Все о человеческих амбициях: «Выньте и положьте!»

Что такое «проблемы» и откуда они берутся? Причина у них, как нетрудно догадаться, психологическая Ведь проблемы возникают не из-за того, что мы сталкиваемся с несчастьями и ограничениями, а из-за того, что мы не хотим с ними сталкиваться. Если бы у нас не было желания жить без проблем, то у нас бы и не было проблем. А так… Не случайно буддисты проповедуют так называемую «непривязанность», а проще говоря, отсутствие всяких желаний. Такая альтернатива действительно кажется заманчивой, но подобный исход лишил бы жизнь колорита, причем как в темном, так и в светлом спектре. Такая расточительность вряд ли оправдана. Однако желание желанию – рознь. Есть желания, от которых ни в коем случае нельзя отказываться, а есть и такие, избавление от которых – дело практически жизненной важности! К сожалению, в числе «требований», о чем сейчас и пойдет речь, последних днем с огнем не найти.

Итак, что такое «требования»? «Требование» легче показать, нежели объяснять. Всякий раз, когда вы испытываете душевный дискомфорт, вы предъявляете требование, хотя, скорее всего, и не замечаете этого. Действительно, если вы переживаете из-за того, что у вас болит живот, вы вряд ли догадываетесь, что оказались заложником собственного «требования», а проще говоря, страдаете от избытка амбиций. На самом же деле виной всему самые что ни на есть настоящие амбиции, и даже больше того можно сказать – капризы! Если у вас болит живот, то этим все и должно было бы ограничиваться, однако же вы ведь еще и переживаете из-за того, что у вас болит живот. Кто-то, конечно, больше переживал бы в этом случае, кто-то меньше, но в целом переживание присутствует. Если бы этой «смертной тоски» не было, то вы бы оставались в хорошем расположении духа, несмотря на свой брюшно-болевой синдром.

Короче говоря, сами о том не подозревая, мы регулярно предъявляем – другим, окружающему миру, самим себе – самые разнообразные «требования»: чтобы что-то было или чтобы чего-то не было. Например, болей нам не надо, а любви всеобщей очень бы хотелось. Эти «требования» сталкиваются с невозможностью своей реализации, а мы в результате всего этого страдаем психологически (т. е. в довесок к физическому или какому иному – финансовому, социальному и прочему – страданию). И вот чем больше мы предъявляем «требований», чем больше мы страдаем, тем выше и заоблачнее наши амбиции. Когда вы встречаетесь с таким человеком, ухо надо держать востро – он от природы конфликтен, видит проблемы там, где их нет, и норовит обвинить в них всех и каждого.

Наибольшей популярностью пользуются у нас требования, предъявляемые к другим людям. Мы хотим, чтобы они нас уважали, ценили, понимали, поддерживали, одобряли, а главное, не делали большую часть из того, что они делают – т. е. не обижали нас, не унижали, не бросали, не подводили. Тут перечисление может быть бесконечным. Впрочем, мы требуем не только от других, чтобы они соответствовали нашим ожиданиям, но также и от мира неживого. Здесь в особенности популярны «требования» наподобие: «А где она – справедливость?!», «За что это мне?», «Верните мне мое счастье!», «Люди должны жить вечно!» Ну и, наверное, самое абсурдное – это то, что мы способны предъявлять «требования» к самим себе. Поскольку каждый из нас имеет где-то у себя в голове идеальный образ себя, то тут, как вы понимаете, поводов для предъявления «требований» более чем достаточно. Мы хотим быть самыми умными, самыми эрудированными, самыми успешными, самыми красивыми и богатыми… И очень сильно переживаем, когда все эти «требования» не реализуются. А как они могут, такие-то – и реализоваться? Все это, знаете ли, чересчур.

Итак, что нам, как диагностам человеческой природы, можно из этого психологического механизма извлечь для достижения наших диагностических целей? Здесь лучше пойти по пунктам, поскольку информации о себе предъявляющий «требования» субъект предоставляет немыслимое количество.

Во-первых, когда человек озвучивает то или иное свое требование (произносит заветное «должен», «должно», «должны» или же просто говорит с признаками явного дискомфорта и раздражения), мы сразу получаем информацию о том, чего он хочет, а чего не хочет. Информация эта полезнейшая! Например, человек сообщает, что не хочет, чтобы с ним «говорили в таком тоне». Очень хорошо, амбиции этого субъекта нам понятны: он страдает от «ущемленности своего человеческого достоинства», а потому нам достаточно проявить к нему уважение, и он будет нам по гроб жизни благодарен.

Во-вторых, когда человек предъявляет какое-то «требование», он фактически объявляет нам то, что он будет делать, а чего он не будет делать. Важность этой информации переоценить невозможно! Например, человек с пеной у рта утверждает, что никогда не пойдет нам на уступки, очень хорошо! Теперь мы знаем, что добиваться от него уступок не следует. Однако все это вовсе не ограничивает нас в возможности сделать ему какие-то предложения, от которых он не в силах будет отказаться. Если же данное лицо оповещает нас о том, что «никакие новые предложения» его «не интересуют», мы вполне можем рассчитывать на то, чтобы этот субъект подвинулся по вопросам уступок.

В-третьих, в «требованиях» человека, как правило, заключена его «программа партии», «идеология». Так что теперь вы знаете, о чем с данным человеком имеет смысл говорить, а о чем говорить категорически запрещается. Например, если вы заметили, что ваш собеседник эмоционально выразился насчет «бесчинств» футбольных фанатов, спортивную тему в дальнейшем разговоре лучше опустить, говорите о бабочках и филантропии. Кроме того, вы знаете теперь, какую инициативу этот человек горячо поддержит, а какую, напротив, отклонит. Помните, «требование» – это не просто желание, а аффективно насыщенное желание, броня!

В-четвертых, когда вы видите, что человек буквально сочится «требованиями», помните: этот человек амбициозный, крайне себя любящий и столь же крайне нетерпимый к чьему-либо возвышению. Что ж, теперь вы знаете, что рассказывать о собственных успехах такому субъекту нежелательно, поскольку они его заденут за живое. Если же вы и будете ему что-то о себе рассказывать, то сделайте это максимально непринужденно и без намека на малейший апломб. Если же вам все же приспичит увлечь этого человека, то предварительно сделайте ему десяток-другой комплиментов, а потом предложите то, что вы «можете предложить только ему», «поскольку никто другой», кроме него, «с этим делом не справится».

В-пятых, если вы отмечаете, что человек редко раздражается, готов принимать к сведению чужую точку зрения, не ропщет на судьбу и не пытается казаться лучшим, вы нашли потенциально хорошего друга.

Блистательному психотерапевту Фредерику Пёрлзу принадлежит такая сентенция: «Сумасшедший говорит: “Я Авраам Линкольн”, невротик говорит: “Я хочу быть Авраамом Линкольном”, а здоровый человек говорит: “Я – это я, а ты – это ты”». Эта дефиниция стоит как раз на принципе «требований». Чем более человек склонен предъявлять «требования» к другим, окружающему миру и самому себе, тем более он сумасшедший. И только тот, кто способен избавиться от «требований», становится настоящим человеком. Впрочем, таковых, к сожалению, немного, а потому мы должны знать, как быть со всеми остальными, для кого «требования» – это своего рода стиль жизни.