Лайф-менеджмент: жизнь, которую мы строим

Три вершины жизни

Перед лицом смерти, или Контрольные точки твоей жизни


...

Саша Ярославский

Саша возвращался от друга из ближайшего Подмосковья. Время было позднее, электрички уже не ходили, Саша решил поймать попутку и пошел вдоль Минского шоссе в сторону Москвы. Шел по темной трассе… машин было мало… никто не останавливался…

Сбившая его машина не остановилась, водитель предпочел скрыться с места происшествия, Саша ударом был выброшен в кювет. Че-ты-ре часа лежал на снегу без сознания, когда очнулся и увидел над собой черное небо со звездами, засмеялся: «Я жив!» Это было для него важнее, чем то, что он лежал весь в переломах и крови.

После этого он че-ты-ре часа пытался вылезти с обочины на дорогу. Полз, хватаясь замерзшими пальцами за обледенелую землю… Поднимал с земли руку, чтобы остановить мчащиеся ночью машины…

Один водитель все-таки остановился, подвез его в Москву, хотя и не до больницы – торопился. Саша с мобильного телефона водителя дозвонился до Первомайки, попросил вызвать «скорую», «скорая» приехала за ним только через час… Связи с ним не было, Первомайка разыскивала Сашу везде, но Саша уже лежал в реанимации.

Через день он пришел в сознание, врачи не понимали, почему его здоровьем интересуются столько самых разных людей, и не родственников. Говорить мог едва, но беспокоился: «Завтра собрание администраторов, я там не смогу быть…»

Пошел на поправку. Но потом стала подниматься температура: обнаружились множественные черепно-мозговые переломы. Ему понадобилась кровь, спасибо всем тем людям, которые откликнулись.

Не помогло. 5 декабря 2007 года в 17.30 Александр Ярославский, администратор Синтона, умер.

Ему исполнилось 25 лет и один день.

Психология bookap

Это событие – трагическое и нелепое, но нет смысла обсуждать смерть. Важнее смотреть на жизнь, а жизнь свою Саша жил правильно, не важно, сколько шагов по жизни он сделать успел: каждый его большой шаг был энергичным и точным.

Наверное, стоит жить так, чтобы в любой день, вдруг встретившись со смертью, мы были спокойны за результаты прошедшей жизни.