Отзывы о книге

«Боже мой! Откуда взялась эта Байрон Кейти? Она совершенно неподдельна. Ее Работа поразительно эффективна. Это простое, действующее напрямую противоядие от страданий, которые мы безо всякой надобности сами себе создаем. Она не просит нас во что-то поверить, а предлагает удивительно эффективный и простой способ разрубить клубок опутывающих нас заблуждений. Только читая диалоги в книге "Любить то, что есть", я смог принять некоторые вещи, которые раньше никак не хотел принимать. Я перестать себя мучить, как это происходило раньше, когда я был неосознанным».

Дэвид Чедвик, автор Crooked Cucumber:

The Life and Zen Teaching of Shunryu Suzuki

«Представьте себе, что вы смогли найти простой способ принимать свою жизнь с радостью, перестать спорить с реальностью и достичь безмятежности посреди хаоса. Именно это предлагает книга "Любить то, что есть". Это ни больше, ни меньше как революционный способ проживания вашей жизни. Вопрос лишь в том, хватит ли у вас смелости принять его?»

Эрика Джонг, автор Fear of Flying

«Книга "Любить то, что есть" наполнена настоящей мудростью. Работа Кейти — это замечательная трансформирующая практика для тех, кто заинтересован в духовном росте».

Лама Сурья Дас,

автор Awakening the Buddha Within

«Работа Байрон Кейти — это великое благословение для нашей планеты. Коренная причина страдания заключена в отождествлении себя с мыслями, с «историями», которые постоянно проносятся в нашем уме. Работа, подобно остро отточенному мечу, разрубает эту иллюзию и позволяет вам познать для себя вневременную сущность вашего бытия. Из нее исходят радость, покой и любовь, присущие вашему естественному состоянию. Книга "Любить то, что есть" дает вам ключ. Вам остается лишь использовать его».

Экхарт Толпе, автор The Power of Now

Посвящается Адаму Джозефу Льюису и Майклу


Введение

Чем яснее вы понимаете себя и свои эмоции, тем больше вы любите то, что есть.

Барух Спиноза1


1 «Этика», Книга 5, Утверждение 15. Более точный перевод: «Тот, кто ясно и четко понимает себя и свои эмоции, любит Бога тем больше, чем больше он понимает себя и свои эмоции». Понятие «Бог» у Спинозы — он часто говорит: Бог-или-природа — в сущности, означает «предельную реальность» или просто «то, что есть».


Когда я впервые наблюдал Работу, я осознал, что являюсь свидетелем чего-то по-настоящему выдающегося. Я видел, как множество людей, очень разных по возрасту и уровню образования, учились исследовать свои собственные мысли — мысли, которые причиняли им наибольшую боль. Это происходило при поддержке Байрон Кейти (все называют ее просто Кейти), которая, с присущей ей любовью и проницательностью, помогала людям находить путь не только к решению наболевших проблем, но и к такому состоянию сознания, в котором можно услышать ответы на самые глубокие вопросы.

Этот процесс во многом перекликался с классическими текстами различных духовных традиций, изучению и переводу которых я посвятил значительную часть своей жизни. Основу этих традиций — и это видно из таких произведений, как Книга Иова, Дао Дэ Цзин и Бхагавадгита, — составляют интенсивное вопрошание на тему жизни и смерти и приходящая в виде ответа глубокая, наполненная радостью мудрость. Именно эта мудрость, как мне показалось, наполняла то пространство, из которого действовала Кейти и куда она направляла людей.

Со своего места в переполненном зале я наблюдал за тем, как пять человек, мужчины и женщины, учились обретать свободу, исследуя свои мысли, которые были причиной их страданий. Это были мысли типа «Мой муж меня предал» или «Моя мать меня не любит». Просто задавая четыре вопроса и прислушиваясь к ответам, которые они находили внутри себя, эти люди открывали свое сознание для проникновенных, всеохватывающих и трансформирующих жизнь озарений.

Я видел, как за сорок пять минут посветлело и оживилось лицо мужчины, десятилетиями страдавшего от гнева и неприязни к своему отцу-алкоголику.

Я видел, как к концу сессии в женщине, которая почти не могла говорить, после того как узнала, что ее опухоль дала метастазы, зажегся свет понимания и приятия.

Трое из этих пяти человек никогда раньше не занимались Работой, однако совсем не замечалось, что этот процесс был для них сложнее, чем для двух остальных, или что их осознание было менее глубоким. Все они начали с осознания основополагающей истины, которая находится в основе основ и обычно невидима, с того факта, что (по словам греческого философа Эпиктета) нас беспокоит не происходящее с нами, а наши мысли об этом.2 Как только они усвоили эту истину, все их понимание изменилось.


2 Эпиктет, «Энхейдрион», V. Два других близких утверждения: «Ничто внешнее не может потревожить нас. Мы страдаем только тогда, когда хотим, чтобы положение вещей было иным, нежели оно есть» («Энхейдрион», V), «Никто не имеет власти причинить вам боль. Только ваши мысли о чьих-то действиях могут причинить вам боль» («Энхейдрион», XX).


Люди, до тех пор пока не испытают Работу Байрон Кейти на себе, часто думают, что она слишком проста, чтобы быть эффективной. Но именно эта простота и делает ее такой эффективной. За два года, прошедших после нашей первой встречи с Кейти (сейчас мы женаты), я много раз проделывал Работу со своими мыслями, которых раньше даже не осознавал. И я был свидетелем того, как более тысячи людей занимались этим публично на семинарах и встречах по всем Соединенным Штатам и Европе. Они выполняли Работу по очень широкому спектру проблем: от серьезных болезней, смерти родителей и детей, сексуального и психологического насилия, пагубных пристрастий, финансовой незащищенности, профессиональных и социальных трудностей до обычных неурядиц повседневной жизни. Каждый раз я видел, как Работа быстро и радикально трансформирует способ размышления людей о своих проблемах. И по мере того как мышление менялось, проблемы исчезали.

«Страдание необязательно», — говорит Кейти. Когда мы испытываем вызывающие стресс эмоции — от ощущения простого дискомфорта до переживания глубокого горя, гнева или отчаяния, мы можем быть уверены, что наша реакция вызвана определенной мыслью, независимо оттого, осознаем мы это или нет. Путь избавления от стресса — исследование мыслей, которые стоят за ним. Любой человек может сделать это самостоятельно с помощью бумаги и ручки.

Четыре вопроса, используемые в Работе, которые вы найдете в этом введении, показывают, в чем именно наши мысли не являются правдой для нас. С помощью этого процесса — Кейти также называет его «исследованием» — мы обнаруживаем, что многие концепции и суждения, в которые мы верим или которые принимаем как должное, часто искажают реальное положение вещей. Когда мы верим своим мыслям, а не тому, что в действительности является правдой для нас, мы испытываем эмоциональное расстройство, которое называем страданием. Страдание — естественный сигнал, предупреждающий нас, что мы находимся во власти какой-то мысли. Когда мы не прислушиваемся к нему, мы начинаем принимать страдание как неизбежную часть жизни. Это неправильно.

Работа имеет поразительное сходство с дзэновскими коанами и диалогами Сократа. Но за ней не стоит какой-либо традиции — восточной или западной. Это чисто американское изобретение, оригинальный подход, родившийся в голове обыкновенной женщины, которая не имела намерения что-либо создавать.

Для того чтобы осознать свою истинную природу, вы должны подождать соответствующего момента и соответствующих условий.

Когда время приходит, вы как будто пробуждаетесь от сна. Вы понимаете, что найденное вамиваше собственное, а не пришло откуда-то извне.

Буддийская сутра3


3 Процитировано из беседы о Дхарме великого китайского дзэн-мастера Пэй Чанга (720–814). См. The Enlightened Mind: An Anthology of Sacred Prose, ed. Stephen Mitchell (Harper Collins, 1991), p. 55. Мне не удалось идентифицировать сутру.



Работа родилась февральским утром 1986 года, когда Байрон Кейтлин Рэйд, сорокатрехлетняя женщина из маленького городка в пустыне Южной Калифорнии проснулась на полу клиники.

После многих лет обычной жизни — два замужества, трое детей, успешная карьера — Кейти вошла в десятилетний период усиливающегося гнева, паранойи и отчаяния. В течение двух лет у нее была такая сильная депрессия, что она лишь изредка могла выходить из дома. Порой она неделями оставалась в постели, ведя дела по телефону из спальни, и была неспособна даже принять ванну или почистить зубы. Детям приходилось на цыпочках проходить мимо ее двери, чтобы избежать приступов ее ярости. В конце концов она оказалась в клинике для женщин, страдающих расстройствами питания (единственное лечение, которое ее страховая компания могла оплатить). Другие пациентки так боялись Кейти, что ее пришлось поместить в отдельную палату в мансарде.

Спустя неделю или около того, лежа на полу (поскольку считала, что не заслуживала спать на кровати), Кейти проснулась без всякого представления о том, кем или чем она является.

«Это была не я, — вспоминает она. — Весь мой гнев, все мысли, которые меня беспокоили, весь мой мир и мир вообще — все исчезло. В то же время смех поднимался из глубины и вырывался наружу. Все было неузнаваемо. Словно во мне проснулось нечто другое. Оно открыло свои глаза. Оно смотрело через глаза Кейти. И оно было восхитительно! Оно было напоено радостью. Для него не было ничего отделенного, ничего неприемлемого; все было его собственное "Я"».


Когда Кейти вернулась домой, семья и друзья почувствовали, что она стала другим человеком. Ее дочь Роксана, которой было тогда шестнадцать лет, рассказывает:

«Мы поняли, что постоянно бушевавшая буря закончилась. Раньше она всегда кричала на меня и моих братьев и ругала нас, я даже боялась находиться с ней в одной комнате. Теперь же она выглядела абсолютно миролюбивой. Она часами сидела у окна или на улице. Она была весела и невинна, как дитя, казалось, что она вся наполнена любовью. К нам стали приходить люди, у которых были разного рода проблемы, чтобы попросить ее о помощи. Она сидела с ними и задавала им вопросы, главным образом "Правда ли это?". Когда я пришла домой, расстроенная своей проблемой, которая выглядела как "Мой парень меня больше не любит", мама посмотрела на меня так, как если бы знала, что это невозможно. И спросила меня: "Детка, разве это может быть правдой?" — словно я ей сказала, что мы живем в Китае».


Когда люди поняли, что прежняя Кейти не вернется, они стали обсуждать, что же с ней произошло. Может быть, свершилось чудо? Тогда она мало что могла объяснить: прошло длительное время, прежде чем она внятно описала то, что произошло с ней. Она говорила о свободе, которая в ней проснулась. Она также говорила, что с помощью вопросов, направленных внутрь, она осознала, что все ее прежние мысли были неверны.

Вскоре после того, как Кейти вернулась из клиники, ее дом стал наполняться людьми, которые, услышав о ней, приходили учиться. Она рассказывала им о своем внутреннем исследовании, имеющем форму специфических вопросов, которые каждый может применить к себе сам, без нее, если он стремится к свободе. Затем люди стали приглашать ее для встреч с небольшими группами в гостиных их домов. Ее часто спрашивали, не стала ли она «просветленной». Она отвечала: «Я просто человек, который знает разницу между тем, что причиняет боль, а что — нет».

В 1992 году ее пригласили в Северную Калифорнию, и оттуда Работа стала очень быстро распространяться.

Кейти принимала каждое приглашение. С 1993 года она почти постоянно находилась в пути, демонстрируя Работу в храмах, общественных центрах и конференц- залах гостиниц как для больших, так и для маленьких аудиторий. И Работа находила отклик в организациях всех типов — от корпораций, юридических фирм и приемных частных врачей до больниц, тюрем, церквей и школ. Сейчас она популярна и в других частях мира, где побывала Кейти. По всей Америке и Европе существуют группы людей, регулярно встречающихся для выполнения Работы.

Кейти часто говорит, что единственный способ понять Работу — это испробовать ее на практике.4 Необходимо также отметить, что такого рода исследование полностью соответствует современным научным представлениям в области биологии мозга. Современная неврология выделяет особую область мозга, которую иногда называют «интерпретатор» и считают источником привычных внутренних комментариев, дающих нам ощущение собственного «я».


4 Этот абзац написан моим другом и литературным агентом Майклом Кацем, который также написал раздел а главе 10, озаглавленный «Когда бывает трудно найти историю», и отредактировал многие места в этой книге.


Двое известных ученых-неврологов недавно описали причудливый, ненадежный характер рассказов, излагаемых «интерпретатором».

Антонио Дамасио говорит об этом так: «Возможно, наиболее важное открытие состоит в том, что левое полушарие мозга человека склонно создавать словесные комментарии, которые необязательно соответствуют истине».5


5 Antonio Damasio, The Feeling of What Happens: Body and Emotions in the Making of Consciousness (Harcourt Brace & Company, 1999), p. 187.


А Майкл Газзанига пишет: «Левое полушарие плетет свою историю, чтобы убедить себя и нас в том, что оно обладает полным контролем… Зачем же нужен этот манипулирующий фактами интерпретатор? Он пытается придать нашей персональной истории целостность. И для этого мы должны учиться лгать самим себе».6


6 Michael Gazzaniga, The Mind's Past (University of California Press, 1998, p. 26.


Эти открытия, базирующиеся на большой экспериментальной работе, показывают, что мы склонны верить своим собственным «пресс-релизам». Часто, когда мы считаем себя рациональными, мы находимся в плену у своих мыслей. Этим объясняется, почему мы оказываемся в мучительных состояниях, которые Кейти выявила и в собственных страданиях. Открытый ею способ самоопрашивания использует другую, менее известную способность ума находить выход из собственных ловушек.

После выполнения Работы многие люди сообщают о немедленно появляющемся чувстве облегчения и свободы от мыслей, которые делали их несчастными. Но если бы Работа опиралась на такие кратковременные переживания, она была бы гораздо менее полезной, чем она есть. Работа — продолжающийся и углубляющийся процесс самореализации, а не быстрый трюк. «Она больше чем техника, — говорит Кейти, — потому что вызывает к жизни, из 1лубин внутри нас, врожденные аспекты нашей сущности».

Чем глубже вы погружаетесь в Работу, тем более эффективной вы ее ощущаете. Люди, которые практиковали исследование в течение определенного времени, часто говорят; «Теперь уже не я делаю Работу. Она делает меня». Они описывают, как без всякого сознательного намерения разум замечает каждую наполненную стрессом мысль и уничтожает ее прежде, чем она сможет причинить боль. Их внутренний спор с реальностью прекратился, и они обнаружили, что осталась только любовь — любовь к себе, к другим людям и ко всему, что дает жизнь. Название этой книги описывает их опыт: любить то, что есть, так же легко и естественно, как дышать.

Погружаясь в этовсю ненависть изгнав,

Разум вновь становится невинным

И узнает наконец, что он и есть источник собственной радости,

Источник собственного покоя, источник собственного страха

И что его собственная светлая воляэто воля Небес.

Уильям Батлер Йейтс7


7 From "A Prayer for My Daughter", The Collected Works of W. B. Yeats, vol. I, The Poems, ed. Richard J, Finneran (Scribner, 1997), p. 192, Вторая строка станса гласит: «Душа восстанавливает полную невинность».



Пришло время представить вам четыре вопроса, потому что они не имеют смысла вне контекста. Наилучший способ познакомиться с ними — это посмотреть на реальном примере Работы, как они действуют. Вы также встретитесь с тем, что Кейти называет разворотом и что представляет собой способ узнать нечто противоположное тому, что вы считали истиной.

Нижеприведенный диалог с Кейти состоялся перед аудиторией примерно в двести человек. Мэри, женщина, сидящая напротив Кейти на сцене, сначала заполнила вопросник, в котором ее попросили записать мысли о том, кто ее раздражает.

В инструкции говорится: «Позвольте себе быть осуждающей и мелочной в соответствии с вашими чувствами. Не пытайтесь быть "духовной" или доброй». Чем придирчивее мы будем, когда пишем, тем больше вероятности, что Работа принесет нам пользу. Далее вы увидите, что Мэри совсем не сдерживалась. Мэри — это полная сил женщина, примерно сорока лет, изящная и привлекательная, очень хорошо одетая. В начале диалога чувствуется ее гнев и нетерпение.

При первом знакомстве с Работой читатель или наблюдатель может почувствовать себя дискомфортно.

Полезно напомнить, что все участники — Мэри, Кейти и зрители — на одной стороне, все они ищут истину. Если иногда Кейти кажется насмешливой или ироничной, вы должны понимать, что она подшучивает над мыслью, которая заставляет Мэри страдать, но никогда над самой Мэри.

В середине диалога, когда Кейти спрашивает: «Вы действительно хотите знать правду?» — она не имеет в виду свою правду или некую абстрактную, предопределенную правду, а правду Мэри, правду, которая скрыта за ее беспокойными мыслями. Мэри вступила в диалог прежде всего потому, что верит: Кейти может помочь ей выявить то, в чем она лжет сама себе. Именно поэтому она и пошла на этот диалог. Она приветствует настойчивость Кейти.

Вы заметите также, что Кейти с легкостью пользуется словами, выражающими нежность. Один крупный бизнесмен перед семинаром, который Кейти проводила с высшим руководством его компании, счел необходимым предупредить коллег: «Если она держит вас за руку и при этом называет "дорогой" или "милый мой", пожалуйста, не возбуждайтесь. Она делает это по отношению к каждому».

***

Мэри (читает утверждения из своего вопросника): Я ненавижу своего мужа, потому что все в нем сводит меня с ума, — все, включая то, как он дышит. Меня выводит из себя то, что я не люблю его больше и что с нашими взаимоотношениями ничего не понятно. Я хочу, чтобы он был более успешным, чтобы ему не хотелось заниматься со мной сексом, чтобы он приобрел хорошую форму, чтобы у него была своя жизнь, не связанная со мной и детьми, чтобы он ко мне больше вообще не прикасался и чтобы он был сильным. Мой муж не должен обманывать себя, будто он эффективен в нашем бизнесе. Он должен добиваться большего успеха. Мой муж нытик. Он беспомощен и ленив. Он обманывает себя. Я отказываюсь жить дальше во лжи. Я отказываюсь поддерживать наши взаимоотношения обманом.

Кейти: Вы хорошенько все подытожили? (Аудитория взрывается смехом, и Мэри смеется вместе с остальными.) Судя по смеху, можно подумать, что вы говорите за многих людей, находящихся в этом зале. Давайте начнем с самого начала и посмотрим, сможем ли мы понять, что же происходит.

Мэри: Я ненавижу своего мужа, потому что все в нем сводит меня с ума, — все, включая то, как он дышит. .

Кейти: Ваш муж сводит вас с ума — это правда? (Это первый из четырех вопросов: «Это правда?»)

Мэри: Да.

Кейти: Хорошо. Приведите какой-нибудь пример этого, моя дорогая. Он дышит?

Мэри: Он дышит. Когда мы проводим бизнес-конференцию по телефону, я слышу его дыхание на другом конце провода и мне хочется вопить.

Кейти: Итак, его дыхание сводит вас с ума — это правда?

Мэри: Да.

Кейти: Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда? (Второй вопрос: «Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?»)

Мэри: Да!

Кейти: Мы все можем поверить в это. Я слышу, что это действительно правда для вас. Но, согласно моему опыту, дыхание вашего мужа не может быть тем, что сводит вас с ума. Это, должно быть, ваши мысли о его дыхании сводят вас с ума. Так что давайте посмотрим внимательнее и узнаем, правда ли это. Каковы ваши мысли по поводу его дыхания в телефонной трубке?

Мэри: Он должен понимать, что громко дышит во время конференции по телефону.

Кейти: Как вы реагируете, когда появляется эта мысль? (Третий вопрос: «Как вы реагируете, когда появляется эта мысль?»)

Мэри: Я чувствую, что мне хочется убить его.

Кейти: Итак, что же мучительнее — ваша мысль о его дыхании или само дыхание?

Мэри: Дыхание более мучительно. Мне приятно думать, что я хочу его убить. (Мэри смеется, присутствующие в зале — тоже.)

Кейти: Вы можете сохранить эту мысль. В этом замечательное свойство Работы. Вы можете сохранять все свои мысли.

Мэри: Я никогда раньше не делала Работу, поэтому ничего не знаю о «правильных» ответах.

Кейти: Ваши ответы великолепны, моя дорогая. Их не надо репетировать. Итак, он дышит в трубку и вы думаете о том, что он должен это осознавать, а он не осознает. Какова следующая мысль?

Мэри: Появляются веете же ужасные мысли, которые у меня есть относительно него.

Кейти: Хорошо, а он по-прежнему дышит. «Он должен прекратить дышать в телефон во время телефонных конференций» — а какова реальность? Он прекращает?

Мэри: Нет. Я говорила ему, чтобы он прекратил.

Кейти: А он все продолжает. Такова реальность. Правда — это всегда то, что происходит, а не рассказ о том, что должно было бы происходить. «Он должен прекратить дышать в телефон» — это правда?

Мэри (после паузы): Нет. Это неправда. Он делает это. Вот в чем правда. Вот какова реальность.

Кейти: Итак, как вы реагируете, когда думаете, что он должен прекратить дышать в телефон, а он не прекращает?

Мэри: Как я реагирую? Я хочу выйти. И это создает дискомфорт, потому что я знаю, что хочу уйти, и знаю, что никуда не уйду.

Кейти: Давайте вернемся обратно к исследованию, дорогая, вместо того, чтобы углубляться дальше в вашу историю, в вашу интерпретацию того, что происходит. Вы действительно хотите знать правду?

Мэри: Да.

Кейти: Хорошо. Будет лучше, если мы каждый раз будем рассматривать толко одно письменное утверждение. Видите ли вы причину для того, чтобы отбросить мысль, что ваш муж должен перестать дышать в трубку? (Это дополнительный вопрос, который Кейти иногда задает.) Обращаю внимание тех, кто является новичком в Работе: если вам кажется, что я прошу Мэри отказаться от ее истории, то позвольте мне четко разъяснить, что это не так. Речь идет не о том, чтобы избавиться от мыслей путем их преодоления, совершенствования или сдачи им. Ничего подобного. Речь идет о том, чтобы осознать для самого себя внутреннюю причину и эффект. Вопрос простой: «Видите ли вы причину отбросить эту мысль?»

Мэри: Да, вижу. Было бы значительно приятнее проводить конференции по телефону без этой мысли.

Кейти: Это хорошая причина. А теперь, можете ли вы найти свободную от стресса причину сохранять эту мысль, эту ложь о том, что он должен перестать дышать в телефон? (Второй дополнительный вопрос.)

Мэри: Нет.

Кейти: Кем бы вы были без этой мысли? (Четвертый вопрос: «Кем бы вы были без этой мысли?») Кем бы вы были во время этой телефонной конференции с мужем, если бы были неспособны об этом думать?

Мэри: Я была бы более счастливой. Я была бы более сильной. Я бы не отвлекалась.

Кейти: Да, дорогая, это так. Не его дыхание является причиной вашей проблемы, а ваши мысли о его дыхании, потому что вы не исследовали их и не увидели, что они противоречат реальности в настоящий момент. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

Мэри: Я его больше не люблю.

Кейти: Это правда?

Мэри: Да.

Кейти: Ну хорошо. Я слышу это. А вы действительно хотите знать правду?

Мэри: Да.

Кейти: Хорошо. Не беспокойтесь. Не существует правильного или неправильного ответа. «Вы его не любите» — это правда? (Мэри молчит.) Если бы вам было нужно честно ответить «да» или «нет» прямо сейчас и вам пришлось бы всегда жить с этим ответом — вашей правдой или вашей ложью, каков бы был ваш ответ? «Вы его не любите» — это правда? (Следует долгая пауза, затем Мэри начинает плакать.)

Мэри: Нет. Это неправда.

Кейти: Это очень мужественный ответ. Когда мы так отвечаем, исходя из того, что является настоящей правдой для нас самих, нам кажется, что выхода нет. Но это не так. «Это правда?» — всего лишь вопрос! Мы боимся честно ответить на самые простые вопросы, потому что мы мысленно переносимся в предполагаемое будущее и думаем, что это может значить там. Мы считаем, что должны что-то делать относительно этого. Как вы реагируете, когда у вас появляется мысль о том, что вы не любите своего мужа?

Мэри: Это превращает всю мою жизнь в глупую шутку. '

Кейти: Видите ли вы причину отбросить мысль о том, что вы его не любите? Я не прошу вас отказаться от этой мысли.

Мэри: Да, я вижу причину отбросить ее.

Кейти: Можете ли вы вообразить хотя бы одну свободную от стресса причину оставить эту мысль?

Мэри (после длительной паузы): Я думаю, что если сохраню свою историю, то помешаю ему постоянно хотеть секса.

Кейти: Является ли эта причина свободной от стресса? Мне она кажется стрессовой.

Мэри: Полагаю, что это так.

Кейти: Можете ли вы найти хоть одну свободную от стресса причину сохранять эту мысль?

Мэри: О, я понимаю. Нет. Не существует ни одной свободной от стресса причины, чтобы держаться за эту мысль.

Кейти: Замечательно. Кем бы вы были, оставаясь со своим мужем без этой мысли, что вы его не любите?

Мэри: Это было бы великолепно. Это было бы замечательно. Это то, чего я хочу.

Кейти: Я слышу, что эта мысль вызывает стресс. А без этой мысли все великолепно. Так какая же связь между вашим мужем и тем, что вы несчастливы? Мы только отмечаем это. Итак, «Я не люблю своего мужа» —разверните это. (После четырех вопросов происходит разворот.)

Мэри: Я люблю своего мужа.

Кейти: Почувствуйте это. Это не имеет ничего общего с ним, не так ли?

Мэри: Да, действительно не имеет. Я люблю своего мужа, и вы правы, это не имеет ничего общего с ним.

Кейти: А иногда вы думаете, что ненавидите его, и это также не имеет ничего общего с ним. Человек просто дышит. Вы рассказываете историю о том, что любите его, или историю о том, что ненавидите его. Не требуется двух людей для того, чтобы брак был счастливым. Требуется только один человек — вы! Есть еще один разворот.

Мэри: Я не люблю себя. Я могу подтвердить, что это так.

Кейти: И считаете, что если вы с ним разведетесь, то вам будет хорошо. Но если вы не исследуете свои мысли, вы перенесете то же самое на любого, кто появится в вашей жизни. Мы связаны не с людьми или вещами, мы связаны с неисследованными представлениями, в которые мы верим и которые на данный момент считаем истинными. Давайте рассмотрим следующее утверждение из вашего вопросника.

Мэри: Я хочу, чтобы мой муж не нуждался во мне, не зависел от меня, чтобы он был более успешным, чтобы он не хотел секса со мной, чтобы он обрел форму, чтобы у него была жизнь помимо меня и детей, чтобы он был более сильным. Это лишь немногое.

Кейти: Давайте развернем все эти утверждения.

Мэри: Я хочу, чтобы я не нуждалась в нем. Я хочу, чтобы я не зависела от него. Я хочу быть более успешной. Я хочу, чтобы мне хотелось заниматься с ним сексом. Я хочу обрести форму. Я хочу, чтобы у меня была жизнь помимо него и детей. Я хочу быть более сильной.

Кейти: Итак, «Он не должен нуждаться во мне» — это правда? Что происходит на самом деле? Он нуждается?

Мэри: Он нуждается.

Кейти: «Он не должен нуждаться во мне» — это ложь, потому что этот парень, по вашему мнению, нуждается в вас. Итак, как вы реагируете, когда вы думаете: «Он не должен нуждаться во мне», хотя в действительности, как вы считаете, он в вас нуждается?

Мэри: Мне просто все время хочется убежать.

Кейти: Кем бы вы были рядом с ним без мысли «Он не должен нуждаться во мне»?

Мэри: Я только что поняла, что могла бы находиться вместе с ним в пространстве любви, вместо того чтобы держать оборону. А я убегаю, как только замечаю малейшие признаки потребности во мне. Я всегда убегаю. Вот что я сделала со своей жизнью.

Кейти: Когда он, по вашему мнению, проявляет беспомощность, вы не говорите ему честно: «Нет». Вы убегаете или хотите убежать, вместо того чтобы быть честной с собой и с ним.

Мэри: Это правда.

Кейти: Хорошо, так и должно было быть. Вы должны называть его беспомощным до тех пор, пока не придете к ясному и честному общению с самой собой. Так что давайте проясним ситуацию. Вы будете вашим мужем и будете очень беспомощны. А я возьму на себя роль ясности.

Мэри: Мистер Беспомощный входит и говорит: «У меня сейчас был замечательный телефонный разговор.

Ты должна об этом услышать. Этот парень, он потрясающий в своем деле. И еще один звонок…» И он все говорит и говорит. А я ведь занята. У меня времени в обрез.

Кейти: «Дорогой, я слышу, что у тебя был замечательный телефонный разговор. Я рада этому, но у меня очень мало времени, и я бы хотела попросить тебя сейчас уйти».

Мэри: «Мы должны поговорить о наших планах. Когда мы едем на Гавайи? Мы должны определиться с авиакомпанией…»

Кейти: «Я слышу, что ты хочешь поговорить о наших планах относительно поездки на Гавайи, давай обсудим это вечером, за ужином. А сейчас я действительно хочу, чтобы ты вышел из комнаты. Я должна закончить работу, у меня крайний срок».

Мэри: «Если звонит кто-то из твоих подруг, ты можешь говорить с ней целый час. Почему ты не хочешь послушать меня две минуты?»

Кейти: «Может быть, ты и прав, но сейчас я хочу, чтобы ты вышел из комнаты. Это может показаться невежливым, но это не так. Просто я должна закончить работу в срок».

Мэри: Мне это не нравится. Обычно я бываю мягче с ним. Только я горячусь.

Кейти: Вы вынуждены быть мягче, потому что боитесь сказать правду и сказать «нет». Вы не говорите ему: «Дорогой, я хочу, чтобы ты ушел. У меня много дел и совсем нет времени», потому что вы от него чего-то хотите. Что у вас на уме? Чего вы хотите от него?

Мэри: Я никогда и ни с кем не бываю прямолинейной.

Кейти: Потому что вам от нас что-то нужно. Что это?

Мэри: Я не могу переносить, если я кому-то не нравлюсь. Я не хочу дисгармонии.

Кейти: То есть вы хотите нашего одобрения.

Мэри: Да, и я хочу поддерживать гармонию.

Кейти: Дорогая, «Если ваш муж одобряет все, что вы говорите и делаете, значит, в вашем доме есть гармония» — это правда? Это работает? В вашем доме есть гармония?

Мэри: Нет.

Кейти: Вы жертвуете честностью ради гармонии в доме. Это не срабатывает. Воздержитесь от того, чтобы добиваться одобрения или признательности — со стороны кого бы то ни было. Посмотрите, что будет происходить в реальности, — просто из любопытства. Еще раз прочтите свое утверждение.

Мэри: Я хочу, чтобы мой муж не нуждался во мне.

Кейти: Хорошо. Разверните это.

Мэри: Я хочу, чтобы я не нуждалась в нем.

Кейти: Да, вам нужна вся эта гармония. Вам нужно его одобрение. Вам нужно, чтобы его дыхание изменилось. Вам нужно, чтобы его сексуальное влечение к вам изменилось. Так кто же постоянно в чем-то нуждается? Кто от кого зависит? Давайте развернем весь список.

Мэри: Я нуждаюсь в том, чтобы я не нуждалась в чем- либо, чтобы я не была зависима…

Кейти: От вашего мужа, может быть?

Мэри: Я хочу быть более успешной. Я не хочу не желать, чтобы со мной занимались сексом.

Кейти: Последнее может стать реальностью, если вы будете на этом фиксироваться. Как часто вы повторяете про себя историю о том, что, когда ваш муж занимается с вами сексом, вы это ненавидите?

Мэри: Постоянно.

Кейти: Да. Вы занимаетесь с ним сексом в воображении и думаете о том, как это ужасно. Вы вновь и вновь рассказываете историю о том, что значит заниматься сексом с вашим мужем. Именно эта история вызывает у вас неприязнь к сексу, а не ваш муж. Секс вне такой истории никогда ни у кого не вызывал неприязни. Он есть то, что он есть. Вы им занимаетесь или нет. Именно наши мысли о сексе отталкивают нас от него. Запишите это тоже, моя милая. Вы можете исписать целую страницу вопросника о своем муже и сексуальности.

Мэри: Понимаю.

Кейти: Хорошо. Разверните следующее утверждение.

Мэри: Я хочу обрести хорошую форму. Но я уже в форме.

Кейти: В самом деле? А как относительно мыслей?

Мэри: О, я могу над этим поработать.

Кейти: Вы делаете все, что возможно?

Мэри: Да.

Кейти: Может быть, и ваш муж тоже. «Он должен иметь хорошую форму» — это правда?

Мэри: Да, он не в форме.

Кейти: Как вы реагируете, когда верите мысли, что он должен быть в форме, а он не в форме? Как вы к нему относитесь? Что вы говорите? Что вы делаете?.

Мэри: Я поступаю с ним коварно. Я демонстрирую перед ним свою силу. Я никогда не смотрю на него с одобрением. Я никогда не восхищаюсь им. Я никогда не делаю ничего хорошего в этом направлении.

Кейти: Хорошо, закройте глаза. Взгляните на себя, смотрящую на него таким образом. Теперь посмотрите на его лицо. (Следует пауза. Мэри вздыхает.) Держите глаза закрытыми. Снова посмотрите на него. Кем бы вы были, находясь рядом с ним, без мысли, что он должен быть в форме?

Мэри: Я бы посмотрела на него и увидела, как он красив.

Кейти: Да, ангел мой. Вы бы поняли, как сильно его любите. Разве это не замечательно? Это очень вдохновляет. Так что давайте задержимся на этом какое-то время. Посмотрите, как вы к нему относитесь, а он все-таки хочет поехать с вами на Гавайи. Это поразительно!

Мэри: Что поразительно в этом человеке, так это то, что я такая ужасная и подлая, а он любит меня без всяких условий. Это доводит меня до сумасшествия.

Кейти: «Он доводит вас до сумасшествия» — это правда?

Мэри: Нет, скорее мои мысли доводят меня до сумасшествия.

Кейти: Итак, давайте вернемся назад. «Он должен обрести форму» — разверните это.

Мэри: Я должна обрести форму. Мое мышление должно обрести форму.

Кейти: Да. Каждый раз, когда вы смотрите на него и испытываете отвращение, приводите свои мысли в форму. Осуждайте своего мужа, записывайте это, задавайте четыре вопроса и делайте разворот. Но только если вы устанете от боли. Хорошо, моя дорогая, я думаю, вы справились с этим. Просто продолжайте работу с остальными утверждениями из вашего вопросника аналогичным образом. Я с удовольствием посижу с вами. И приглашаю всех к исследованию. Приглашаю к Работе.

Уйдите в сторону от всех мыслейи не будет места, куда вы не можете пойти.

Сосан (Третий патриарх дзэн)8


8 "The Mind of Absolute Trust", The Enlightened Heart: An Anthology of Sacred Poetry, ed. Stephen Mitchell (Harper Collins, 1989), p. 27.



В книге «Любить то, что есть» Кейти дала вам все, что необходимо для самостоятельного выполнения Работы индивидуально или в группе. Книга будет вести вас шаг за шагом через весь процесс и на этом пути покажет вам многих людей, выполнявших Работу непосредственно вместе с Кейти. В книге есть диалоги один на один, в которых Кейти проясняет наиболее запутанные человеческие проблемы, есть примеры — некоторые из них весьма драматичны — того, как обычные люди обретают свободу через исследование.

Стивен Митчел