ГЛАВА 2

Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры

Мужчины и женщины не похожи друг на друга. Эта разница такова, что временами нас можно принять за жителей разных планет. Держите в уме эту простую истину, и вы не станете порицать партнера и сможете понять его нужды. Вместо того чтобы воспринимать не похожее на наше собственное поведение партнера как признак слабости или невротические тенденции, которые следует исправить, мы начнем любить и принимать партнера таким, каков он есть. В каждой из следующих ниже историй герои их расскажут нам, как понимание различий между мужчинами и женщинами помогает достичь гармонии во взаимоотношениях и уверенности в себе.

Мы не одиноки

— Барбара рассказала мне следующее: «Сейчас мы с Роджером очень любим друг друга, но так было не всегда. У нас все время было ощущение, что мы играем в перетягивание каната. Слишком многое в его поведении действовало мне на нервы. Когда я прочитала книгу «Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры», мне показалось, что Джон Грей словно наблюдал за нами у нас дома и сумел передать наши разговоры. Я подумала: «Это же мы». Когда мы узнали, что другие переживают то же самое, это нам очень помогло.

Когда мы узнаем, что множество других пар переживает то же самое, это помогает нам воздержаться от упреков в адрес друг друга.

Узнав, что множество других пар переживает подобное, мы стали воздерживаться от упреков в адрес друг друга. Всякий раз, когда возникала проблема, я больше не приходила к выводу, будто это с Роджером что-то не так. Я не чувствовала себя неспособной получить желаемое. И что еще более важно, перестала интерпретировать поведение Роджера как отсутствие любви ко мне».

Научиться отступать

Нелл пишет: «Мой муж Стюарт — упрямый, молчаливый тип. Настоящий марсианин. Я никогда не знала, что он чувствует, и это лишало меня уверенности. Мне необходимо было заглянуть ему в душу. Как мы сможем понять друг друга, если он ничем не делится? Как я смогу улучшить положение вещей, если не знаю, что его беспокоит? Я понимала:.что-то не ладится, и если Стюарт не заговорит об этом, все пойдет еще хуже. И точно: мы не поговорили, и ситуация ухудшилась.

Пытаясь добиться улучшения, я делала только хуже.

Я и представить себе не могла, что мои попытки заставить его высказаться лишь отталкивали его от меня все дальше и дальше. Когда я прочитала о том, что марсиане укрываются в своих убежищах, это помогло мне понять, почему, пытаясь добиться улучшения, я только делала хуже. Стоило мне начать отступать, все изменилось. У Стюарта улучшилось настроение. Когда он выходил из своей «пещеры», то был более внимателен ко мне, проявлял больший интерес. Я знаю, что без нового понимания проблемы мы бы продолжали воевать друг с другом».

Научиться слушать

Чак рассказывает: «Поняв, что женщины это пришелицы с Венеры, я получил очень важный подарок: научился слушать. Хотя, собственно, и раньше знал, что общение — это самый важный элемент взаимоотношений, и считал себя отличным слушателем. Более того, я профессиональный слушатель, поскольку беру интервью для радио. Тогда почему же моя жена так злится на меня? Почему она перестала разговаривать со мной?

Всякий раз, когда она заводила разговор, я тут же предлагал свой выход из положения.

Подобно большинству мужчин, я сосредотачивался на решении проблемы. Всякий раз, когда она начинала делиться тем, что ее беспокоит, я тут же предлагал свой выход из положения. Пытался «прочистить ей мозги», воздействовать на ее чувства и стремился решить за жену все возникающие проблемы. А ей всего лишь было нужно, чтобы я ее «просто послушал».

Моя жена говорила это много лет, но я никогда толком не понимал, что она имеет в виду. Я полагал, что «просто послушать» означает дать ей закончить свою мысль, прежде чем я предложу свое решение. Теперь я «просто слушаю». Воздерживаюсь от советов, чтобы она почувствовала себя «услышанной».

Делать меньше и влюбиться

Мардж рассказывает: «Когда мои друзья настаивали, чтобы я прочитала книги Джона Грея, я сначала сопротивлялась. Мне не хотелось, чтобы мужчина советовал, что еще необходимо делать для улучшения моих отношений с партнером. Почему предполагается, будто инициатива должна исходить исключительно от женщины? Я устала от этих усилий, и мне хотелось, чтобы для разнообразия что-нибудь сделал и мой муж Филипп. Хотя мне это и не нравилось, все же приняла «лекарство».

Я перестала делать многое для негр и перестала просить его делать многое для меня. Следующий месяц занималась только тем, что хотела сама, и не пыталась исправить поведение мужа.

Я перестала убирать на кухне, и после того как кухня превратилась в настоящую помойку, муж сам принялся за уборку.

Я перестала вызывать его на разговоры. Тогда он начал задавать мне вопросы о том, как у меня прошел день. Я прекратила интересоваться его рабочими делами. Через несколько недель муж сам стал рассказывать об этом. Я перестала убирать на кухне, и после того как она превратилась в настоящую помойку, Филипп самостоятельно принялся за уборку. Я начала оставлять все его вещи на полу, и в конце концов он сам стал подбирать их. И хотя подобное поведение не было моим идеалом, это сработало.

Похвала подействовала на мужа как волшебный любовный напиток.

Он тут же успокоился и почувствовал облегчение.

Я начала хвалить его за все то, что он делал. Хотя мне и не хотелось ждать, чтобы кухня превратилась в помойку, пока он соберется там убрать, я все-таки делала это. Когда муж навел порядок, я улыбнулась и сказала: «Выглядит просто замечательно». Похвала подействовала на него как волшебный любовный напиток. Он тут же успокоился и почувствовал облегчение. Я и представить себе не могла, насколько секрет прост. Стоило мне изменить свое поведение, изменился и Филип. И тогда я снова влюбилась в него.

Конечно, я вынуждена была отказаться от порядка, царившего в доме. Да, теперь у нас нередко полный кавардак, поскольку муж по нескольку дней находится в своей «пещере». И мне нелегко сдержать порыв самой прибраться в доме, чтобы потом, по обыкновению, сетовать на мужа, который не помог или не оценил мой труд. Но когда я на опыте убедилась, что тактика выжидания действует и что в результате мы сильнее любим друг друга, мне стало намного легче. Результат стоит того».

Начать сначала

Джуди делится с нами: «На долю нашей семьи приходится в общей сложности шесть браков. Этот третий для каждого из нас. Через несколько дней мне исполнится пятьдесят два. Если я не собираюсь создать наилучшие взаимоотношения после всех этих лет, тогда зачем вообще было вступать в брак? Я бы лучше осталась в одиночестве, чем согласилась на компромиссный вариант. Когда мы с Кеном поженились, мне было сорок два, а ему пятьдесят один. Взрослые! Совершеннолетние! Мы поженились для того, чтобы каждый из нас мог перейти на новый уровень отношений. Вступив в брак, показали друг другу, какие отношения мы хотели бы иметь, однако не имели!

Вот как мы к этому пришли.

Мой первый брак после пятнадцати лет совместной жизни закончился разводом. Я не знала, как добиться хороших отношений с мужем. Мои родители все время воевали друг с другом и демонстрировали минимум уважения к партнеру. Мне казалось, что если я умна, то смогу построить другие отношения. Но в итоге повторяла ошибки.

Через полтора года после развода я снова вышла замуж. Это был милый человек, однако опять ничего не вышло. По крайней мере, на этот раз я не оставалась с ним пятнадцать лет. Я все отчетливее осознавала, что просто не знаю, как быть. И запуталась окончательно.

Как только я перестала давать ему полезные советы, он начал меня слушать.

Потом в моей жизни появился Кен, и все изменилось. Мы познакомились на семинаре Джона Грея, посвященном общению. Впервые в моей жизни я начала понимать мужчин и то, что происходило в моих отношениях с ними. Стала учиться, как разговаривать с мужчинами, чтобы они слушали. Как только я перестала постоянно давать ему полезные советы, Кен начал меня слушать. Мы женаты уже десять лет и счастливы. И я знаю почему.

Мы общаемся и знаем, как воздать должное каждому из нас, учитывая разницу полов. Мы знаем, как работают эти различия. Я больше не считаю, что Кену легко понять меня. Порой я сама себя не понимаю, так почему же я должна ждать этого от марсианина? Когда же он пытается это сделать, я по-настоящему ценю его усилия.

Я думала, что если он любит меня, то автоматически захочет соединиться со мной и в общении.

До Кена я просто ждала, что мужчина должен выслушать и понять. Думала, если он любит меня, то автоматически захочет соединиться со мной и в общении. Я не знала, что главное для мужчины — поступки.

Когда Кен чувствует, что делает что-то для меня, он начинает ощущать связь со мной. Роль пассивного слушателя заставляет мужчину почувствовать себя так, будто он не прилагает усилий, чтобы помочь. Ему быстро становится скучно, терпение его иссякает, он отвлекается или теряет интерес. Когда я хвалю Кена, он вспоминает, что помогает. Это не только делает мужа счастливее, но и служит мне напоминанием: нельзя принимать его поддержку как должное.

Я и от себя не жду автоматического приятия и понимания всех наших различий. И хотя временами мне нелегко, теперь я испытываю сострадание к себе из-за того, что приходится иметь дело с кем-то, до такой степени не похожим на меня!

Хотя мы разные, но его поведение настолько же оправданно, как и мое.

Меня не надо переделывать, и он в этом тоже не нуждается.

Мы помним о том, что мужчины — выходцы с Марса, а женщины — с Венеры, и это помогает нам с уважением относиться к нашим различиям, а не пытаться игнорировать или отрицать их. Мы с Кеном пережили восьмидесятые годы, когда пытались поставить знак равенства между мужчиной и женщиной. Теперь мы знаем, что это неверно. Мы выяснили, что совершенно разные, причем один вовсе не лучше другого. И поняли: поведение каждого из нас оправданно. Меня не надо переделывать, и Кен в этом не нуждается.

Мне кажется, что мужчины и женщины изначально были созданы не только потому, что мы можем рожать детей, но и в других отношениях тоже. Любя Кена, я начала любить и принимать себя. На это ушло пятьдесят два года, и я благодарна за свое прозрение».

Вместе совершенствоваться в любви

Фред рассказал свою историю: «Я все время слышал имя Мэри Райт. «Она делает то же, что и Джон Грей. Она тебе понравится», — говорили мне друзья и знакомые. К тому времени я посещал семинары Джона и использовал его работу в моей практике психоаналитика. Поэтому я подумал, может, друзья действительно правы, и Мэри должна мне понравиться. Но не желал так быстро начинать встречаться с кем-то после развода. Нет, нет, я не впал в депрессию, все шло отлично, просто не хотел ходить на свидания.

Я встретил Мэри на семинаре. Это было неизбежно. В тот раз устроили танцы, и я танцевал с ней. Помню, что подумал: «Мне по-настоящему нравится эта женщина, но в этом нет никакого фокуса. Она мила, привлекательна, умна, одухотворенна». Однако во мне ничего не «щелкнуло». Я встретился с ней снова через полтора года. Мэри оказалась на вечеринке, куда пригласили и меня. И ясно, что она была там самой интересной и привлекательной. Я добрых три четверти часа проговорил с ней, записал номер ее телефона и через две недели позвонил, чтобы пригласить на концерт Билли Джоэла вместе с моими дочерьми. Это был фантастический концерт.

«Мэри, — сказал я ей в тот вечер, — ты мне симпатична, и я хочу пригласить тебя куда-нибудь еще. Мне по-настоящему понравился сегодняшний вечер, проведенный с тобой».

«Мне тоже, — ответила она. — Но необходимо сказать тебе кое-что важное. Наши отношения должны развиваться очень, очень медленно. Раньше я всегда бросалась в роман с головой, не успевая понять, в чем дело, и сейчас изо всех сил стараюсь этого не делать. Хочу, чтобы ты знал с самого начала, что я не смогу быть с тобой близка».

«Что это значит? — спросил я. — Если я не смогу обнять тебя или поцеловать, для меня это будет тяжело. Но если ты говоришь, что в настоящий момент не увлечена мною и я тебя не возбуждаю, постараюсь понять».

«Именно так, — сказала Мэри. — Ты действительно правильно все понял».

Мы обнялись, пожелали друг другу «спокойной ночи» и прыснули от смеха. Так окончилось наше первое свидание.

События развивались медленно, но мы наметили свой путь. Через несколько месяцев Мэри отправилась со мной, моей дочерью и ее подружкой в парк развлечений. В то время я изредка встречался с двумя женщинами, но после этой прогулки я понял, что хочу быть только с Мэри. И все равно мы впервые по-настоящему поцеловались только через четыре или пять месяцев. Через некоторое время стали физически близки. Спустя год уже жили вместе.

Мои отношения с женщинами до посещения семинаров Джона и мои отношения с Мэри после основательного изучения его трудов в корне отличны. Я видел, как Мэри воздерживается от непрошеных советов: она преподавала в четвертом классе и привыкла учить жизни маленьких мальчиков. Сам я, как типичный марсианин, ненавидел, чтобы мне говорили, что делать. Но Джон научил Мэри спрашивать о том, хочу ли я услышать то или, наоборот, это, и по-настоящему ценил столь важное качество. Мэри даже позанималась с моими дочерьми, чтобы помочь им лучше понять меня.

Я ненавижу, чтобы мне говорили, что делать, поэтому, когда Мэри спрашивала, хочу ли я услышать то или другое, я по-настоящему ценил данный подход.

Для меня самым важным ключом к успеху наших взаимоотношений стало то, что я научился прислушиваться к чувствам Мэри, не задевая их. Хотя я психоаналитик, но работы Джона дали понять, что мне еще многому надо поучиться в данной области. Мужчины так давно не обращают внимания на чувства женщин, что перестали даже осознавать это. «Разумеется, ты, вероятно, ощущаешь это так, — говорят они, — но давай все-таки будем логичными, ладно?» Чтобы стать действительно хорошим слушателем, каковым я себя считал, лне пришлось научиться прислушиваться к чувствам женщины, не подавляя их.

Мужчины просто недооценивают то, что чувствуют женщины.

Мне пришлось научиться прислушиваться к чувствам женщины, не подавляя их.

Причина, объясняющая, почему мужчины недооценивают чувства женщин, кроется в традиционном воспитании. С раннего детства они становятся членами своего рода мужского клуба. И начинают верить в то, что мальчишки лучше девчонок — умнее, сильнее и так далее, перенимая подобное отношение от отцов, дядей, дедушек и старших братьев. Таким образом, мальчики вырастают, абсолютно не понимая и не ценя женской мудрости.

Прежде чем попасть на семинары Джона, я, подобно большинству мужчин, не представлял себе, что в глубине души презираю женщин, их мысли, чувства. И понимаю, что начал по-настоящему слушать женщин еще до встречи с Мэри, но именно Мэри стала первой женщиной, не считая моих дочерей, с которой я научился выслушивать по-новому. Практика психоаналитика доказала мне, что только тогда, когда мужчина начинает слушать, женщина перестает испытывать к ним чувства гнева и презрения, а также считать их олухами. Если научиться как следует слушать, то появляется доверие. То, что я слушал Мэри, было для нее необычным, но и для меня тоже. С тех пор у нас с ней появилось ощущение партнерства.

Таким образом, семинары Джона открыли дорогу к доверию. Благодаря этому женщины могут не беспокоиться по поводу «пещеры». Они верят, что мужчина вернется. Я также понял, насколько важно, когда меня хвалят. В моем предыдущем браке я чувствовал, что жена принимает как должное все, что я для нее делаю, и, казалось, никогда этого не ценит. Но семинары Джона пролили свет и на этот особый аспект взаимоотношений. Для мужчин очень важна похвала. Например, мне нравится слышать, как Мэри говорит: «Я люблю тебя», но если она скажет: «Дорогой, мне так приятно, что ты сумел достать эти билеты» или «спасибо, что вынес ведро», или «я просто в восторге — ты так стараешься быть хорошим отцом», то такого рода похвалы значат для меня гораздо больше и проникают в самое сердце.

Этими основными положениями я пользуюсь во время моей врачебной практики. Понимание различий между мужчинами и женщинами порождает доверие, которое дает сильное ощущение безопасности. И тогда расцветает любовь. Именно это и произошло с Мэри и со мной. Любовь просто возникла и начала крепнуть. Мы поженились в 1994 году. Джон и Бонни были на нашей свадьбе».

Сначала найти себя, а потом нас

А вот как Мэри рассказывает эту историю. «Для меня любовь — наркотик, или была таковой. В первый раз я влюбилась в пять лет и с тех пор больше не останавливалась. Я всегда была с кем-то до того момента, пока не прошла пара лет после моего третьего развода. Тогда мне было сорок два года. Я выросла в семье, где царили пагубные привычки — мать была алкоголичкой, я потеряла двух братьев, наркомана и алкоголика. После трех браков, закончившихся разводом, поняла наконец, что у меня свое пагубное пристрастие. Нет, я не увлекалась ни наркотиками, ни алкоголем, я выходила замуж. Семинары Джона помогли мне это понять.

Для меня любовь — наркотик, или была таковой. Первый приятель у меня появился в пять лет, и с тех пор я больше не останавливалась.

Я всегда была с кем-то до того момента, пока не прошла пара лет после моего третьего развода.

Тогда мне было сорок два года.

Осознав, решила установить отношения с самой собой, дабы разобраться, что я из себя представляю. Купила собственную квартиру, отправилась в самостоятельное путешествие по юго-западу и начала слушать музыку, чтобы понять, что люблю я. Я все время говорила себе: «Вот я какая, вот что я люблю. А вот это мне не нравится. Этого я не приму. А на это бы согласилась». Я снова влюбилась, но впервые в жизни влюбилась в саму себя.

Все это время, пока я была одна, постоянно слышала имя Фреда Клейнера. Окружающие считали, что мы должны понравиться друг другу. Я отвечала: «Не хочу ни с кем знакомиться. Меня это не интересует». Но это имя оставалось на слуху. Я просто должна была с ним встретиться. И вот я пошла на вечеринку, и там оказался Фред Клейнер. Он подошел, заговорил и был совершенно очарователен. Фред спросил мой номер телефона и позвонил через несколько недель, чтобы пригласить на концерт.

По дороге на концерт я сразу его предупредила: «Хочу, чтобы ты знал: я трижды была замужем. Не представляю, как надо строить отношения, но собираюсь на этот раз все сделать иначе. Даже не знаю, смогу ли поцеловать тебя и когда это произойдет. Я на совершенно незнакомой территории». Поцелуи были для меня гибелью.

«Я могу обнять тебя?» — спросил Фред. «С объятиями проблем нет. Но вот поцелуи… Каждый раз, когда я целую того, кого люблю, тут же теряю голову. Именно тогда попадаю в «любовную зависимость» и начинаю фантазировать».

«Договорились», — сказал Фред. В этот вечер мы отлично провели время на концерте. Наши отношения стали складываться сами собой. Первые пять с половиной месяцев вместе ужинали и ходили в кино. Потом Фред провожал меня до дверей квартиры, мы обнимались, но я все еще не была готова к сексуальным отношениям. Фред был великолепен. Он не торопил меня, уважая мои чувства. Фред знал работы Джона вдоль и поперек и отлично пользовался этими знаниями.

Я не была отчаянно влюблена, но и не испытала разочарования из-за того, что мои нереальные романтические ожидания снова не сбылись.

Фред стал первым мужчиной, который нашел время, чтобы выслушать меня. Это помогло мне не потерять связи с моим «я». Я не была отчаянно влюблена, но и не испытала разочарования из-за того, что мои нереальные романтические ожидания снова не сбылись. Совершенно ясно, что у нас были свои взлеты и падения, но мы прошли через это. Я поняла: мужчинам нужно жизненное пространство, а мне остается только не препятствовать. Фред научился просто слушать меня, давать мне выговориться.

Теперь я могу со стороны взглянуть на мою «любовную зависимость» и понять, что же это было такое. Это была фантазия на тему, какой должна быть любовь. Я так отчаянно хотела быть любимой, что становилась такой, какой меня хотел видеть мужчина, и теряла саму себя. Я настолько сливалась с мужчиной — моим мужем, — что не думала о своих собственных потребностях, о том, какая я, чего хочу и что люблю. Просто входила в его жизнь и становилась его придатком. И тем не менее в конце концов понимала, что несчастлива и не получаю нужного мне.

Но с Фредом совсем другое дело! Нам так весело вместе, и с ним я остаюсь самой собой. Я Мэри Райт, учительница и жена Фреда Клейнера. И абсолютно уверена, что смогу жить без Фреда, существовать без него, что без него моя жизнь останется такой же наполненной. Но я этого не хочу. Я с Фредом по собственному выбору, а не от отчаяния.

Понимание наших различий помогает мне всегда выбирать его. У меня нет ощущения, что со мной что-то не так. Я не должна меняться, чтобы добиться его любви. Фред принимает мою непохожесть. Он пытается уважать мои чувства и видеть то лучшее, что есть во мне. Нет необходимости соответствовать всем его ожиданиям, чтобы он любил меня.

Быть с Фредом, которого я выбрала сама, куда романтичнее, чем та болезненная, наркотическая, выдуманная любовная зависимость от моих прежних мужей. В те дни у меня не было меня самой. А теперь у меня есть Фред и я сама. Теперь у меня есть мы».

Чудо понимания

А вот история Сью: «Книга „Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры" стала поистине ответом на мои молитвы. Для моего брака было необходимо чудо. В тот момент я много думала о разводе, но из-за детей не хотелось идти на это. Каким-то образом я чувствовала, что «ответ» вот-вот появится, так оно и случилось!

В тот момент я много думала о разводе, но из-за детей мне не хотелось идти на это.

Мы с Ричем женаты уже двадцать четыре года. У нас пятеро детей в возрасте от шестнадцати до двадцати двух. За прошедшие годы мы отдали столько сил и энергии, чтобы наши дети выросли хорошими, ответственными людьми, что как-то отодвинули в сторону свои проблемы. Теперь три наших дочки учатся в колледже, сыновья — в старших классах, так что я чувствую, что наша работа почти закончена. И мы начинаем все больше сосредоточиваться друг на друге и на том, как нам жить вместе.

Нашей основной проблемой за прошедшие годы было отсутствие общения. Стоило мне заговорить о моих чувствах, связанных с проблемами детей, как Рич тут же занимал оборонительную позицию и заявлял, что во всем виновата я. Обычно он говорил, что я недостаточно строга с ними.

Муж ни разу не выслушал меня без того, чтобы не «исправить» меня или предложить свое решение проблемы. Дело всегда кончалось одинаково: я плакала, сожалела, что пыталась поговорить с ним. У Рича тут же портилось настроение, он выходил из себя и начинал говорить мне что-нибудь неприятное.

Но после того как мы вместе прочли вашу книгу, муж понял меня, и его характер стал лучше. Из-за того, что вы написали о женщинах в своей книге — а я именно такая, — Рич впервые понял, что я «нормальная». Теперь могу спокойно поделиться с ним моими мыслями и чувствами, и он больше не злится.

Он впервые понял, что я «нормальная».

В пятой главе вы пишете: мужчина должен помнить — если женщина на что-то жалуется, то это не значит, что она обязательно обвиняет своего партнера. На самом деле просто пытается таким образом избавиться от своих разочарований. Вы говорите, что жен щины делятся проблемами, чтобы чувствовать себя лучше, тогда как мужчины уходят в свои «пещеры», дабы решить свои проблемы в одиночестве. Когда мы с мужем поняли, что именно это с нами и происходит, наш брак встал на путь выздоровления.

По мере чтения книги мы радовались, что с каждой главой в нашу жизнь приходят перемены. Когда я возвращалась домой с работы, Рич садился рядом со мной и спрашивал о том, как прошел день. И он слушал меня! Я так нуждалась в столь внимательном собеседнике. И этому его научила ваша книга.

В десятой главе вы пишете о том, что женщины «ведут счет» и что мелочи, сделанные для них мужчиной, столь же значимы, как нечто более важное. Мне это показалось таким правдивым. Все годы супружества я мысленно «вела счет» и даже не понимала, что делаю это. И у меня всегда было больше «очков», чем у Рича, так что счет постоянно оказывался неравным, и это вызывало обиду. Я всегда была больна «лихорадкой раздражения». Ох! Я накопила в душе столько раздражения против мужа, что это отравило наши отношения. И однажды сказала ему: «Как человек ты мне больше не нравишься». Я больше не чувствовала любви из-за раздражения в душе.

Я больше не чувствовала любви из-за накопленного раздражения.

Спустя всего несколько месяцев мы получили вашу книгу в подарок от брата Рича — Джона, живущего в Калифорнии. Он побывал на вашем семинаре, посвященном взаимоотношениям, и ему понравилось то, что вы говорили. Вот так мы и получили книгу на нашем ледяном севере. (В то утро на градуснике было минус двадцать!)

Прочитав, я написала Ричу «любовное письмо» на девяти страницах и изложила все свои чувства. И поняла, что когда выплескиваешь отрицательные эмоции, они на бумаге блекнут, а положительные, напротив, могут расцвести. Я сделала и постскриптум, как вы учите в одиннадцатой главе, то есть составила такой ответ на мое письмо, какой бы хотела получить от Рича. И это помогло мне больше всего. Именно тогда мои душевные раны стали затягиваться.

Его письмо, полное любви и извинений, начало залечивать мои израненные чувства.

Когда я показала Ричу мое письмо и «его» ответ, он ответил очень любящим письмом с извинениями, которое помогло в исцелении моих израненных чувств. Мы открыли друг в друге нечто новое. Я выяснила, что легче всего общаться с мужем при помощи любовных писем. Когда я по-настоящему огорчена и пытаюсь рассказать ему о том, что чувствую, Рич обычно сердится на меня. Теперь я знаю: что лучше все изложить на бумаге. Без этой «методики» я бы просто умерла от «лихорадки раздражения», возникшей из-за того, что во время разговора мои чувства слишком часто подвергались ударам.

За последние два года, с тех пор как мы прочли вашу книгу, наши отношения заметно изменились. Теперь я и муж достигли лучшего взаимопонимания. Мы осознаем, почему оба ведем себя так, а не иначе. Я верю, что правда, написанная в вашей книге, спасла наш брак. За это я всегда буду благодарна вам. Теперь в нашем доме счет несколько выровнялся, так как Рич стирает, иногда готовит и помогает во всяких домашних мелочах, которые так много значат в браке. У нас по-прежнему бывают взлеты и падения, но мы на пути к выздоровлению. Наш брак снова обрел надеж-ду»-