ГЛАВА 5. Нашествие марсиан


...

Едем на трех цилиндрах

Мэри рассказывает о том, как она все время молчала в браке и пережила семейный кризис. «Когда мне впервые попалась книга Джона Грея, я так много узнала о себе самой и наших взаимоотношениях с мужем. Почувствовала себя ребенком, получившим потрясающее молоко. Я везде брала ее с собой.

Джон прямо рассказал о том, что так меня волновало. Основание нашего брака все занесло снегом, потому что мы с моим мужем Дугом не разговаривали друг с другом.

Теперь я стала интересным человеком и все время устраиваю что-нибудь веселое и необычное. Даже если я готовлю картофельное пюре, я могу сказать об этом так, что мой муж не может дождаться, когда вернется домой. Дуга это всегда привлекало, потому что он бизнесмен. А меня тянет к нему, потому что я так люблю жизнь.

Но что-то ушло из наших отношений, мы потеряли то, что было в начале. Мы всегда любили друг друга, но не работали на восьми цилиндрах. Где-то на трех, не больше. Мы любили и заботились друг о друге, но не испытывали никаких чувств.

Так что же происходило?

Мы пережили кризис. Наша любовь достигла очень больших высот. Когда мы сравнивали нас с друзьями, то и им и нам становилось ясно, что мы очень сильно любим друг друга. Но компания, на которую работал муж, дававшая нам шестизначную цифру дохода, вдруг закрылась, и нам пришлось изменить стиль жизни. Дуг спрятался в свою «пещеру», а так как мне хотелось, чтобы меня успокоили, поддержали, дескать, «Не беспокойся, дорогая, все будет в порядке», то я последовала за ним туда. Мне казалось, тем самым помогаю мужу. Я считала себя самой замечательной женой в мире. Мне пришлось прочесть немало историй о могущественных женщинах… Вот, например, жена Эдисона достала все суммы, необходимые для его работы. Я просто думала, что оказываю Дугу помощь, преследуя его таким образом.

Когда я отправилась в его «пещеру», я считала себя самой замечательной женой в мире.


Именно тогда я открыла для себя книгу Джона Грея. Подруга рассказала мне о «Мужчинах — выходцах с Марса, женщинах — выходцах с Венеры», и я запомнила, потому что если и был брак, который я уважала, то это ее — настоящий пример любви и заботы. Когда я увидела книгу в магазине, я предложила подруге купить ее в складчину… И тут поняла, что я делаю, и обратилась к самой себе: «Мэри, ты так любишь своего мужа и собираешься купить книгу в складчину? Подумай хорошенько!»

И забыв о финансовом кризисе, я ее купила. Читая книгу, я увидела, что приношу вред Дугу, настоящий ощутимый вред. Я полагала, что раз он отправился в убежище, значит, скрылся и бросил меня, бросил всю семью. А он пытался поставить все на свои места и защитить нас так, как только мог. Я не понимала этого раньше.

Я просто считала, что Дуг сломался. И думала так много раз и раньше. Я сама активный слушатель и разработала несколько собственных приемов, заставляющих людей поделиться своими чувствами. Но мой собственный муж никогда не говорил о своих переживаниях ни со мной, ни с кем-то другим. Когда он уходил в свое убежище — теперь-то я это знаю, — я называла это «пребывать в разводе». Я считала это серьезным преступлением и обвиняла его. «Я не понимаю, почему ты со мной развелся. Мы любим друг друга, а ты от меня ушел. Я не могу и трех слов из тебя вытащить». Наша любовь достигла больших высот, но в глубине души я никогда не была по-настоящему уверена, что нравлюсь мужу. И теперь я знаю, что и он не был как следует уверен в том, что я его одобряю. Он считал, что, вероятно, из него вышел недостаточно хороший муж.

Когда он уходил в свою «пещеру» — теперь-то я это знаю, — я называла это «пребывать в разводе».


И все дезинформация. Абсолютная дезинформация.

Дальше я выяснила, что не знаю кое-чего о самой себе. Я умный и преуспевающий бизнесмен, очень уверенный в этой области. И я считала — самая большая ошибка из всех! — что мой муж любит меня и уважает именно за это деловое чутье. Но его любовь и уважение не имели никакого отношения к моим деловым качествам. На самом деле, как я теперь понимаю, эта сторона моей натуры шла во вред нашему браку. Но я-то этого не знала. Я боялась отказаться от работы, боялась перемен, беспокоилась о том, что что-то потеряю.

Прочитав книгу, я пошла на один из семинаров Джона, который сделал один пустяк, настолько незначительный, что я думаю, другие женщины должны были упустить истинное значение сказанного им. Джон заставил женщин щебетать — это наш звук, — а мужчин рычать. И вдруг эти щебечущие нежные звуки, издаваемые мной, стали так важны для меня. Я думала, что эти звуки заставят меня потерять нечто в нашем браке, но нет, и теперь я щебечу. Я вела себя слишком по-мужски, но теперь я щебечу, именно так, как когда мы с Дугом встречались. После семинара я попробовала снова вести себя как хорошенькая девушка, похожая на ребенка, и вдруг у меня появился охающий и ахающий надо мной муж, обнимающий меня за плечи во время киносеанса.

У меня был охающий и ахающий надо мной муж, обнимающий меня за плечи во время киносеанса.


И что же с нами теперь? Огромная неожиданность среди других перемен — у нашего сына Ричарда спид. Но мы с Дугом по-новому понимаем друг друга. Когда он уходит в свое убежище, я больше не ощущаю это так, словно он развелся со мной. На самом деле, когда муж так поступает, это наполняет меня гордостью, потому что я знаю, что он мужчина, и чувствую себя в безопасности, когда он там. Я не хочу идти в его убежище. Я не хочу ранить его душу. Я чувствую, что мне так повезло, потому что не всякая женщина расстанется с тем, с чем рассталась я, а ее муж все-таки снова влюбится в нее.

Теперь мы достаточно сильны, чтобы встретить новую ситуацию с нашим сыном, вернувшимся домой. Мы все время говорили с ним. Год, проведенный с сыном, стал для меня абсолютным вознаграждением в жизни. У него нежная душа, он прекрасный человек, ищущий красоты в себе. От Джона Грея я узнала о Дуге, о мужчинах и женщинах, и это знание теперь помогает мне понять, какому потрясающему существу я дала жизнь.

Думая о своей жизни и анализируя ее, Ричард сказал мне, что чувствовал себя неадекватно по отношению ко многим вещам. Но благодаря моим знаниям я поняла, что он один из самых сильных людей, самых сильных мужчин, которых я когда-либо знала. Работа Джона помогла мне показать Ричарду его сильные стороны — он мог общаться, чувствовать и быть чувствительным, посещать страшные места, куда не пошел бы его брат, говорить нет, когда он хотел сказать нет, и да, когда это было да, видеть и ценить радость в моих глазах, потому что я узнала правду. Ричард любит Джона Грея, потому что видит эту радость. А это огромный подарок — радоваться, когда твой ребенок болен, и ждать его смерти, не испытывая горечи.

Работа Джона помогла мне показать Ричарду его сильные стороны.


Так что Джон Грей дал мне все то, что было у нас с Дугом, когда мы только полюбили друг друга. И он вернул мне мягкость, которой я тогда обладала. Он дал мне глаза и понимание, чтобы быть с Ричардом, говорить с ним каждый день, словно ему снова три года и он вскарабкался ко мне на колени. Все это соединилось вместе.

Дуг по-прежнему спокоен, спокойнее, чем когда-либо. Он остается достаточно скрытным. Но как раз этим утром, а уже близко Рождество, он вошел и сказал: «Я хочу подарить тебе самый лучший подарок, Мэри. Я дарю тебе это утро и все другие утра тоже, чтобы ты могла поговорить с Ричардом». Совершенно правильно. Он сделал мою жизнь надежной, чтобы я могла говорить с Ричардом столько, сколько мне нужно и сколько хочется.

Всю свою жизнь, а мне пятьдесят шесть лет, я искала способ быть женщиной, женой, матерью. Джон Грей собрал фрагменты головоломки и соединил их вместе.

Во всяком случае, кажется, что все работает.

Психология bookap

Случилась одна очень забавная вещь! Мы купили машину у наших друзей и вернулись из Джорджии отдельно. У меня была кассета Джона Грея, и я вставила ее в магнитолу новой машины. Дуг взял ее и уехал, а потом обнаружил — ха-ха! — что не может ни выключить кассету, ни вынуть ее из плейера.

Так что девять часов пленка все крутилась и крутилась, снова и снова возвращаясь к началу! Он получил девять часов Джона Грея. Девять часов от Джорджии до Флориды с пленкой, которую нельзя выключить! Я ехала за ним и не представляла, что происходит с Дугом. Когда мы приехали домой, после девяти часов прослушивания я услышала от него полторы фразы. Год назад это бы меня напугало. А теперь я смеюсь от души!»