Некровные и родные

Глава 9


...

«Документ» № 2

1. Я буду видеть детей всегда, когда могу и хочу.

2. Могут ли дети бывать со мной там, где я буду находиться, гостить у моих родителей, друзей, ездить со мной за город или за границу?

3. Могу ли я увозить детей на каникулах и отвечать за них, или ты хочешь видеть их регулярно? Дашь ли ты письменное разрешение на их выезд?

4. Алименты: оформлять срочно, отсылать на кредитку или через Сбербанк. Да, будут подарки и дополнительные деньги, соразмерно моим доходам и столько, сколько я посчитаю нужным.

5. Полностью не устраивает. Не собираюсь давать никаких обещаний, объясняться и просить прощения.

6. Я никого не обязан ни о чем оповещать. Этого в судебном решении не было, уговора такого не будет.

7. Могут ли дети в мой день рождения встречаться с моей новой семьей и другими детьми?

8. У меня нет возможности водить детей в кружки. Могут ли мои родители звонить детям? Когда у меня нет времени сидеть с детьми допоздна, могу ли я отвозить их к себе? Могут ли дети приходить ко мне на работу?

Вот такая канцелярская битва разведенных несколько лет назад супругов.

Замечу, что автор «документа 1» в п. 4 имеет в виду не юридическое оформление алиментов, а любые суммы, каковые ей б. супруг обязан передавать незамедлительно и неукоснительно. Добавлю также, что ей все равно, что отцу ее детей тоже нужно на что-то жить, помогая своим немолодым родителям. Главное, что мужа можно виноватить до конца его земных дней и детьми шантажировать без устали.

Женщина при ребенке… Печальная статистика: на фоне отторжения женщины развивается неприятие и к ее ребенку, мужчина уже не помнит, что дитя – ИХ общее, а вовсе не бывшей злюки-жены, которой вообще давать ничего не хочется. От взаимного неприятия и агрессии мужчина мстит невыплатами алиментов, а женщина воюет без правил.

При конфликте родителей ребенок на какое-то время становится связующим звеном для взрослых. Часто отец, принимая окончательное решение уйти из семьи, начинает и ребенка бессознательно винить в том, что из-за его рождения (и наличия) так долго был несчастлив. Конечно, так поступают не все и не всегда, но я рассматриваю как раз те примеры, когда мужчина кричит: «Мне плохо!»

Нередко в своем кабинете слышу от мужчины, решившего оставить семью: «Не знаю, как объявить ребенку, что ухожу». Это сделать нетрудно. Достаточно спросить прямо: «Сынок! Ты видишь, что мы с мамой ругаемся? Даже тебе иногда перепадает». Потом можно спросить: «Вдвоем нам с тобой хорошо? А мама у тебя хорошая?»

Дети на такие вопросы обычно отвечают утвердительно, и в завершение непростой темы нужно сказать примерно следующее: «Тебя никто не бросает, я расстаюсь с твоей мамой. Мы с тобой дружим, только общаться будем немного по-другому. Мы станем договариваться с тобой, когда увидимся, планировать, как время проводить. Когда тебе что-то понадобится, ты всегда можешь написать или позвонить мне. И общаться с тобой мы будем каждый день, если хочешь.

Если ты захочешь приходить в мой дом, то я буду рад. Мне будет очень приятно, если ты будешь вспоминать, что я есть, и звонить мне сам.

Мы с мамой не уживаемся, поэтому я ухожу от нее. Теперь изменится только то, что меня не будет дома с вами, но это не значит, что я не с тобой. Для тебя я есть всегда в любое время суток, особенно если что-то важное».

Проблема развода в России вообще решается болезненно и травматично, поскольку гуманного рассмотрения общения родителей с ребенком и индивидуального расчета пособия не существует. Не перечесть мужских переживаний, связанных с детьми и алиментами, в нашем государстве.

Хочу заметить, что далеко не все уходящие из семей мужчины подлы и двуличны, несмотря на то что самый распространенный вариант крушения семьи – появление новой женщины у мужа. В большинстве случаев женщина не согласна с разводом, и, начиная угрожать, она скорее пугает, чем верит в худшее, но остановиться не хочет. Нередко она использует в качестве дальнобойного орудия по уходящему мужу шантаж детьми.

Ребенком можно привлечь к себе внимание. Именно малыш становится замечательным поводом видеться с бывшим или отравить ему новую семейную жизнь звонками с причиной и без, напугать, наконец. Приходя в предыдущую семью, мужчина сталкивается с шантажом, бесконечными условиями и оскорблениями, поскольку отправленная в отставку супруга забывается после затишья и начинает отдавать команды привычным тоном. В результате – раздражение, крик, конфликт, истерики… Некрасивая картина получается, лучшее ее не рисовать, а вспомнить, что на подобные наезды мужчины реагируют по-разному.

Воин скажет: «Пусть только попробует мне руки начать выкручивать! Трудно представить даже, в какую конфигурацию выльется мой гнев, где тогда искать мои брови на лице! Отсужу ребенка – она все равно не работает, – и начнется у нас другой разговор об обязанностях родителей!»

Домашний хозяин может напугаться на какое-то время, но настанет день и час, когда он поймет, что рявкнула женщина, которой он боится до сих пор. Громыхнуло в небе – он продолжает не знать, до каких границ дойдет ее циничность и расчет. Думает, если откупаться станет, отдавая последнее, то она станет добрее! Дудки! Как появится у него женщина другая, так супруга и откроется во всей своей красе – начнет отсуживать куски квартиры его родителей, где обманом прописала грудничка за месяц до того, как она выставила мужа за дверь. Запретит отцу общаться и созваниваться с детьми, а их примется настраивать против него.

Тогда домашний хозяин скажет наконец-то: «Дети – не инструмент наказания.

Их рождают для радости, а не с перспективой. Буду приходить, когда смогу. Оформляй официальные алименты! Я – не Хоботов, которому жена кричала: «Чтобы в пять был дома!»

«Нарциссу» тоже несладко, но он держится обычно достойнее всех. И раньше существовали предпосылки твоего хамского поведения, но он не хотел их замечать, а теперь у тебя появляется шанс услышать в свой адрес: «Не надо качать из меня возможности и соки. Алименты – мое спасение! Шантаж твой «дай!» или «мы тебе сейчас!!!» мне не страшен. Антипиар – самый лучший пиар, пиши, печатай в газетах – мне все равно. Будешь законные копейки получать, а меня не увидишь. Ребенок подрастет – все выводы сделает сам. Ты за эти годы надоешь ему как горькая редька, а я явлюсь, куплю ему все, что нужно, и будет он любить меня больше, чем тебя, потому как все дети продажны. Аристократизм отношений тебе не по силам, ищи себе пару по росту». «Нарцисс» вряд позволит тебе унижать себя, учти это. Если ты его выбьешь из колеи, он соберется с силами и все равно оставит тебя. Оды ему другая дама исполнит.

Знакомый жалуется: «Хочу наладить отношения с дочерью, выдаю весомые для своего бюджета суммы на нее. А супруга бывшая на порог меня не пускает, разрешает только во дворе дома с дочерью два часа поиграть, причем непременно наденет на нее рваные колготки. Куда она девает деньги? Новый муж себе тачку заправляет ими, что ли? Или я даю женщине, которую не хочу вспоминать, на ее дорогие шмотки?!» Потом он заявил экс-супруге категорично: «Буду следить, что дочка ест, что надевает. Не увижу – предоставлю справку, что я безработный. Сам буду покупать одежду и продукты, а ты живи, как хочешь».

Семен добился в суде права видеться с ребенком, но бывшая жена выставляет его пугалом перед сыном. «Я хорошая, – говорит, – а отец злой! Я разрешаю, а он запрещает!» Ребенок боится отца, а жена не дает ни на праздники, ни на каникулы взять его к себе или дедушке с бабушкой. Семен звонит сыну, а тот заявляет: «Мама сказала, что ты живешь с какой-то сукой». Мальчик говорит чужими, заученными или внушенными фразами, и переубедить его невозможно, он ведь верит маме…

Не так уж и редко мужчина уходит из семьи после того, как его дети вырастут. Знаю семью, где женщина пятнадцать лет ждала, когда любимый придет к ней насовсем. Именно пятнадцать лет назад он сказал ей: «В день, когда младшему сыну исполнится восемнадцать, я уйду к тебе». Так и случилось: на другой день после совершеннолетия сына он положил на стол ключи от машины, квартиры и дачи и уехал из дому. Дети выросли! Он всех обеспечил! Он теперь хочет пожить для себя с той, которая прождала его полжизни! Трудно назвать его непорядочным, правда?

Один офицер ушел от жены из ЗАГСа, где зарегистрировали брак сына. Другой мужчина ушел от жены в день, когда дочь закончила институт. Но не у всех так получается. Есть у меня трагический пример: дома жена делает жизнь адом. Муж решил уйти из семьи, дождавшись, когда любимая дочка вырастет. Ждал, терпел, мучался. В итоге два инфаркта и погост.

Не уходят из невыносимой семьи страдальцы-мужчины, оправдываясь: «Надо сына на ноги поставить!» Не понимаю таких причин. Если сынок не пьяный и не падает, то ставить его можно из космоса. Можно общаться с ним, вовремя нанять репетиторов, соизмеряя его способности с желанием помочь в выборе профессии. Можно его отправить учиться, лечиться, работать. Или лучше самому загнуться раньше времени?

Психология bookap

Итак, девушки дорогие! Худой мир лучше доброй войны. Полюбовно договориться гораздо проще и выгоднее. Сила женщины – в ее слабости!

Если по совести рассуждать, то нормальный мужчина не сочтет алименты наказанием и обязательством. Любая война всегда вызывает отторжение. Не можешь сама договориться – поищи дипломатов (друзей, родителей), но не воюй. Не ребенок виноват в том, что между вами все кончено!