ГЛАВА 4. Мы говорим на разных языках


...

Говоруны и мыслители

Вот история Сюзанны. «Мне сорок семь лет, и десять лет я замужем. Мы с моим мужем Риком знакомы двенадцать лет, детей у нас нет.

Первые несколько лет нашего брака я чувствовала, что мы недостаточно общаемся между собой. В нашей семье я «говорун», а Рик — «мыслитель».

Я все время пыталась заставить его раскрыться, поделиться со мной своими мыслями и чувствами, но без толку. В моем предыдущем браке я не нашла общения и была полна решимости сделать так, чтобы в этот раз все было иначе, в противном случае меня определенно ожидает очередной крах.

Подобно многим парам, мы не умели выразить себя. Рик не знал, как словами передать свои чувства, а я не представляла, что нужно сказать, чтобы заставить его раскрыться. Я поняла, что злюсь и раздражаюсь все больше и больше. Из нашего брака ушел смех.

Стоило мне заговорить, я увидела, как он замыкается и занимает оборонительную позицию.


Я посмотрела «Опру» и узнала, как лучше общаться. Потом попыталась объяснить это Рику, когда тот пришел домой. Стоило мне заговорить, я увидела, как он замыкается и занимает оборонительную позицию. С этой его обороной мне было очень сложно справиться. Дело кончилось ссорой. Потом где-то неделю или две Рик старался быть внимательным, помогать мне, а затем мы вернулись на исходную позицию.

Кроме обороны Рика больше всего меня заботило то, что я чувствую себя так, будто меня не любят, а просто используют. В моей жизни мне нужен был мужчина, который взял бы на себя всю ответственность. Мне же казалось, что я в одиночку занимаюсь хозяйством, делаю всю домашнюю работу, обо всем забочусь, а в ответ даже «спасибо» не получаю. Моя обида стала расти. У Рика всегда есть чистое белье, свежие рубашки. Почему же тогда я не могу открыть мои ящики и шкаф и обнаружить там готовые вещи к носке? И тут я осознала, что больше не люблю мужа и не знаю, что делать дальше.

У меня начала формироваться беспокоившая меня привычка. Каждые несколько недель, когда эмоции перехлестывали через край, я пыталась объяснить Рику мои чувства, но только плакала. Он обещал больше помогать по дому. Но больше чем на неделю — две его не хватало.

Тогда я услышала о вашей книге «Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры». Потом узнала, что вы ведете семинар в Нью-Йорке. Я спросила Рика, пойдет ли он, и тот согласился. И это лучшее, что могло с нами случиться!

Когда вы заговорили, Рик услышал мои слова, произнесенные вашими устами. Он узнал нас в вашем рассказе. Самыми важными стали ваши слова, что на самом деле возбуждает женщин — когда мужчина выносит ведро, моет посуду, отправляет белье в стиральную машину и т. п. Рика это удивило. Я думаю, что многие мужчины удивляются. Мы говорили об этом по дороге домой, и с этого вечера наши отношения изменились.

Когда вы заговорили, Рик услышал мои слова, произнесенные вашими устами.

Он увидел нас в вашем рассказе.


Теперь без просьб Рик выносит мусор, моет посуду, пускает стиральную машину, пылесосит, занимается всеми счетами и тому подоб ным. А я благодарю его, когда он делает что-то для меня.

Мы свободно общаемся, но это требует усилий… Это не всегда происходит одновременно. Муж уделяет время тому, чтобы меня выслушать, даже когда ему хотелось бы заняться чем-нибудь другим. Если я по лицу Рика вижу, что у него что-то на уме или я сказала то, что ему не нравится, я подбадриваю его, чтобы он высказался. Если муж не хочет говорить, я на него не давлю. Мне кажется, именно потому, что он не испытывает давления, Рик все чаще хочет поделиться тем, что происходит.

Я подбадриваю его, чтобы он сказал,

что думает. Если он не хочет говорить, я на него не давлю.


Мы каждый день говорим друг другу: «Я люблю тебя». Мы не уходим из дома без прощального поцелуя и, возвратившись, обязательно целуемся. С самой первой нашей встречи Рик всегда звонил мне хотя бы один раз в день, чтобы узнать, как у меня дела. И он всегда говорит, когда его ждать к ужину.

Стоит упомянуть о том, что случилось однажды. Я пекла печенье к Рождеству и случайно положила соды вдвое больше, чем требовал рецепт. Я начала выпекать печенье, и первая же порция оказалась соленой на вкус. Пришлось все тесто выбросить и начать заново. Разумеется, у меня не оказалось достаточно продуктов для второго замеса, и пришлось бежать в магазин.

Перед тем как уйти, я спросила Рика, поможет ли он мне, когда я вернусь. Он сказал: «Почему бы тебе не заняться этим завтра?» Я ожидала не такого ответа и, ничего не сказав, ушла в магазин. Когда через десять минут вернулась, Рик, вероятно, уже все обдумал, потому что встретил меня на пороге со словами: «Я тебе помогу. Только скажи, что мне нужно делать».

Меня охватило чувство огромного счастья. Два года назад он бы сидел в своем кресле, пока я пекла печенье заново.

Два года назад он бы сидел в своем кресле, пока я пекла печенье заново.


Как я уже сказала, это требует постоянных усилий. С плохими привычками тяжело расставаться. Но я испытываю настоящую радость от того, что мы оба стараемся сделать друга друга счастливыми. Если один из нас неумышленно огорчает или сердит другого, то он признает свою неправоту, просит прощения, и все встает на свои места.

Сейчас мы счастливы как никогда, и наши отношения становятся все лучше».