ГЛАВА 3. Мужчины и их «пещера»


...

Мужчина моей мечты

Люси рассказывает: «30 мая 1991 года я встретила мужчину моей мечты. Его зовут

Питер Кларк. Через год мы поженились и теперь воспитываем троих его сыновей. Я до сих пор люблю Питера. Каждое утро меня будит мужчина, который потянулся ко мне, прежде чем его день начался. И в конце каждого сумбурного дня мы счастливы снова заключить друг друга в объятия. Он понимает мои потребности как жительницы Венеры, и я узнала его желания марсианина. Стоит жить, когда Марс и Венера любят друг друга.

Но блаженство требует труда. А иногда и умения.

Питер делает много такого, что делает меня, уроженку Венеры, счастливой. Например, мой муж слушает каждое мое слово! Я знаю, вы можете мне не поверить… Ведь это настолько не по-марсиански! Даже когда я говорю, перескакивая с одной темы на другую, десять минут, полчаса или час, он терпеливо слушает, как я вновь переживаю и проигрываю перед ним все свои мысли и эмоции. Он не ерзает, не отвлекается и не дает мне понять, что я вынуждаю его. Он просто слушает, не давая советов и не предлагая своего видения проблемы. С первого дня наших отношений Питер был слушающим марсианином. Поэтому, разумеется, я просто должна была в него влюбиться!

Когда я узнала о его убежище, это оказало огромную помощь нашим взаимоотношениям. Мне стало понятно поведение Питера, когда он сначала предельно внимателен, а потом вдруг замыкается в себе на несколько дней. До этого я привыкла думать, что муж отвергает меня по какой-то загадочной причине.

Однажды вечером (муж держался замкнуто уже в течение нескольких дней) я обняла его за шею и спросила: «Дорогой, ты в своей „пещере"?»

«Думаю, что да», — ответил Питер.

«Здесь снаружи становится одиноко», — заметила я.

«Ой, прости». — И после минутного замешательства он добавил: «Но я хочу, чтобы ты знала — пока я был в моей „пещере", твоя фотография висела на стене!»

«Но я хочу, чтобы ты знала — пока я был в моей „пещере", твоя фотография висела на стене!»


Ого! Сказано ясно и понятно, и пришлось весьма по сердцу мне, уроженке Венеры! И хотя Питер вернулся в свое убежище на неделю, я все-таки знала, что наши отношения важны для него».