ГЛАВА 2. Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры


...

Сначала найти себя, а потом нас

А вот как Мэри рассказывает эту историю. «Для меня любовь — наркотик, или была таковой. В первый раз я влюбилась в пять лет и с тех пор больше не останавливалась. Я всегда была с кем-то до того момента, пока не прошла пара лет после моего третьего развода. Тогда мне было сорок два года. Я выросла в семье, где царили пагубные привычки — мать была алкоголичкой, я потеряла двух братьев, наркомана и алкоголика. После трех браков, закончившихся разводом, поняла наконец, что у меня свое пагубное пристрастие. Нет, я не увлекалась ни наркотиками, ни алкоголем, я выходила замуж. Семинары Джона помогли мне это понять.

Для меня любовь — наркотик, или была таковой. Первый приятель у меня появился в пять лет, и с тех пор я больше не останавливалась.

Я всегда была с кем-то до того момента, пока не прошла пара лет после моего третьего развода.

Тогда мне было сорок два года.


Осознав, решила установить отношения с самой собой, дабы разобраться, что я из себя представляю. Купила собственную квартиру, отправилась в самостоятельное путешествие по юго-западу и начала слушать музыку, чтобы понять, что люблю я. Я все время говорила себе: «Вот я какая, вот что я люблю. А вот это мне не нравится. Этого я не приму. А на это бы согласилась». Я снова влюбилась, но впервые в жизни влюбилась в саму себя.

Все это время, пока я была одна, постоянно слышала имя Фреда Клейнера. Окружающие считали, что мы должны понравиться друг другу. Я отвечала: «Не хочу ни с кем знакомиться. Меня это не интересует». Но это имя оставалось на слуху. Я просто должна была с ним встретиться. И вот я пошла на вечеринку, и там оказался Фред Клейнер. Он подошел, заговорил и был совершенно очарователен. Фред спросил мой номер телефона и позвонил через несколько недель, чтобы пригласить на концерт.

По дороге на концерт я сразу его предупредила: «Хочу, чтобы ты знал: я трижды была замужем. Не представляю, как надо строить отношения, но собираюсь на этот раз все сделать иначе. Даже не знаю, смогу ли поцеловать тебя и когда это произойдет. Я на совершенно незнакомой территории». Поцелуи были для меня гибелью.

«Я могу обнять тебя?» — спросил Фред. «С объятиями проблем нет. Но вот поцелуи… Каждый раз, когда я целую того, кого люблю, тут же теряю голову. Именно тогда попадаю в «любовную зависимость» и начинаю фантазировать».

«Договорились», — сказал Фред. В этот вечер мы отлично провели время на концерте. Наши отношения стали складываться сами собой. Первые пять с половиной месяцев вместе ужинали и ходили в кино. Потом Фред провожал меня до дверей квартиры, мы обнимались, но я все еще не была готова к сексуальным отношениям. Фред был великолепен. Он не торопил меня, уважая мои чувства. Фред знал работы Джона вдоль и поперек и отлично пользовался этими знаниями.

Я не была отчаянно влюблена, но и не испытала разочарования из-за того, что мои нереальные романтические ожидания снова не сбылись.


Фред стал первым мужчиной, который нашел время, чтобы выслушать меня. Это помогло мне не потерять связи с моим «я». Я не была отчаянно влюблена, но и не испытала разочарования из-за того, что мои нереальные романтические ожидания снова не сбылись. Совершенно ясно, что у нас были свои взлеты и падения, но мы прошли через это. Я поняла: мужчинам нужно жизненное пространство, а мне остается только не препятствовать. Фред научился просто слушать меня, давать мне выговориться.

Теперь я могу со стороны взглянуть на мою «любовную зависимость» и понять, что же это было такое. Это была фантазия на тему, какой должна быть любовь. Я так отчаянно хотела быть любимой, что становилась такой, какой меня хотел видеть мужчина, и теряла саму себя. Я настолько сливалась с мужчиной — моим мужем, — что не думала о своих собственных потребностях, о том, какая я, чего хочу и что люблю. Просто входила в его жизнь и становилась его придатком. И тем не менее в конце концов понимала, что несчастлива и не получаю нужного мне.

Но с Фредом совсем другое дело! Нам так весело вместе, и с ним я остаюсь самой собой. Я Мэри Райт, учительница и жена Фреда Клейнера. И абсолютно уверена, что смогу жить без Фреда, существовать без него, что без него моя жизнь останется такой же наполненной. Но я этого не хочу. Я с Фредом по собственному выбору, а не от отчаяния.

Понимание наших различий помогает мне всегда выбирать его. У меня нет ощущения, что со мной что-то не так. Я не должна меняться, чтобы добиться его любви. Фред принимает мою непохожесть. Он пытается уважать мои чувства и видеть то лучшее, что есть во мне. Нет необходимости соответствовать всем его ожиданиям, чтобы он любил меня.

Быть с Фредом, которого я выбрала сама, куда романтичнее, чем та болезненная, наркотическая, выдуманная любовная зависимость от моих прежних мужей. В те дни у меня не было меня самой. А теперь у меня есть Фред и я сама. Теперь у меня есть мы».