13. Вопросы и ответы

Вы полностью теряете связь с реальностью, когда верите в то, что есть законное основание для страдания.


Когда люди задают мне вопросы, я отвечаю им так ясно, как только могу, Я рада, когда они говорят мне, что эти ответы полезны для них, но я знаю, что по-настоящему полезные ответы — это те, которые они находят сами.

Я чувствую, что я переполнен суждениями. Где мне взять столько времени, чтобы исследовать все свои суждения и убеждения?

Не заботьтесь о том, чтобы исследовать их все. Просто начните с того убеждения, которое вызывает у вас стресс именно сейчас. Никогда не бывает больше одного. Рассмотрите это одно.

Если вы действительно хотите знать правду, то не существует мысли, которая не могла бы быть встречена с пониманием. Мы либо привязаны к нашим мыслям, либо исследуем их. Как я узнаю, с какой мыслью работать? С той, которая приходит прямо сейчас.

Я поняла одну вещь о мыслях, которые появляются у меня в голове: я — именно тот человек, которому их можно было доверить. Я была тем сосудом, в котором

они смогли появиться и были встречены с безусловной любовью. Те же мысли приходили ко мне также и через моих детей, когда они свободно говорили мне о своих чувствах. Мысли приходят через любую форму общения. Их приход не мог быть слишком быстрым для меня, потому что я знала, что с ними делать. Мысли, которые я слышала из уст моих детей или которые рождались в моей голове, я переносила на бумагу и исследовала. Я относилась к ним, как если бы они были пришедшими в гости друзьями или соседями, которых я не понимала, но они были достаточно добры, чтобы снова постучать в мою дверь, И дверь открывалась каждому.

Осудите своего ближнего, запишите это, задайте четыре вопроса и сделайте разворот — работайте только с одним убеждением за раз.

Всегда ли свобода приходит сразу после того, как проделана Работа?

Она приходит своим собственным путем, но вы можете не распознать ее. И вы не обязательно сможете заметить изменения в той конкретной проблеме, о которой вы написали. Например, вы могли написать в вопроснике о своей матери, а на следующий день обнаружить, что ваша несносная соседка — та, которая годами доводила вас до сумасшествия, — больше не раздражает вас, что ваша антипатия к ней полностью улетучилась. Или неделю спустя вы замечаете, что вам впервые в жизни нравится готовить. Это не всегда происходит за одну сессию. У меня есть подруга, которая делала Работу по поводу ревности к своему мужу, потому что их маленький сын предпочитал его ей. Сразу после выполнения Работы она почувствовала лишь небольшое облегчение. Но на следующее утро, когда она принимала душ, ее вдруг прорвало, она начала рыдать, и затем вся боль, связанная с этой ситуацией, ушла.

Что это значит, если мне необходимо делать Работу по одному и тому же поводу снова и снова?

Это не важно, как часто вам нужно ее делать. Вы либо привязываетесь к кошмару, либо исследуете его. Другого выбора нет. Проблема может вернуться десять раз, сто раз. Это всегда замечательная возможность увидеть, какие привязанности еще остались и насколько глубоко вы можете пойти.

Я делал Работу много раз по поводу одного и того же суждения, и я не думаю, что это работает.

«Вы делали Работу много раз» — это правда? Не может ли быть так, что если ответ, который, как вам кажется, вы ищете, не появляется, то вы просто блокируете все остальное? Не боитесь ли вы ответа, который может находиться под тем, который, как вам кажется, известен? Возможно, что существует другой ответ внутри вас, который может быть таким же или более правдивым?

Например, когда вы спрашиваете: «Это правда?» — вы в действительности можете не хотеть знать правды. Не исключено, что вы готовы скорее остаться со своим убеждением, чем углубиться в неизведанное. Блокирование означает, что вы торопитесь, пытаясь ответить своим здравомыслящим умом еще до того, как сможет ответить более мягкая полярность разума (которую я называю сердцем). Если вы предпочитаете оставаться с тем, что, как вы думаете, вы знаете, то вопрос блокируется и не может жить своей жизнью внутри вас.

Замечайте, не углубляетесь ли вы в историю, не давая себе возможности полностью узнать ответ и чувства, которые приходят с ним. Если ваш ответ начинается с «Это так, но…», то вы уходите в сторону от исследования. Действительно ли вы хотите знать правду?

Другая вероятная причина состоит в том, что ваше исследование может быть чем-то мотивировано. Может быть, вы задаете вопросы для того, чтобы подтвердить, что ответ, который у вас уже имеется, достоверен, даже если он вызывает боль? Может быть, вы хотите скорее быть правым, чем знать правду? Именно правда сделала меня свободной, Приятие, умиротворенность и меньшая привязанность к миру страданий — вот результаты от выполнения Работы. Они не являются целью. Делайте Работу из любви к свободе, из любви к правде. Если вы проводите исследование с другими побуждениями, такими как исцеление тела или решение какой-то проблемы, ваши ответы могут быть порождены старыми мотивами, которые никогда не работали на вас, и вы будете терять чудо и благодать исследования.

Возможно также, что вы слишком быстро делаете развороты. Если вы действительно хотите знать правду, подождите, пока поднимутся на поверхность новые ответы. Дайте себе достаточно времени для того, чтобы развороты нашли вас. Если хотите, составьте список всех относящихся к вам вариантов разворотов. Разворот — это повторное возвращение к жизни, по мере того как правда показывает вам, кем вы являетесь без своей истории. Это все делается для вас.

Позволяете ли вы озарениям, которые переживаете в ходе исследования, жить в вас? Проживайте развороты, рассказывайте другим о своей доле участия в ситуации, с тем чтобы вы сами могли услышать это еще раз, возмещайте нанесенный вами ущерб во имя вашей собственной свобода. Это несомненно ускорит процесс и принесет свободу в вашу жизнь.

И наконец, уверены ли вы в том, что исследование действительно не работает? Когда то, чего вы боялись, переживается вами и вы замечаете, что стресса и страха стало меньше или их вовсе нет, — тогда вы узнаете, что это работает.

Когда я выполняю Работу самостоятельно и чувствую, что блокирую исследование, что я могу сделать?

Продолжайте выполнять Работу, если вы настроены на это, Я знаю, что если дать подняться на поверхность из глубин своего «я» хотя бы одному небольшому честному ответу или развороту, то вы войдете в мир, о существовании которого даже не подозревали. Но если вы стремитесь быть правым, а не узнать правду, то зачем беспокоиться о продолжении? Просто признайте, что история, к которой вы привязаны, для вас в данный момент более ценна, чем ваша свобода, В этом нет ничего страшного. Вернитесь к исследованию позже. Возможно, вы недостаточно страдаете, или, может быть, вас это не очень беспокоит, даже если вам кажется, что это так. Будьте к себе снисходительны. Жизнь даст вам все, что нужно.

Что, если мои страдания слишком сильны? Должен ли я все-таки делать Работу?

Страдания вызваны привязанностью к какому-то глубоко укоренившемуся убеждению. Это состояние слепой привязанности к тому, что вам кажется правдой. В этом состоянии очень трудно делать Работу из любви к истине, потому что вы погружены в свою историю. Ваша история — это ваша идентичность, и вы сделаете все что угодно, чтобы доказать, что это — правда. Внутреннее исследование своего «я» — это единственное, что позволяет проникнуть в ваши застарелые концепции,

Даже физическая боль нереальна; это история из прошлого, всегда уходящая, никогда не приходящая. Но люди этого не знают. Мой внук Рэйси как-то упал, когда ему было три года. Он ободрал колено, потекла кровь, и он стал плакать. Как только он посмотрел на меня, я спросила; «Миленький, ты все еще помнишь, как ты упал и поранил себя?» И сразу же плач прекратился. В этом все и дело. Он осознал, что боль уже в прошлом. Момент боли — всегда прошедший. Это воспоминание о том, что мы считаем правдой, и оно отражает то, что уже не существует. (Я не говорю, что ваша боль нереальна для вас, Я знаю, что такое боль и как она травмирует! Вот почему Работа направлена на окончание страданий.)

Если автомобиль переехал вашу ногу и вы все еще лежите на мостовой, а в вашей голове проносится одна история за другой, маловероятно, что вы (если вы новичок в Работе) начнете думать: «Мне больно — это правда? Могу ли я быть абсолютно уверен, что это правда?» Вы начнете кричать: «Дайте морфия!» Затем, позднее, когда вы будете находиться в комфортных условиях, вы можете сесть с ручкой и бумагой и проделать Работу. Примите сначала лекарство от физической боли, а затем лекарство другого рода, В конце концов, может что-то случиться и с вашей второй ногой и вы не будете видеть в этом проблему. Если вы считаете, что все еще есть проблема, значит, ваша Работа не сделана.

Во мне есть мысли, которых, как я чувствую, у меня не должно быть,содержащие грязь, извращения и даже насилие. Может ли Работа помочь мне избавиться от этих мыслей?

Как вы реагируете, когда думаете о том, что вы не должны иметь некоторых мыслей? Вы испытываете стыд? Подавленность? Теперь разверните это. Вы должны иметь их! Разве это не звучит немного лучше, честнее? Ум хочет свободы, а не смирительной рубашки, Когда мысли приходят, они не должны встречать врага, который противостоит им. Это как если бы ребенок пришел к своему отцу, надеясь, что тот выслушает его, а вместо этого отец кричит: «Не говори это! Не говори то! Ты обманщик! Ты плохой!», — и наказывает его. Что это за отец? Внутреннее насилие мешает вашему пониманию.

Я не могу встречать вас как врага и чувствовать отделенность от вас и от самой себя. Так как же я могу относиться к своей мысли как к врагу и чувствовать отделенность? Когда я научилась встречать свои мысли как друзей, я заметила, что могу встретить любого человека как друга. Что такого вы можете сказать, что еще не появлялось в моих мыслях? Для меня конец войны с собой и со своими мыслями — это конец войны с вами. Это так просто.

Является ли исследование мыслительным процессом? Если это не мышление, то что это такое?

Исследование кажется мыслительным процессом, но в действительности это способ освобождения от мыслей. Мысли теряют свою власть над нами, когда мы осознаем, что мы не участвуем в процессе мышления, Мысли просто появляются в уме, Что, если нет никакого мыслящего? Разве ваше дыхание тоже осуществляется вами?

Ум может лишь с помощью мышления обрести свою подлинную сущность. Что там еще может быть? Как еще он может найти себя? Ему нужно оставить какую-то путеводную нить для себя, и он приходит к пониманию, что растерял себя по крупицам. Он ушел от себя, но не осознал еще этого. Исследование — это те самые крупицы, которые позволяют ему вернуться к себе. Все возвращается ко всему. Ничто возвращается в ничто.

Мой ответ на вопрос «Могу ли я абсолютно точно знать, что это правда?» всегда бывает «Нет». Существует ли что-нибудь, что мы можем знать наверняка?

Нет. Опыт — это всего лишь восприятие. Он постоянно меняется. Даже «сейчас» — это история о прошлом. За то время, пока мы думаем или говорим об этом, оно уже прошло.

С того момента, когда мы проникаемся какой-то мыслью, она становится нашей религией, и мы постоянно пытаемся доказать ее ценность. Но чем больше мы пытаемся доказать то, в достоверности чего мы не уверены, тем большую подавленность и разочарование мы испытываем.

Когда вы задаете себе первый вопрос, ваш ум начинает открываться, Даже предположение, что данная мысль может не быть правдой, проливает немного света на ваш ум. Если вы отвечаете: «Да, это правда», то вы можете задать себе второй вопрос: «Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?». Некоторые люди очень возбуждаются и даже сердятся, когда говорят: «Нет, я не могу абсолютно точно знать этого!»

И тогда я могу попросить их быть немного добрее по отношению к себе и просто почувствовать это понимание. Если они немного повременят с ответом, тогда он станет более спокойным и откроет бесконечные возможности для свободы. Это как выйти из тесной, прокуренной комнаты на свежий воздух.

Как я могу выполнять Работу, если никто вокруг ее не делает? Не будут ли они считать меня отстраненным и равнодушным? Как сможет моя семья приспособиться к моему новому образу мышления?

Никто вокруг меня не делал Работу, когда я начинала, я делала ее одна. Это верно, ваша семья может посчитать вас отстраненным и равнодушным. Когда вы начинаете видеть, что определенная мысль не является для вас правдой и когда вы проходите через третий вопрос («Как я реагирую, что я говорю и делаю, когда верю в эту мысль?»), внутри вас происходит такой сдвиг, что вы можете утратить наиболее существенные точки взаимопонимания со своей семьей. «Чарли должен чистить зубы» — это правда? Нет, до тех пор, пока он этого не делает. Десять лет служат вам подтверждением того, что он не чистил зубы регулярно. Как вы реагируете? В течение десяти лет вы сердились, ругали его, бросали на него укоризненные взгляды, испытывали разочарование, считали его виноватым. Теперь вся семья говорит Чарли, чтобы он чистил зубы (как вы их этому научили своим примером), а вы больше в этом не участвуете. Таким образом, вы предаете семейную традицию. Когда они обращаются к вам за поддержкой, вы не можете ее дать. Поэтому теперь они могут начать стыдить вас зато, что вы не стыдите его, именно так, как вы учили их это делать. Ваша семья является отражением ваших прежних убеждений.

Если ваша теперешняя правда несет в себе доброту, то она быстро и глубоко проникнет в вашу семью и заменит идею о предательстве на нечто лучшее. По мере того как вы будете продолжать поиск своего собственного пути через исследование, ваша семья рано или поздно начнет смотреть на все так же, как и вы. Другого выбора нет. Ваша семья — это спроецированный образ вашего мышления. Это ваша история, ничто другое невозможно. До тех пор пока вы не будете любить свою семью безусловной любовью — даже то, как они стыдят Чарли, — любовь к себе невозможна и, следовательно, ваша Работа не сделана.

Ваша семья будет видеть вас так, как они вас видят, и это оставляет вам возможность работать с каждым из них. Как вы видите себя? Это важный вопрос. Как вы видите их? Если я считаю, что они нуждаются в Работе, это значит, что я нуждаюсь в Работе. Для того чтобы был мир, не требуется двух человек, нужен только один. Это должны быть вы. Проблема начинается и кончается здесь.

Если вы хотите оттолкнуть от себя друзей и родных, то начните везде повторять: «Это правда?» или «Разверните это», хотя они не просили вас о помощи. Возможно, вы будете испытывать потребность делать это в течение какого-то времени, чтобы услышать это для себя. Некомфортно считать, что ты знаешь больше, чем твои друзья, и выставлять себя в качестве их учителя. Их раздражение приведет вас к более глубокому исследованию или к более глубокому страданию.

Что вы имеете в виду, когда говорите: «Не будьте духовными — будьте вместо этого честными»?

Я имею в виду, что это очень мучительно — пытаться быть за пределами собственной природы, жить ложью, любой ложью. Если вы действуете как учитель, то обычно это значит, что вы боитесь быть учеником. Я не притворяюсь бесстрашной. Я либо боюсь, либо нет. Это для меня не тайна.

Как я могу научиться прощать того, кто меня сильно обидел?

Осудите своего врага, запишите это, задайте четыре вопроса, сделайте разворот. Вы сами сможете убедиться, что прощение означает открытие: то, что вы считали случившимся, на самом деле не происходило. До тех пор пока вы не увидите, что прощать нечего, вы не простили по-настоящему. Никто никого никогда не обидел. Никто никогда не сделал ничего ужасного. Не существует ничего ужасного, кроме неисследованных мыслей о том, что случилось. Поэтому, если вы страдаете, делайте исследование, смотрите на свои мысли и становитесь свободным. Будьте ребенком. Начните с полного незнания. Используйте свое незнание на всем пути к свободе.

Я слышал, как вы говорили: «Когда у вас есть полная ясность, тогда то, что есть,это именно то, что вы хотите». Допустим, я экономил целый месяц, чтобы пойти в хороший ресторан и съесть там жареного морского языка с лимоном, а официант приносит мне тушеный говяжий язык. То, что есть, — не то, что я хочу. Я что-то не так понимаю? Что значит спорить с реальностью?

Да, вы очень сильно запутались. Если бы у вас была ясность, то тушеный говяжий язык был бы тем, что вы хотите, потому что это то, что принес официант. Это не значит, что вы должны его съесть. Как вы реагируете, когда думаете, что официант не должен был приносить вам тушеный говяжий язык? До тех пор пока вы не начинаете размышлять о том, что должны съесть его, или что у вас недостаточно времени, чтобы повторить заказ, или что вы должны заплатить за то, что не заказывали, или что по отношению к вам совершена несправедливость, — проблемы не существует. Но когда вы считаете, что он не должен был это приносить, вы можете разозлиться на него и испытать стресс. Кем бы вы были без этой своей истории при появлении официанта? Кем бы вы были без мысли о том, что у вас недостаточно времени или что официант сделал ошибку? Вы могли бы быть человеком, которому нравится этот момент и нравится явная ошибка. Вы могли бы даже быть достаточно спокойным для того, чтобы повторить свой первоначальный заказ ясно и с юмором. Вы могли бы сказать: «Я признателен вам, но я заказывал жареный морской язык с лимоном, Мое время ограничено, и если вы не сможете принести мне жареный морской язык с лимоном и дать мне возможность закончить обед до восьми часов, то мне придется пойти в другое место, Я предпочел бы остаться здесь. Ваши предложения?»

Спорить с реальностью — значит спорить с историей в прошлом. Она уже завершена, и никакие мысли в мире не могут этого изменить. Официант уже принес вам тушеный говяжий язык. Вот он — перед вами, смотрит прямо на вас, Если вы считаете, что его не должно здесь быть, то вы ошибаетесь, потому что он здесь. Вопрос в том, как наиболее эффективно вы можете действовать исходя из того, что есть? Видеть реальность ясно не означает быть пассивным. Почему вы должны быть пассивным, если вы можете быть свободным и иметь прекрасную разумную жизнь? Вы не должны есть тушеный говяжий язык, вы не должны воздерживаться оттого, чтобы четко напомнить официанту, что вы заказывали жареный морской язык с лимоном. Ясно видеть реальность — значит действовать самым добрым, самым адекватным и самым эффективным способом.

Что вы имеете в виду, когда говорите: «Физических проблем не существует, есть только проблемы мышления»? Что, если я потеряю правую руку, а яправша? Разве это не огромная проблема?

Откуда я знаю, что мне нужны две руки? У меня есть только одна. Во Вселенной нет ошибок. Думать иначе страшно и безнадежно. Эта история — «Мне нужны две руки» — начало ваших страданий, потому что она спорит с реальностью. Без этой истории я имею все, в чем нуждаюсь, Я совершенна без правой руки. Мой почерк может быть поначалу дрожащим, но он безупречен — такой, какой он есть. Он выполнит свою функцию так, как мне необходимо, а не тем способом, который мне казался необходимым. Очевидно, что в этом мире должен быть учитель того, как быть счастливым с одной рукой и дрожащим почерком. До тех пор пока я не захочу потерять также и мою левую руку, моя Работа не выполнена.

Как я могу научиться любить себя?

«Вы должны любить себя» — это правда? Как вы относитесь к себе, когда верите в то, что должны любить себя, а вы не любите? Видите ли вы причину для того, чтобы отбросить эту историю? Я не прошу вас расстаться с вашей священной идеей. Какой бы вы были без этой истории: «Вы должны любить себя»? А что будет прямо противоположным? «Вы не должны любить себя». Не кажется ли вам это более естественным? Вы не должны любить себя — до тех пор, пока вы этого не делаете. Эти священные концепции, эти духовные идеи всегда превращаются в догму.

Что вы имеете в виду, когда говорите, что вы — это моя проекция?

Мир — это восприятие его вами. Внутреннее и внешнее всегда соответствуют, они являются отражениями друг друга. Мир — зеркальный образ ваших мыслей. Если внутри вас хаос и путаница, то ваш внешний мир должен это отражать. Вы должны видеть то, во что верите, потому что вы запутавшийся мыслитель, который смотрит вовне и видит себя. Вы интерпретатор всего, и если внутри вас хаос, то все, что вы видите и слышите, тоже должно быть хаосом. Даже если бы перед вами стояли Иисус или Будда, вы слышали бы путаные слова, потому что путаница была бы в слушателе. Вы слышали бы только то, что, по вашему мнению, они говорят, и вы начали бы с ними спорить сразу же, как только возникла бы угроза для вашей истории.

Теперь о том, что я являюсь вашей проекцией. А как иначе я могла бы быть здесь? Речь не идет о том, что у меня есть выбор. Я — та история, которая у вас существует обо мне, а не та, кем я являюсь на самом деле. Вы видите меня старой, молодой, красивой, безобразной, честной, неискренней, заботливой, равнодушной. Для вас я — ваша неисследованная история, ваш собственный миф.

Я понимаю, что ваше представление обо мне является для вас правдой. Я тоже была наивной и доверчивой, но только до сорока трех лет, до того момента, когда я пробудилась к истинному пониманию вещей;

«Это — дерево. Это — стол. Это — стул», Это правда? Ты прекратила спрашивать себя? Ты когда-нибудь была спокойна и слышала, как ты спрашиваешь себя? Кто тебе сказал, что это дерево? Кто был первым, кто сказал это? Откуда он знал? Вся моя жизнь, вся моя идентичность были построены на доверии и невинности ребенка, не задающего никаких вопросов. Может быть вы такое же дитя? Благодаря Работе ваши игрушки и сказки откладываются в сторону и вы начинаете читать книгу подлинного знания, книгу о самом себе.

Люди говорят мне: «Но, Кейти, ваше счастье — это же все проекция», и я отвечаю: «Да, и разве она не прекрасна? Мне нравится жить в этом счастливом сне. Я прекрасно провожу время!» Если бы выжили на небесах, разве вы хотели бы, чтобы это закончилось? Это не кончается. Не может кончиться. Это является для меня правдой до тех пор, пока не перестанет ею быть. Если это изменится, то у меня всегда есть исследование. Я отвечаю на вопросы, правда осознается мной, и делание встречается с неделанием, нечто встречается с ничто, При равновесии двух половин я свободна.

Вы говорите, что Работа избавит меня от стресса и от проблем. Но разве это не безответственно? Что, если мой трехлетний ребенок будет голодать? Не буду ли я смотреть на него со свободной от стресса позиции и думать; «Ну что ж, такова реальность»— и просто оставлю его умирать от голода?

О Боже! Дорогая, любовь добра, она не остается спокойной и бездействующей, когда в ней нуждаются. Вы действительно думаете, что агрессивные мысли, порождаемые проблемами, необходимы для того, чтобы накормить ребенка? Если ваш трехлетний ребенок голодает, накормите его ради самой себя! Как вы будете чувствовать себя, добывая еду для голодающего ребенка без стресса и тревоги? Не будет ли вам яснее, как и где найти доступную еду, и не будете ли вы испытывать радость и благодарность за это? Да, я живу именно так. Мне не нужен стресс для того, чтобы делать то, что, как я знаю, надо сделать. Стресс неэффективен, эффективен путь покоя и здравомыслия. Любовь — это действие, и, согласно моему опыту, реальность всегда добра.

Как вы можете говорить, что реальность добра? А как же войны, изнасилования, бедность, жестокость, насилие над детьми? Вы оправдываете все это?

Как я могу оправдывать это? Я просто замечаю, что если я верю, что все это не должно существовать, то я страдаю. Эти вещи будут существовать до тех пор, пока не перестанут существовать. Могу ли я прекратить войну в самой себе? Могу ли я перестать насиловать себя и других своими жестокими мыслями? Если нет, то я продолжаю в себе то же самое, что я хочу остановить в вас. Здравомыслие не страдает никогда. Можете ли вы искоренить войну повсюду в мире? С помощью исследования вы можете начать искоренять ее в одном человеческом существе — в себе. Это начало окончания войны во всем мире. Если жизнь огорчает вас, хорошо! Осудите тех, кто разжигает войны, запишите это на бумаге и исследуйте, а затем сделайте разворот. Вы действительно хотите знать правду? Все страдания начинаются и завершаются в вас.

Всегда принимать реальность такой, какая она есть, — это похоже на то, чтобы никогда ничего не хотеть. Разве не интереснее хотеть чего-то?

Мой опыт показывает, что я всегда чего-то хочу. Это не просто интересно, это — как экстаз. Я хочу то, что есть. Я хочу то, что уже имею.

Когда я хочу то, что имею, мысль и действие неразделены, они движутся как одно целое, без конфликта, Если вы в какой-то момент обнаружите, что вам чего-то недостает, запишите свою мысль и исследуйте ее. Я нахожу, что жизнь никогда не испытывает недостатка в чем-либо, ей не требуется будущее. Все, в чем я нуждаюсь, всегда приходит, и мне не надо ничего делать для этого.

Что я хочу конкретно? Я хочу ответить на ваш вопрос, потому что это происходит прямо сейчас. Я отвечаю вам потому, что это делает любовь. Это результат первоначальной причины — вас. Я люблю эту жизнь. Зачем я буду желать чего-то большего или меньшего, чем то, что я имею, даже если это мучительно? То, что я вижу, то, где я нахожусь, то, что я обоняю, пробую на вкус и чувствую, — все это так прекрасно. Если вы любите свою жизнь, разве вы захотите ее изменить? Нет ничего более восхитительного, чем любить то, что есть.

Вы иногда говорите: «Бог есть все, Бог добр». Может быть, это просто еще одно убеждение?

Бог, в том смысле, как я использую это слово, это другое обозначение для того, что есть, Я всегда знаю намерение Бога: это именно то, что есть в данный момент. Мне больше не нужно об этом спрашивать. Я больше не вмешиваюсь в дела Бога. Это просто. Исходя из этого становится ясно, что все совершенно.

Последняя истина — я называю это последним суждением — «Бог есть все, Бог добр». Людям, которые действительно понимают это, не требуется исследование. В конечном счете даже это не является истиной. Но если это работает для вас, то я говорю: придерживайтесь этого и живите прекрасной жизнью.

Все так называемые истины в конце концов отпадают. Каждая истина является искажением того, что есть на самом деле. Если мы проведем исследование, мы потеряем даже последнюю истину. И это состояние — вне всяких истин — есть подлинная интимность. Это и есть осознание Бога. И приглашение начать все заново. Это всегда начало.

Если ничто не является истинным, то тогда зачем беспокоиться? Зачем ходить к дантисту, зачем лечиться от болезней?

Я хожу к дантисту, потому что мне нравится жевать. Я предпочитаю, чтобы мои зубы не выпадали. Какая я глупая! Если вас это смущает, исследуйте и узнайте, что является правдой для вас.

Как я могу жить в Сейчас?

Вы это делаете. Вы просто не замечали. Только в данный момент мы находимся в реальности. Вы, как и любой другой человек, можете научиться жить в настоящем моменте как таковом, любить то, что находится перед вами, любить это как себя. Если продолжите делать Работу, вы будете все яснее и яснее видеть, что вы есть без будущего или прошлого. Чудо любви приходит к вам в настоящий, еще не подвергшийся вашей интерпретации момент. Если вы мысленно находитесь где-то еще, то упускаете реальную жизнь.

Но даже Сейчас — это мысль, это концепция. В тот момент, когда мысль сформулирована, она уже ушла, без всякого доказательства того, что она когда-либо существовала иначе, чем концепция, которая заставляет вас поверить в ее существование, а сейчас и она тоже ушла. Реальность — это всегда история о прошлом. Прежде чем вы сможете ухватиться за нее, она уже ушла. Каждый из нас уже обладает спокойным умом, который мы ищем.

Мне очень трудно говорить правду, потому что она всегда меняется для меня. Как я могу быть последовательной в том, чтобы говорить честно?

Опыт человека постоянно меняется, хотя возможность для честности никогда не исчезает. Я бы ска* зала так: давайте начнем с того места, где мы находимся. Можем ли мы просто сказать правду, как она нам представляется сейчас, не сравнивая ее с тем, что было правдой мгновение назад? Спросите позднее меня снова, и у меня может быть другой правдивый ответ. «Кейти, ты хочешь пить?» Нет. «Кейти, ты хочешь пить?» Да. Я всегда говорю то, что является для меня правдой именно сейчас. Да, нет, да, да, нет. Это правда.

Мой кузен однажды позвонил мне в два часа ночи в состоянии сильной депрессии и сказал, что он держит заряженный пистолет у своей головы и что курок взведен. Он сказал, что, если я не приведу ему хорошего довода, почему он должен остаться в живых, он застрелится. Я долго ждала. Я действительно хотела привести ему хороший довод, но ничего не приходило в голову. Я все ждала и ждала, пока он находился на другом конце провода. Наконец я ему сказала, что не могу найти ни одного довода, И он разразился слезами.

Очевидно, это была та правда, в которой он нуждался. Он сказал, что впервые в жизни услышал честный ответ, и это было то, что он искал. Если бы я придумала какой-то довод, считая, что он не должен себя убивать, я дала бы ему меньше, чем то единственное, что я действительно должна была дать, — мою правду в данный момент.

Я заметила, что люди, которые делают Работу в течение некоторого времени, приобретают большую ясность в своем видении правды. Им легко придерживаться ее, легко быть гибкими и менять свое мнение. Быть честным в данный момент — это очень комфортная вещь.

Знаете ли вы кого-нибудь, кто бы не менял свое мнение? Эта дверь была деревом, потом она будет топливом для кого-то, а затем вернется в воздух и в землю. Мы все, подобно этому, постоянно изменяемся. Это простая честность — сообщить, что ваше мнение изменилось тогда, когда это произошло. Если вы боитесь того, что подумают люди, когда вы будете говорить честно, то именно здесь вы создаете путаницу.

Это правда, что я не могу причинить вред другому человеку?

Для меня невозможно причинить вред другому человеку. Пожалуйста, не пытайтесь этому поверить. Это не будет для вас правдой до тех пор, пока вы не осознаете это для себя. Единственный человек, которому я могу причинить вред, — это я сама. Если вы прямо спросите меня о правде, то я отвечу вам так, как я ее вижу. Я хочу вам дать все, что вы просите. От того, как вы воспримете мой ответ, зависит, причините ли вы себе вред или окажете помощь. Я просто даю вам то, что у меня есть.

Но если я думаю, что нечто, сказанное мной, травмирует ваши чувства, то не стану этого говорить (если только вы не скажете мне, что действительно хотите это знать). Если думаю, что я недобра к вам, то я сама испытываю дискомфорт. Я сама вызываю собственные страдания, и я прекращаю их также ради самой себя. Я забочусь о себе, и этим проявляется забота также и о вас. В конечном счете моя доброта не имеет ничего общего с вами. Мы все ответственны за свой собственный покой. Я могла бы сказать самые нежные слова, а вы почувствовали бы оскорбление, Я понимаю это. Я осознаю, что история, которую вы рассказываете себе о том, что я говорю, — это единственный способ, которым вы можете причинить себе боль. Вы страдаете, потому что не задаете четырех вопросов и не делаете разворот.

Так много людей, так много душ становятся сейчас просветленными. Кажется, что существует всеобщая коллективная потребность в этом, общее пробуждение, как если бы существовал только один организм, одно существо, которое пробуждается. Вы это тоже ощущаете?

Я ничего об этом не знаю. Я только знаю, что если это причиняет вам боль, то надо провести исследование.

Просветление — это всего лишь духовная концепция, еще один объект для поисков в будущем, которое никогда не наступает. Даже наивысшая истина — всего лишь еще одна концепция. Для меня опыт — это все, и именно это подтверждает исследование. Все, что причиняет боль, устраняется — сейчас, сейчас, сейчас. Если вы думаете, что вы просветлены, то вам должно нравиться, когда вашу машину угоняют. Именно так!

Как вы реагируете, когда ваш ребенок болен? Как вы реагируете, когда ваш муж или жена требует развода? Я не знаю о коллективном пробуждении людей. Бы страдаете сейчас? Вот что меня интересует.

Люди говорят о самореализации, и так оно и есть! Можете вы просто вдыхать и выдыхать, получая при этом удовольствие? Кого интересует просветление, если вы счастливы прямо сейчас? Просто сделайте себя просветленными в данный момент. Вы можете просто сделать это? А затем, в конечном счете, это все разрушается. Разум объединяется с сердцем и начинает понимать, что оно неотделимо от него. Он обретает дом и пребывает в себе как таковом. Пока конкретная история не встречается с пониманием, покоя не может быть.

Я слышала, что люди, которые свободны, не имеют никаких предпочтений, потому что они все видят совершенным. У вас есть предпочтения?

Есть ли у меня предпочтения? Я люблю то, что есть, и то, что есть, — это то, что я всегда имею. «Оно» имеет собственные предпочтения: солнце утром и луну ночью. И происходит так, что я всегда предпочитаю то, что происходит сейчас. Я предпочитаю солнце утром, и я предпочитаю луну ночью. И я предпочитаю быть с человеком, который находится сейчас передо мной. Как только кто-то начинает задавать вопросы — я с ним. Он — объект моего предпочтения, и никто другой. Затем, когда я разговариваю с другим, то он становится объектом моего предпочтения, и никто другой. Я узнаю о своих предпочтениях, отмечая, что я делаю. Что бы я ни делала, это и есть мое предпочтение. Откуда я знаю? Я это делаю. Предпочитаю ли я ванильное мороженое шоколадному? Да, до тех пор, пока это не будет наоборот. Я сообщу вам, когда мы будем делать заказ у «Бена и Джерри».

Со всеми ли убеждениями необходимо расставаться?

Исследуйте все убеждения, которые причиняют вам страдания. Пробудитесь от своих ночных кошмаров, а светлые сны сами о себе позаботятся. Если ваш внутренний мир свободен и прекрасен, зачем вам изменять его? Если сон счастливый, то кто захочет просыпаться? А если ваши сны несчастливые, то добро пожаловать в Работу.