Снижение энергичности, активности, повышенная утомляемость. Преобладание процессов торможения над про цессами возбуждения сказывается, разумеется, и на активности людей, страдающих депрессией – этой царицей подавленности и тоски. Попав во власть депрессии, мы не просто быстро утомляем ся, мы зачастую и вовсе не можем включиться в какую-либо целенаправленную деятельность; а если мы все-таки и станем что-нибудь делать, то чисто автоматически, отстраненно, без чувства соприча стности.

Легкая депрессия. В случае депрессивного невроза мы будем выглядеть усталыми и задерганными, посторонние люди могут сказать, что мы как-то излишне пассивны. Наша тревожность, впрочем, не позволит нам совсем «сдать». Возможно, что она даже сделает нас чересчур активными и энергичными, но только приступами. Торможение, впрочем, всякий раз, хотя, может быть, и не сразу, но побеждает.

Средняя депрессия. При средней выраженности депрессии пассивность приобретает черты скованности. Человек редко меняет позу, его мимика бедна и однообразна. Видно, что он двигается с трудом, долго думает над вопросом, не всегда может собраться, чтобы ответить полно и внятно. С такой депрессией человек часто жалуется на усталость, но это не просто усталость, он «устал от жизни», его «все тяготит», «сил нет, полный упадок» и т. п. Он устает от беседы, чтения, просмотра телепередач: «не могу сообразить», «не понимаю, о чем говорят», «теряю нить». Впрочем, было бы ошибкой полагать, что речь идет именно об утомлении. В мозгу человека, страдающего такой депрессией, просто недостаточно возбуждения, оно быстро подавляется торможением.

Тяжелая депрессия. У человека с тяжелой генетической депрессией активность может быть

вызвана только приступом тревоги. Временами возникает ажитация, интенсивное возбуждение, сопровождающееся бесцельными действиями. В остальное же

время он напоминает сдувшийся шарик, кажется, что жизнь его покинула. Это не просто вялость, это раздавленность. Движения таких пациентов медленны, крайне скупы, совершаются только при крайней необходимости, может развиваться так называемый «депрессивный ступор». Пациенты говорят тихо и с трудом, моментально утомляются от общения или какой-либо иной деятельности.


Согласно утверждениям современных астрономов, пространство конечно. Это очень утешительная мысль – особенно для тех, кто никогда не может вспомнить, куда он что-либо положил.

Вуди Аллен