ГЛАВА 6. Горячий привет от Марса и Венеры


...

Преодолеть страх перед обязательствами

Фрэнк рассказал эту историю со своей точки зрения: «Я женился в двадцать один год. Моей даме было семнадцать. Она приехала из Австралии, и частью ее планов было выйти замуж, чтобы остаться в стране. Я почувствовал: меня толкают к браку, и ощущал, что это неправильно. Но я не был достаточно уверен в себе, чтобы пойти своей дорогой. И брак превратился в настоящую катастрофу. Когда нашей дочке было три недели, я обнаружил, что жена завела роман с моим лучшим другом. Это стало кошмарным испытанием, и брак невозможно было восстановить.

После этого я решил, что меня никогда больше не заставят жениться, никогда.

После этого я решил, что меня никогда больше не заставят жениться.


Примерно до сорока лет моя личная жизнь отличалась разнообразием. Я бывал одинок, иногда встречался с очень привлекательными женщинами, порой влюблялся. В середине третьего десятка жил с очень интересной француженкой, которая знала, как создать романтическую атмосферу — свечи, благовония, музыка Баха. Это меня очень возбуждало. Но когда однажды за ужином она спросила: «Не могли бы мы пожениться?» — вилка застыла у меня на полдороге ко рту. Брак казался разумным шагом, она была потрясающей женщиной, но я помнил данное самому себе обещание, что меня никогда не заставят жениться. И нашим замечательным отношениям наступил конец.

Около года спустя, походив немного на свидания, я встретил девушку, привлекшую меня. Мы начали жить вместе, и у нас сложились хорошие, крепкие отношения. Она помогала мне воспитывать мою дочь. А потом во время романтического путешествия в Сан-Франциско я был поставлен перед выбором: или поженимся, или она уйдет. Это напоминало биологические часы. Я испытывал сильную душевную боль, потому что любил девушку, и мне нравилась ее семья. Но нарушить свое слово не мог, и мы расстались.

Тогда я решил: буду веселиться. Я знал, что не хочу вступать в брак — может быть, потому, что желал других женщин, — но и не собирался быть неверным. Поэтому решил отдохнуть от своего бизнеса и насладиться жизнью. Так я и поступил. Этот год, проведенный с моими друзьями и множеством невероятно красивых женщин, оказался самым веселым.

Поверите ли вы, но это окончилось весьма болезненно. У меня была подружка, юная немка, и однажды она объявила, что влюблена в моего лучшего друга. Это оказалось почти зеркальным отражением моего первого брака. Я не знал, что делать, все мои теории оказались исчерпаны.

Немного позже я отправился в художественную галерею на вернисаж и там встретил Мици. Мы дружески поговорили, а потом решили выпить вместе по чашке кофе и отправились в кафе-эспрессо, где она должна была встретиться с друзьями. Эта женщина показалась мне теплой, любящей и очень милой.

В кафе-эспрессо Мици принесла несколько своих фотографий, снятых на Хеллоуин. На открытии выставки она была в длинном платье, но на фотографиях предстала в узком бикини и лифчике с чашечками, похожими на раковины моллюсков. Я увидел, что у нее потрясающее тело, и вдруг почувствовал сильное влечение к ней. В ее планы, вероятно, это не входило, но я все же подумал: «Ого! Это очень привлекательная женщина». Мне ненавистно признавать это, но для меня это стало первым толчком.

Мы отправились на пляж. Дальше нескольких поцелуев дело не зашло. Я дал ей свой номер телефона. «Если захочешь встретиться, позвони мне,» — сказал я, предоставив Мици возможность действовать самой. Через пару дней она позвонила, и я понял, что меня тянет к ней во всех отношениях. Смотрите, я приближался к сорока и понял, что однажды умру, и мне не хотелось превратиться в одинокого парня, который бродит кругами и только и ждет, чтобы его кто-нибудь утешил.

Я понял, что однажды умру, и мне не хотелось превратиться в одинокого парня, который бродит кругами и только и ждет, чтобы его кто-нибудь утешил.


А с Мици все было легко. Так же как и я, она придерживалась здорового питания. У нее был по-настоящему милый дом. Хотя и не высшего качества, но она устроила все очень уютно, с разными ее любимыми вещицами на стенах. Она умела сделать вещи красивыми. Мне нравилось приходить домой с соляных шахт, где я работал по контракту, к зажженным по всему дому свечам, божественной музыке и к женщине, которую интересовало все, что я делаю. Да ей и самой было о чем рассказать. Просто это устройство гнездышка получалось у нее естественно. К тому же она была искренней в своих убеждениях. Это значило, что наши отношения могли пойти дальше фраз: «Что на ужин? Сколько ты заработал в прошлом году?». Духовное развитие партнера — вот что я тайно искал во взаимоотношениях.

Мне нравилось, что Мици всегда помогала людям, они постоянно ей звонили. Довольно необычным было то, что Мици не хотела иметь детей. Она любила их, играла с ними, но не создавалось впечатления, что она желает иметь собственного ребенка. Для меня это тоже не являлось главным, поскольку у меня уже была дочь, для которой я не был посторонним и которую любил.

После того как я пригласил Мици посещать семинары Джона Грея, мы постоянно пользовались его методами, чтобы смягчить острые углы и не дать отношениям взорваться. Очень помогало то, что мы помнили о наших различиях и о том, что нет ничего неправильного в наших непохожих взглядах на вещи. Это также помогло мне понять, что на самом деле нужно Мици и важно для нее.

Мне нравится женственность Мици. Но из семинаров Джона Грея я узнал, что с возрастом женщины становятся более мужественными, и им необходимо сохранять контакт с их женственностью. В отличие от тенденции мужчин утрачивать с годами свою мужественность, меня это напугало в большей степени. Я сказал Мици: «Я боюсь думать, что в конце концов ты превратишься в ворчливого старика. Давай работать над тем, чтобы этого не случилось». И мне необходимо подпитывать потребности ее женственности.

«Я боюсь думать, что в конце концов ты, дорогая, станешь ворчливым стариком».


Но мои старые планы никуда не делись. После первой недели, проведенной вместе, я сообщил Мици: «Не жди, что я на тебе женюсь. Я в это по-настоящему не верю». И никаких проблем не было. После этого мы никогда даже не обсуждали наш брак.

Перенесемся теперь к тому моменту, когда мы уже прожили вместе пять лет. Мы отправились в путешествие в очень отдаленную долину на острове Кауаи. Помню, что это был день моего рождения — двадцатое августа. Я проснулся, совершенно не представляя, что произойдет. Мы планировали совершить прогулку с несколькими старыми хиппи, называвшими себя «Вне закона», с которыми мы познакомились.

Немного побродив, мы очутились в самом красивом месте, какое я видел в своей жизни, — несколько водопадов, над которыми поднимался туман. Так, должно быть, выглядел подлинный Эдем. Мы с Мици дошли до самого верхнего водопада и вместе бросились в воду. Нас освещало солнце, а вокруг падали потоки воды. И вдруг сумасшедшая мысль, без всякого предупреждения, появилась у меня в голове: мне следует попросить Мици выйти за меня замуж.

Я абсолютно свободен в своем решении. Рядом со мной женщина, которую я так люблю. Сегодня день моего рождения, и мы в самом красивом месте на земле.

Но слова не шли с языка. Три или четыре минуты я задыхался от волнения, а потом наконец мне удалось спросить ее, выйдет ли она за меня замуж.

«Что?» — спросила она, и я повторил предложение еще раз.

Психология bookap

«Конечно», — сказала Мици.

С тех пор мы несколько раз говорили об этом, а на Рождество разослали письма, в которых сообщали о нашей помолвке. Я хорошо себя чувствую, потому что принял такое решение без всякого давления. И мы будем всегда вместе».