ГЛАВА 3

Мужчины и их «пещера»

Вне всякого сомнения, для пришелиц с Венеры самой важной и полезной информацией о выходцах с Марса является понимание уравнения — мужчина плюс его «пещера». Тот факт, что мужчина любит свою жену, но иногда хочет побыть один, трудно осознать многим женщинам, поскольку данное поведение обычно совершенно чуждо их натуре.

Когда женщина любит мужчину, ей хочется все время быть с ним вместе. Даже находясь в состоянии стресса, она стремится поделиться деталями прошедшего дня с мужчиной, которого любит. Когда женщины рассказывают о неприятностях, это помогает им разобраться в произошедшем и свалить с плеч груз прожитого дня. Откровенность дает ощущение близости с любимым человеком и просто улучшает самочувствие.

Для женщины поговорить с партнером и получить его поддержку — одно из главных преимуществ отношений. Это просто приятно, когда тот, кто вас любит, поймет, через что вы прошли. Чем больше женщина любит мужчину, тем больше она старается поделиться с ним.

Ее охватывает раздражение и разочарование, когда возлюбленный возвращается домой и ничего не может ей сказать. Когда она спрашивает, не беспокоит ли его что-либо, он лишь коротко отвечает: «Так, пустяки». Женщина не понимает, что на самом деле это означает следующее: «В данный момент я нахожусь в моей „пещере", и мне бы не хотелось разговаривать прямо сейчас. Я выйду через некоторое время».

Женщина ошибочно принимает это на свой счет и чувствует себя отвергнутой, когда мужчина скрывается в своей «пещере».

Не понимая того, что мужчины — выходцы с Марса, ей не остается ничего другого, как принять это на свой счет. Женщина приходит к выводу: если партнер не хочет с ней поделиться, значит, он ее не любит. Каждая женщина, живущая с мужчиной или собирающаяся с ним жить, должна понимать и принимать мужскую потребность «провести время в „пещере"». Хотя это гораздо тяжелее, чем кажется на первый взгляд, следующие ниже примеры помогут облегчить задачу.

Он все еще любит меня

Дженет рассказывает: «Когда подружка сердится на меня, она не хочет со мной разговаривать. На Венере нежелание разговаривать является ясным и определенным знаком того, что во взаимоотношениях возникла серьезная проблема. Поэтому, когда мой муж Карлос не хотел общаться со мной, я впадала в панику. Беспокоилась, что же я такого сделала. Потом, осознав, что ничего плохого за мной нет, начинала сердиться на мужа, который отвергал меня. И чувствовала себя глубоко обиженной.

Было очень трудно понять, что Карлос просто-напросто отправился в свою «пещеру». Когда мне хотелось поговорить, а ему нет, он либо раздражался, либо становился рассеянным. Когда я заявляла, дескать, он меня не слушает, это лишь подливало масла в огонь, и мы ссорились.

Даже когда Карлос говорил мне, мол, ничего не случилось, я ему не верила. Я знала: у него пропадает желание разговаривать, если что-то не так. Когда я прочла о «пещерах», все изменилось, так как стало ясно, что муж все еще любит меня. Я почувствовала облегчение, узнав, что не только он, но и все марсиане регулярно отправляются в свои «пещеры».

Я не могла поверить, что муж продолжает любить меня, пока не узнала, что не только он, но и все марсиане регулярно отправляются в свои «пещеры».

И это не означает, что мужчина любит меньше. Не понимая этого, мне казалось, будто муж испытывает не такие сильные чувства, как я. Теперь я просто жду, когда Карлос выйдет из своего убежища, и тогда начинаю с ним говорить. Обычно он проявляет намного большую заинтересованность. Я так благодарна, что поняла наконец моего марсианина.

Это не моя вина

Анна рассказывает: «Когда он уходил в свою «пещеру», я всегда считала, будто сделала что-то не так. Чувствовала себя виноватой и пыталась больше угодить ему. Я делала все, что только могла придумать. Старалась навести в доме абсолютную чистоту, готовила его любимые блюда и ничего не просила взамен. А когда он все-таки уходил в свою «пещеру», мне было очень обидно.

Когда он уходил в свою «пещеру», я всегда считала, будто сделала что-то не так. Я думала, это происходит по моей вине.

Казалось, что бы я ни делала, все не имело смысла. Через некоторое время я начала считать, что ошиблась и вышла замуж не за того мужчину. Теперь мне легче, поскольку знаю, что замужем за марсианином. Вместо того чтобы больше делать для него, когда он находится в своей «пещере», я просто не обращаю на него внимания и занимаюсь собой. До сих пор удивляюсь, что муж не сердится на меня. Ему нравится, когда я даю ему больше пространства. Мне бы хотелось быть с ним поближе все время, но в итоге я осталась бы со своей обидой на мужа.

Надежду мне дает то, что чем более зрелым становится мужчина, тем меньше времени ему требуется проводить в его «пещере». А женщина с наступлением зрелости ощущает большую независимость и не столь нуждается в партнере, когда тот скрывается в своей раковине. Я думаю, что чем меньше меня раздражает то, что он уединяется в «пещере», тем быстрее он оттуда выйдет».

Чем меньше меня раздражает то, что он уединяется в «пещере», тем быстрее он оттуда выйдет.

Уроженкам Венеры тоже нужны свои «пещеры»

Лаура сделала потрясающий вывод: «Когда я научилась просто принимать тот факт, что мой партнер должен некоторое время проводить в своей «пещере», это не только принесло мир в наши взаимоотношения, но и открыло мне кое-что очень важное о самой себе. Позволяя ему уединиться в самом себе, я получила такую же возможность. Теперь, придя домой с работы, я с ходу уже не берусь за домашние дела и не кидаюсь, как любящая жена, позаботиться о муже, а уделяю время самой себе.

Позволяя ему уединиться в «пещере», я тоже получила возможность подумать о себе.

Хотя мое убежище не похоже на его, но все равно это только мое время. Когда он читает журнал или смотрит телевизор, я с удовольствием отправляюсь на прогулку или работаю в саду. Такова моя «пещера». Я научилась принимать потребность в уединении, и это оказалось тем, в чем я нуждалась, но никогда себе не позволяла.

Р.S. Тем не менее я все еще остаюсь уроженкой Венеры. Когда мы выходим из наших «пещер», мне нравится поговорить, но теперь муж внимательно слушает».

Мне нужно больше пространства

У Кэрол другая точка зрения: «Что касается ухода в «пещеру», это очень весело. Я делаю это куда чаще, чем Джек. Я нуждаюсь в уединении гораздо больше, чем он. Муж все это время провел в браке, а я мои счастливейшие годы — одна. Такое впечатление, что мне нужно больше пространства. Думаю, Джек обижается, когда я иногда отправляюсь в мою «пещеру», но мне удалось убедить его, что собираюсь выйти обратно. Не возникает никаких проблем, если я не забываю похвалить его за то, что он делает для меня. Джек знает, если я невнимательна к нему и его потребностям, поскольку нахожусь в «пещере», то это вовсе не означает, что я не ценю всего того, что он дает мне».

Я вернусь

Дженни описывает то, как они с мужем изменили свое поведение: «После того как Пэт прочитал ваши книги, он стал вести себя несколько иначе, но это значительно изменило наши отношения. Теперь он понимает, что я тяжело переживала его уединение в «пещере».

Я не возражаю против того, чтобы давать ему возможность побыть в своем убежище, пока он помнит, что мне это тяжело, а иногда и больно. Когда я чувствую, что на меня не обращают внимания и мною пренебрегают, Пэт не использует свою «пещеру» в качестве предлога или средства защиты. Вместо этого он пытается слушать меня и планирует, какое время мы проведем вместе.

Когда я чувствую, что на меня не обращают внимания и мной пренебрегают, Пэт не использует свою «пещеру» в качестве предлога или средства защиты.

Ему не обязательно оставлять свою «пещеру», но это приятно, если он показывает, что его волнуют мои чувства. Когда Пэт говорит: «Мне нужно проехаться. Я скоро вернусь», это еще один способ дать мне понять, что муж думает обо мне. Эти слова — «Я вернусь» — существенно все облегчают, и я люблю его за это».

Возвращение из «пещеры»

Том рассказывает о своих сомнениях: «Я был женат уже тридцать шесть лет и всегда считал: со мной что-то не в порядке. Когда услышал, что у других мужчин тоже есть свои «пещеры», то расплакался. Раньше я думал, что никогда не смогу по-настоящему любить женщину. Я всегда считал себя разочарованием для жены. Старался быть любящим и внимательным, но внутри ничего этого не чувствовал. Никто никогда не говорил мне, что все в порядке, просто в это время надо уходить в свою «пещеру».

Теперь, когда я не ощущаю в душе тепла и любви, прекращаю попытки возродить их и вместо этого делаю то, что мне нравится. Много раз я просто ложился вздремнуть или отправлялся в кино с приятелем. На следующий день чары были разрушены, и я снова любил мою жену. Когда я ищу уединения, она тоже больше не испытывает разочарования. Это облегчение.

Если я провел в «пещере» несколько дней, то когда возвращаюсь, всегда делаю что-нибудь особенное. Например, дарю жене цветы или убираю кухню.

Я так благодарен жене, что она понимает меня, хотя ей и не доставляют большого удовольствия уходы в «пещеру». Если я отсутствовал несколько дней, то когда возвращаюсь, всегда делаю что-нибудь особенное. Например, дарю жене цветы или убираю кухню. Мелочи имеют большое значение, и они также дают ей понять, что я снова испытываю любовь».

«Пещера» и веселье

Кайли пришла к разумному решению: «Прежде чем познакомиться с работами Джона, я всегда «заходила в убежище» моего мужа и повсюду развешивала свои фотографии, оставляла заколки для волос, пилочки для ногтей. Я совершала самое страшное преступление в городе марсиан, не зная об этом, и Гэри постоянно выкидывал все эти мелочи. Почему он не хотел, чтобы его окружали вещи любящей жены? Поняв сущность его «пещеры», я смогла с этим смириться и дать мужу то, в чем он нуждался.

Гэри с радостью узнал, что создание его собственного пространства это не только правильно, но и необходимо для него. Однажды я вернулась домой и услышала громкий визг дрели в задней части дома. Оказалось, что Гэри сделал задвижку на двери комнаты, которую он избрал своей «пещерой». Теперь он мог там запереться.

Гэри с радостью узнал, что создание собственного пространства это не только правильно, но и необходимо для него.

На внешней стороне двери я повесила огромную уродливую гориллу в качестве украшения для звонка. Когда нажимаешь на кнопку, красные глаза обезьяны загораются, пасть открывается, и она рычит. Гэри горилла понравилась. Мы оба все поняли. Мы привнесли веселье в идею «пещеры», и я научилась не принимать все на свой счет. Гэри необходимо проводить некоторое время в «пещере». Когда дверь закрыта, я не делаю попыток войти».

Принять «пещеру»

Роза рассказывает, как она пришла к пониманию идеи «пещеры»: «До того как я прочитала вашу книгу, я все делала неправильно. Когда мой муж отправлялся в свою «пещеру», я должна была за ним последовать. Я полагала, что, будучи любящей женой, обязана войти туда и присоединиться к нему.

Почти двадцать лет пыталась проникнуть в убежище мужа. Я использовала динамит, чтобы попасть внутрь. Буквально стала настоящим взломщиком «пещер»!

Я использовала динамит, чтобы попасть внутрь. Я стала настоящим взломщиком «пещер»!

Но когда пыль и дым рассеялись, я оглядела убежище, но мужа там не было. Он занимался тем, что рыл туннели, чтобы сбежать от меня.

Это была тяжелая наука: что бы я ни делала, чтобы вытащить мужа из «пещеры», становилось только хуже. Теперь я просто даю ему возможность отправиться туда и выйти самостоятельно. Когда он отправляется в свое убежище, я иду в магазин. Так мы оба стали намного счастливее. Мы снова любим друг друга».

Летающие «пещеры»

А вот исповедь Линетт: «Обычно мне было так больно, когда каждую неделю Крис отправлялся на работу. Мы проводили вместе потрясающий романтический уик-энд, а на следующий день он улетал. Мне было больно, поэтому думала, что свою работу муж любит больше меня. Крис еще не уехал, а я уже начинала скучать, а он был счастлив и возбужден. Я просто не могла понять, почему муж не хочет провести со мной побольше времени.

Когда я узнала о марсианах и об их потребности жить самостоятельно, быть независимыми, это помогло мне не принимать так близко к сердцу радость Криса перед отъездом. Узнав об убежищах, я поняла, что, улетая на самолете, муж отправляется в свою «пещеру». У Криса — летающая «пещера». Теперь, когда он радуется перед отъездом, я понимаю, что эта радость вызвана не тем, что муж покидает меня. Его возбуждает то, что он отправляется навстречу приключениям.

Вместо того чтобы обижаться, когда Крис уезжает на несколько дней, я ценю то, что он проводит время в своей «пещере» таким образом, чтобы по возвращении принадлежать мне целиком».

Сменить ожидания

Криста объясняет: «Когда я поняла мужчин и их убежища, мои ожидания полностью изменились. Когда он кажется далеким и равнодушным, я знаю, что это временно, и не впадаю в панику. Просто даю команду «отмена» всем моим автоматически возникающим реакциям типа: «Это я виновата», «Я что-то сделала не так, он меня не любит», «Я его чем-то разочаровала, он уже не любит меня, как прежде».

Теперь я знаю: он делает то же, что и все марсиане. Ко мне это не имеет никакого отношения. Это просто значит, что у него как бы иссякает запас любви, которой он может поделиться, и ему просто нужно время, чтобы восстановиться и иметь возможность дать мне внимание и любовь, в которых я нуждаюсь».

Мужчина моей мечты

Люси рассказывает: «30 мая 1991 года я встретила мужчину моей мечты. Его зовут

Питер Кларк. Через год мы поженились и теперь воспитываем троих его сыновей. Я до сих пор люблю Питера. Каждое утро меня будит мужчина, который потянулся ко мне, прежде чем его день начался. И в конце каждого сумбурного дня мы счастливы снова заключить друг друга в объятия. Он понимает мои потребности как жительницы Венеры, и я узнала его желания марсианина. Стоит жить, когда Марс и Венера любят друг друга.

Но блаженство требует труда. А иногда и умения.

Питер делает много такого, что делает меня, уроженку Венеры, счастливой. Например, мой муж слушает каждое мое слово! Я знаю, вы можете мне не поверить… Ведь это настолько не по-марсиански! Даже когда я говорю, перескакивая с одной темы на другую, десять минут, полчаса или час, он терпеливо слушает, как я вновь переживаю и проигрываю перед ним все свои мысли и эмоции. Он не ерзает, не отвлекается и не дает мне понять, что я вынуждаю его. Он просто слушает, не давая советов и не предлагая своего видения проблемы. С первого дня наших отношений Питер был слушающим марсианином. Поэтому, разумеется, я просто должна была в него влюбиться!

Когда я узнала о его убежище, это оказало огромную помощь нашим взаимоотношениям. Мне стало понятно поведение Питера, когда он сначала предельно внимателен, а потом вдруг замыкается в себе на несколько дней. До этого я привыкла думать, что муж отвергает меня по какой-то загадочной причине.

Однажды вечером (муж держался замкнуто уже в течение нескольких дней) я обняла его за шею и спросила: «Дорогой, ты в своей „пещере"?»

«Думаю, что да», — ответил Питер.

«Здесь снаружи становится одиноко», — заметила я.

«Ой, прости». — И после минутного замешательства он добавил: «Но я хочу, чтобы ты знала — пока я был в моей „пещере", твоя фотография висела на стене!»

«Но я хочу, чтобы ты знала — пока я был в моей „пещере", твоя фотография висела на стене!»

Ого! Сказано ясно и понятно, и пришлось весьма по сердцу мне, уроженке Венеры! И хотя Питер вернулся в свое убежище на неделю, я все-таки знала, что наши отношения важны для него».

Обязательство в действии

А вот что рассказывает Пэм: «Я хотела бы поделиться нашей историей любви, потому что это пример обязательства в действии. Мы

женаты тридцать восемь с половиной лет, у нас пятеро детей и пятеро внуков. Трижды меняли профессию — преподавали, потом владели собственным электрическим бизнесом и руководили двумя церквами. Когда мы полюбили друг друга и поженились в 1957 году, мой муж уже отучился четыре года в колледже, и ему оставалось еще два до выпуска (он поменял свой курс). Он по очереди получил степень магистра, доктора и вторую степень бакалавра.

Это время было отмечено рождением наших детей. Мы с мужем продолжали сильно и страстно любить друг друга. И хотя по нынешним стандартам поженились слишком молодыми (нам было соответственно двадцать и двадцать два с половиной), мы оба в полной мере понимали значение слова «обязательство». И пришли к обоюдному выводу, что это на всю жизнь, вне зависимости от обстоятельств. Данное обязательство помогло нам примирить наши различия.

Это обязательство помогло нам примирить наши различия.

После нескольких лет брака мы, к своему удивлению, поняли, что являемся полными противоположностями. Мой муж это мистер Чистюля, а я Королева Суматохи. Он любит все доводить до конца, я же все бросаю на середине. Ему нужно побыть в одиночестве, чтобы «подзарядиться». Я ненавижу быть одна, если это длится больше часа.

Хотя конфликт имел место, наше обязательство не дать распасться браку помогло найти решение. Оно состоит в том, чтобы научиться принимать своего партнера и давать ему возможность быть самим собой.

Понимание того факта, что, когда муж отправляется в свою «пещеру», чтобы все обдумать, он поступает как мужчина, его уход никак не связан со мной, и он вернется, дает мне уверенность. Мы даже шутили, что ему следует повесить на себя табличку с надписью «Ушел в „пещеру" вышел из „пещеры"».

Однажды я по неведению сунулась без приглашения в его убежище и попыталась помочь ему решить компьютерную проблему. Ох, какая это была ошибка! Наконец я смогла понять, почему он был так раздражен.

Я постепенно научилась принимать тот факт, что ему нужно побыть в одиночестве, чтобы «подзарядиться», а я ненавижу быть одна, если это длится больше часа.

Процесс овладения наукой принимать Уоррена таким, какой он есть, и позволять ему быть собой все время шел вперед. Различия не беда, они не дают страсти угаснуть. Потребность Уоррена побыть в одиночестве не означает того, что он не дорожит нашими отношениями. Наша любовь окрепла, расцвела и созрела.

Мы выдержали испытание образованием, тремя серьезными переменами работы, пятью детьми, различиями между мужчинами и женщинами, несхожестью характеров и темперамента. И в настоящее время мы стареющие родители, платящие дань обязательству, данному друг другу, нашей любви, заставляя ее действовать.

Чтобы наш брак существовал, требуется больше, чем любовь. Это требует обязательств, образования, умения, озарения и средств. Мы привнесли в супружество любовь и обязательства, а Джон Грей добавил образование, умение общаться и озарение».

Он не позвонит

Джози научилась справляться с беспокоящей ее проблемой: «В большинстве случаев, если Хэролд уезжал из города по делам, он не звонил. Я не могла поверить, что ему не хочется со мной поговорить. И когда он возвращался домой, я чувствовала такую боль, что мне не хотелось с ним общаться. Я просто не могла раскрыться, после того как меня так проигнорировали.

Для Хэролда это было еще тяжелее. Он говорил: «Если ты так без меня скучаешь, тогда почему отталкиваешь меня, когда я возвращаюсь? Казалось бы, ты должна быть счастлива видеть меня, поскольку теперь мы можем быть вместе». Его «логический» довод на меня не действовал.

Когда я прочитала книгу «Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры», то смогла взглянуть на это по-другому. Прежде я все принимала на свой счет, но теперь знаю: муж не звонит не потому, что не хочет говорить со мной, просто он сосредоточен на работе. Но даже в этом случае стремится поскорее вернуться домой и быть со мной.

Я сказала мужу, дескать, ничего страшного, если от него не последует звонка, но если позвонит, то мне будет очень приятно. Теперь, когда Хэролд иногда звонит, я больше не принимаю это как должное, а стараюсь показать мужу, насколько я рада».

Контролировать гнев

Кэролин описывает свои улучшившиеся отношения с мужем. «Мне двадцать девять лет, я студентка. Моему мужу Фрэнку тридцать шесть. С тех пор как мы прочли «Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры», наше общение изменилось. Давайте вернемся назад, в январь 1994 года, когда мы были вместе десять лет.

Мы с Фрэнком по-настоящему любили друг друга все эти годы, но у нас были серьезные проблемы. Он был крайне вспыльчивым, через два года мы пережили самый значительный и самый бурный скандал за все время наших отношений. Мы разошлись, сознавая, что очень любим друг друга, но просто «все делаем неправильно» и не можем нормально общаться друг с другом. Фрэнк присоединился к группе «борьбы с гневом», а я начала посещать психоаналитика. Спустя восемь месяцев мы с радостью могли сказать, что эта неприятная сторона наших отношений исчезла. Фрэнк научился пользоваться различными методиками — тайм-ауты, метод физического расслабления и тому подобное, — чтобы сдерживать свой гнев, а я узнала, что мое осуждение и критические замечания в адрес мужа были следствием собственной неуверенности.

Мы пережили самый крупный и самый бурный скандал за все время наших отношений.

После того как серьезные препятствия были устранены с нашего пути, мы решили, что наши отношения станут замечательными. Ха-ха! У нас появились проблемы куда серьезнее — проблемы общения. Фрэнк постоянно уходил в свою «пещеру», я обижалась и пыталась вытащить его оттуда. Эти серьезные проблемы заставили нас сомневаться в подлинности нашей любви друг к другу.

К счастью, психоаналитик посоветовал мне прочитать книгу «Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры». Мы с Фрэнком дали друг другу слово читать вместе по одной главе каждую неделю, но самая первая глава поймала нас на крючок. И с этого дня наша жизнь изменилась. Я позволяла мужу оставаться в его «пещере» и знала, что он поступает так для того, чтобы мы позже могли поговорить в обстановке большего понимания и сочувствия. И хотя мы до сих пор ссоримся, однако постепенно «вырастаем» из этих ссор.

Когда у меня появляется тенденция говорить не останавливаясь, Фрэнк понимает, что я действительно нуждаюсь в том, чтобы выговориться, пытаясь понять, что меня беспокоит. Он помнит, что мы с разных планет, и не стремится меня «исправить». Я тоже поняла, что ему необходимо время от времени уходить в его «пещеру». И это вовсе не означает, что он меня не любит и не вернется обратно.

Я прислушалась к совету доктора Грея и сказала Фрэнку: «Знаешь, я начинаю испытывать беспокойство и обиду, так что лучше займусь чем-нибудь своим». Так я и поступаю: отправляюсь по магазинам или звоню приятельнице. Это, в свою очередь, снимает давление с Фрэнка. Точно так, как указывает в одной из своих лекций доктор Грей — чем чаще вы используете методы ежедневного общения, тем реже мужчина уходит в свою «пещеру», а когда он удаляется туда, тем меньше времени он там проводит.

«Знаешь, я начинаю испытывать беспокойство и обиду, так что лучше займусь какими-нибудь своими делами».

У нас до сих пор бывают очень напряженные моменты. И все-таки постепенно мы начинаем все лучше справляться с собственными эмоциями. Кто-то умный сказал мне: «Кэролин, вам с Фрэнком потребовалось десять лет, чтобы выстроить ваш путь общения. Дайте друг другу хотя бы половину этого срока, чтобы попрактиковаться и улучшить его». Благодаря доктору Грею мы научились делать это эффективно и искренне. Мы и правда раньше не знали, как наладить хорошее общение. Если партнер тебя огорчает, ты орешь, сердишься, дерешься и никогда не подставляешь под удар себя, говоря партнеру, что ты огорчен или тебе больно. Подобный опыт достался нам обоим от родителей.

Спасибо вам, доктор Грей, за вашу книгу, которая объясняет, что надо просто быть милыми друг с другом. Когда вы не стоите на верном пути общения с партнером, то не представляете, как это сделать. Теперь мы знаем и часто обращаемся к вашей книге».

Мой мозг «приклеился» к работе

Росс объясняет, что ему пришлось изменить. «Моя жена Бренда всегда жаловалась, будто я ее не слушаю. Она была права. Я пытался слушать, но через несколько минут возвращался к своим мыслям о рабочих проектах. Мой мозг «приклеился» к работе.

Прочитав книгу «Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры», я понял, что у меня нет убежища. Когда я возвращался домой, мысленно я все еще был на работе. Мне требовалось как-то отвлечься, чтобы снять рабочее напряжение. Я нуждался в деятельности-убежище.

Мне требовалось как-то отвлечься, чтобы снять рабочее напряжение.

Теперь, когда я возвращаюсь домой, то минут двадцать играю на компьютере или просто слушаю музыку. Это все, что мне нужно, чтобы расслабиться и забыть о работе. Потом я иду к Бренде и смотрю, могу ли чем-нибудь ей помочь, или просто начинаю разговор. Теперь я слушаю ее, не отвлекаясь. Она ценит то, что я отдаю ей все свое внимание, и жена не мешает мне, когда я нахожусь в моей «пещере».

Здоровая близость

Кэндис поняла следующее: «Я всегда мечтала о том, что однажды встречу моего очаровательного принца и с годами мы будем становиться все ближе друг другу. Но в реальной жизни ни один мужчина не подходил под описание. Все те, с кем я знакомилась, боялись близости. В какой-то момент они вдруг отдалялись. Когда же я смогу найти того, кто не будет нуждаться в годах терапии?

Я хотела встретить такого мужчину, который раскрыл бы мне свою душу и поделился со мной чувствами и мыслями. Я хотела, чтобы мы были одной командой: он бы зависел от меня, а я от него. Но казалось, что через некоторое время партнер как-то отдаляется. Когда я пыталась поговорить с ним, то всегда было «не о чем» или же он чувствовал, что на него давят.

Я была так удивлена, когда узнала, что мужчины вовсе не боятся близости и не нуждаются в годах лечения, они просто были выходцами с Марса. Для меня это оказалось открытием! Теперь, когда мой приятель замыкается в себе, я не паникую и не атакую его вопросами, пытаясь заставить его говорить.

Мужчины не боялись близости и не нуждались в годах лечения, они были выходцами с Марса.

Теперь у нас прекрасные отношения. Большую часть времени все обстоит так, как мне того хотелось, но иногда я просто отпускаю моего партнера и верю, что он сам выйдет из своей «пещеры». К моему огромному удивлению, он так и поступает. Я всегда считала, что все мужчины, с кем была знакома, убегали от меня. Поняв мужчин и смысл их «пещер», я осознала, что сама отталкивала партнеров. Я благодарна за то, что познакомилась с новой моделью здоровой близости, которая достигается сочетанием уединения и времени, проведенного вместе. Это образец любви, когда ты независим и зависим одновременно».

Когда время, проведенное в «пещере», становится слишком долгим?

Сэлли нужны сигналы. «Я всегда гадала, когда время, проведенное в «пещере», становится слишком долгим. Постепенно поняла, что точный срок определить нельзя. Иногда это недели, а иногда всего несколько часов. Больше всего меня раздражало то, что я не понимала, когда он оттуда выходит. Я не хотела, чтобы на меня не обращали внимания, и, если он уже покидал убежище, у него оказывалось слишком много пространства.

Больше всего меня раздражало то, что я не понимала, когда он оттуда выходит.

Мне понравилась ваша идея ясных сигналов. Теперь, когда мой партнер выходит из «пещеры», он дает мне это понять. Прикасается ко мне и становится нежным. Он также знает, что чем дольше находился в «пещере», тем в большем проявлении любви я нуждаюсь, чтобы снова раскрылась ему навстречу. Очень тяжело не принимать это на свой счет, когда вдруг на тебя перестают обращать внимание. Когда я научилась заниматься собой в этот период, это не только помогло ему не чувствовать давления, но и мне самой дало возможность не так сильно переживать «разлуку». Я ясно вижу, что чем меньше даю понять партнеру, что нуждаюсь в близости, когда он отдаляется, тем легче ему вернуться».

Повторить брак моих родителей

Мэри поняла, что у нее есть выбор. «Когда я вышла замуж за Стивена, мне не хотелось, чтобы мой брак походил на родительский. Но через несколько лет я обнаружила, что поступаю точно как моя мать.

Я уверена, она вела себя так, потому что не умела иначе. Когда мой отец уходил в свою «пещеру», мама донимала его придирками, жаловалась, задавала море вопросов и, наконец, критиковала за то, что он отдаляется. Она ругала отца за то, что несчастлива, и в конце концов отдалялась сама и переставала разговаривать.

Когда мой отец уходил в свою «пещеру», мама донимала его придирками, жаловалась, задавала море вопросов и, наконец, критиковала за то, что он отдаляется.

Я пообещала самой себе, что мы с мужем будем говорить и все выяснять. Однако все еще не понимала значения для мужчин их «пещер». Поэтому, когда Стивен отдалялся от меня, я старалась заставить его говорить. Наконец обнаружила, что упрекаю его, жалуюсь и задаю массу вопросов точно как мама. Я чувствовала, что муж не идет мне навстречу, и начинала ругать его. Я поняла, что вышла замуж за моего отца и стала похожа на мою мать.

Когда я прочла книгу «Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры», то выяснила, что Стивен не мой отец, но они родственники, поскольку оба с Марса. Эта книга дала мне возможность выбора. Пока его у меня не было, я поступала точно как моя мать».