6. Хроническое мышечное напряжение в результате подавления гнева.

Жесткость спины не будет снижена до тех пор, пока подавленный гнев не станет осознанным и отреагированным. Человек может подозревать о существовании в нем скрытого гнева, если с ним случаются неконтролируемые взрывы бешенства, или если его преследует постоянное чувство раздражения. Так как такие реакции не связаны с реальной причиной, они не позволяют разрядить напряжение. Только когда напряжение снова оживет, человек в состоянии почувствовать гнев и ассоциировать его с травмой, которая его вызвала. Как я упоминал в пятой главе, основным упражнением, которое я использую в биоэнергетической терапии для того, чтобы помочь пациентам освободить напряжение спины, являются удары по топчану кулаками или теннисной ракеткой. Никто не может повредить себе во время выполнения этого упражнения, которое является хорошим способом разрядки хронического напряжения, вызванного подавленным гневом. Я использую это упражнение в своем кабинете, а также советую пациентам, чтобы они использовали его дома. Желательно, чтобы на топчане был матрац из резины, которая выдержит такое отношение. Мужчины обычно используют кулаки, а женщины — теннисные ракетки, чтобы лучше почувствовать силу ударов.

Упражнение 8.2.

Станьте лицом к топчану. Стопы параллельны, колени слегка согнуты, чтобы обеспечить хорошую аммортизацию, так как движение исходит из стоп. Поднимите кулаки или ракетку над головой, слегка прогибаясь назад. Не прогибайтесь далеко, так как это прервет контакт с землей. Вместо того, чтобы опираться на силу, протяните руки как можно дальше назад, удерживая их как можно ближе к голове. Это может показаться трудным из-за напряжения в плечах, но если вы будете выполнять это упражнение часто, напряжение разрядится.

С руками, поднятыми в таком положении, сделайте глубокий вдох и ударьте по топчану. Постарайтесь, чтобы это движение началось от стоп, тогда оно будет грациозным. Так как удар по принуждению является более слабым, не старайтесь ударять в топчан с максимальной силой. Так же как в стрельбе из лука, расстояние полета стрелы зависит от степени натяжения тетивы лука, сила каждого движения мышц зависит от длины их растяжения, а не от активности сокращения.

Постарайтесь, чтобы ваше дыхание было глубоким и свободным, не сдерживайте его. Это упражнение может возбудить в вас сильное чувство гнева, но это не является целью. Сам удар является выражением гнева. Это упражнение освободит вас от напряжения в спине, если будет выполняться правильно и в течение длительного времени.

Я сам выполнял это упражнение много раз, чтобы помочь себе освободить гнев, который сдерживал в своей спине. Я давно знал, что моя спина закруглена и зажата. Однажды я сказал массажисту, работающему над моей спиной, причину моего напряжения, которую описал как сдерживаемый гнев. В это время я спонтанно сказал: «Не должно уже больше быть гнева». Когда я это говорил, я почувствовал, как что-то из моей спины уходит. Я почувствовал себя более свободным, словно кто-то снял с меня тяжесть. Я отбросил от себя немножко жесткости и контроля, которые ограничивали мою жизнь.

Чтобы отбросить контроль, мы должны разрешить голове слушать тело. Как же трудно это для большинства людей в нашем разумном мире! Слишком многие из нас живут, руководствуясь головой, вместо того, чтобы прислушаться к желаниям тела. Как сдержать безустанную активность нашего ума — это тема одного из следующих разделов. Но прежде мы должны понять некоторые из функций, связанных с головой, той частью нашего тела, которую мы обращаем к миру.