Часть 3. Нефтяная наркозависимость.


. . .

Зачем западу Россия.

Мы думаем, что в XX веке Запад занимался в основном борьбой с коммунизмом. Некоторые считают, что под этим предлогом боролись с Россией. Оба соображения малоубедительны. Чего Запад боялся? Он же гораздо сильнее! Конечно, русский паровой каток в принципе не один раз мог раскатать Западную Европу - скажем, году в 1945-м. Но когда в истории Россия нападала на Европу? Да и экспортом революцией занимался только Троцкий, но с победой Сталина и этот страх отпал.

Можно в эти ужасы поверить, но некий наигрыш в страхах Запада чувствовался. А если еще и сравнить реальный потенциал...

Наверное, кроме отвращения к коммунизму (а что? И у нас этим страдают, так что уж им-то простительно) и русофобии (тоже понятно, русские - не доллар, чтобы их все любили), возможно, был и еще один мотив. Россия в версии СССР или Российской империи всегда стесняла кому-то свободу рук. Я думаю так, а прав ли я - увидим, когда эти самые руки будут совсем вольны. То есть нас собирались не ограбить в Третьей мировой войне, а убрать с площадки, чтобы не мешали. Договориться же то ли не захотели, то ли не надеялись. А чем мы мешали? Приведу аналогию из истории Второй мировой войны.

Весь мир знает Сталинград. Слыша это слово, немцы оплакивают свою мечту о мировом господстве; другие восхищаются, некоторые задумываются: оказывается, с русскими можно ругаться, но драться всерьез не стоит. Но Сталинградская битва развернулась не из-за самого города. Причина была другой.

Вы, уважаемый читатель, постоянно наталкиваетесь в тексте на всякие военные и боевые примеры. И наверно, подумали, что автор - какой-то милитарист, чуть ли не патриот, не дай Бог. Да нет, я вовсе не воинственен, хотя, в случае чего, "в руке не дрогнет". Но люди моей профессии меньше всех хотели бы войны. Дело в другом.

Вот прочитайте потрясающее описание сражения у ст. Червленая (Северный Кавказ) в августе 1942 года, сделанное человеком вроде бы вовсе непоэтическим по должности - Н. К. Байбаковым; Заслуженный человек, многолетний председатель Госплана СССР, в войну он был молодым, "сталинским" наркомом: "... Я видел из окопов две яростные массированные атаки немецких частей. Несмотря на плотный огонь нашей артиллерии и авиации, в результате которого изрытое бомбами и снарядами поле было буквально устлано телами убитых и раненых, они, не останавливаясь, шли и шли. Падали и снова вставали, бежали, ползли, с фанатичными от ужаса лицами выныривали возле русских окопов и, расстрелянные в упор нашими бойцами, как бы отброшенные наземь, падали навзничь. На моих глазах были уничтожены несколько тысяч немецких солдат. Этого страшного зрелища мне никогда не забыть".

Но именно "вроде бы непоэтическим" - в действительности председатель Госплана должен иметь яркое воображение. Да, кстати, первый председатель Госплана СССР, Г. М. Кржижановский, был поэтом - он, в частности, автор слов знаменитой песни "Варшавянка". Помните: "Вихри враждебные... ".

Но Н. К. Байбаков не только поэт в душе - он еще и человек практического склада, И описание сражения у него предварялось описанием цели. А каждая битва и каждая война всегда цель имеет, и серьезную. Не думаю, что бывают сражения идеологические или из-за престижа.

Целью Гитлера в 1942 году была нефть. Нефть Северного Кавказа и Закавказья. Именно к ней рвались немецкие солдаты - и не прорвались. '

Думаете, что Гитлер забыл при этом в Сталинграде? Конечно, взять "город Сталина" было бы хорошо. Гитлер был профессионалом в сфере воздействия на человеческую психику, когда-то он был офицером по пропаганде и, видимо, неплохим. Он понимал, что означают для людей символы, недаром он был против таких названий для боевых кораблей, как "Германия". , Ведь в войне ничего гарантировать нельзя, и если враг утопит "Германию", каким это станет ударом по духу воюющих немцев!

Гитлер, помимо того, что ненавидел славян, еще их и презирал. Он вполне искренне считал их недочеловеками, а потому не верил в возможность поражения от СССР, начиная войну, просто не задумывался над такой возможностью. Поэтому о психологических ударах по России он особенно не заботился. Ценность Сталинграда для Германии была в другом. Район Сталинграда - самая критическая точка контроля над всем треугольником Волга-Дон-Кавказ. Вгляните на карту: даже сейчас, если не дай Бог-какое обострение с нашими западными друзьями, сложно ли им изолировать этот район? Разбить всего несколькими "Томагавками" мосты в Ростове, Волгодонске, Волжском и на Волго-Донском канале - и как нам подвозить на Северный Кавказ подкрепления и материалы? Им можно даже не тратиться на моста Астрахани - железная дорога туда частично' проходит сейчас по территории иностранного государства, дружественного нам... но и США тоже, и в случае чего оно может занять позицию нейтралитета. И, согласно международному праву, не будет пропускать через свою территорию военные грузы. Чем блокирует не только ветку к Астрахани, но, кстати, и Транссиб.

И экспедиционный корпус, высадившийся на Таманском полуострове, при соответствующей авиационной поддержке легко может контролировать эту территорию, лишив нас выхода и к Черному, и к Каспийскому морям.

Получится что-то вроде Крымской войны, когда мы не смогли сбросить в море сравнительно небольшой западный десант просто потому, что английский океанский конвейер подвозил гораздо больше пороха и снарядов, чем наши телеги, запряженные волами (именно так снабжалась наша армия в Крыму). Но это так, в порядке бреда. Вернемся к примеру со Сталинградом.

Немцы в 1942-м рвались не в Сибирь. Нефть им была нужна позарез. Нефть Моздока, Грозного и Баку. А обеспечивала фланг этого рывка за нефтью как раз 6-я армия Паулюса. И когда в Сталинграде все стало ясно - немцы, даже не пытаясь зацепиться на достигнутых рубежах, в хорошем темпе покинули Северный Кавказ, догнать их нам удалось только под Харьковом. И все военные историки сейчас соглашаются (редкий случай), что немцы очень умно сделали, что не стали дожидаться "Большого Сатурна" (после завершения Сталинградской операции мы планировали ударить вниз, к берегу Азовского моря, и отрезать всю северокавказскую группировку гитлеровцев).

Завершу на этом аналогию: Россия не была главным призом в большой игре XX века. Делили нечто иное. И мы не были полноценным игроком. Посмотрите сами: в год слаборазвитые страны платили своим кредиторам (развитым странам) на сотни миллиардов долларов больше, чем получали от них помощи (в 1994 - на 112 - The third World Debt Crisis, № 2). Объемы вывоза биомассы из развивающихся стран в развитые далеко превосходит то, что было в колониальную эпоху. Разве мы так умеем? Мы даже не поняли, что разыгрывается; но на всякий случай нас убрали из-за стола переговоров.

Мы постоянно мешаем хотя бы тем, что "нависаем над флангом". В XIX веке при продвижении царей в Среднюю Азию (для нас - совершенно бесприбыльном тогда) англичане беспокоились за "жемчужину в короне Империи" - Индию: Индийским князьям царь мог показаться попривлекательней английским колонизаторов!

Когда существовала советская власть, капиталистам Запада приходилось больше платить своим рабочим, чтобы они не проникались ненужными идеями. Сейчас об этом говорят открытым текстом, когда обосновывают снижение реальной зарплаты.

А в наше время ночным кошмаром для Запада стала маловероятная ситуация: вдруг Россия займется отстаиванием интересов сырьевых стран, даже с остатками своего военного и экономического потенциала! Пока этого нет, но Запад хорошо знает правило: "Важны не намерения, а возможности". Намерения меняются легко, а возможности медленно и трудно.

Поймите, если очень нужно, целые страны не останавливаются ни перед чем, даже перед войной. Конечно, если есть возможность, то войны все стараются избежать, даже Гитлер; но когда избежать нельзя, то военную силу применяет и Алексей Тишайший.

Все эти воинственные прибамбасы в тексте книги появились потому, что я хотел бы донести до читателя одну мысль: не престиж, не глупость чаще всего бывают причиной войны, а интерес.

И еще: каких-то целей военным путем обычно пытаются добиться не нищие и слабые; напротив, сильные и богатые. Они хотят стать еще богаче. Александр Македонский не был так уж беден - он был гегемоном небедной Греции. И его современник Цинь Ши-хуанди был князем богатого Цинь - но и тому, и другому хотелось повелевать миром. Они совсем немного разминулись и не встретились в Средней Азии, о чем историки до сих Пор плотоядно жалеют.

Поэтому и сейчас - вряд ли проблемы для мира создадут Афганистан и Буркина-Фаео. Их организуют более богатые, сильные и культурные страны.

Но вернемся в наше время.

Новому президенту США Бушу-младшему ставят в вину его решение начать добычу нефти в национальных парках. Даже наши его за это критикуют. Мол, московские высококультурные и шибко образованные журналисты знают, что значит национальный парк для Америки, а американский президент не знает. Боюсь, что не так. Буш - вполне американец, по-моему, он хорошо представляет себе, что нужно, а что, нет его избирателям, а также, чего они хотят и не хотят. Более чем стопроцентный президент, и не в первом поколении. (Сейчас в мире немногие государства имеют правителей - сыновей предыдущих правителей. Если не считать особ королевской крови, то таких стран всего три: Корейская Народно-Демократическая Республика, Сирия и США. )

Уж кто-кто, а семья Бушей в домашней птице разбирается. И раз уж Буш-юниор допускает возможность нефтедобычи в национальных парках - значит, жареный петух уже хорошо различим на горизонте. Во всяком случае, такие решения на подобном уровне не возникают на пустом месте и не являются результатом плохого пищеварения. Они могут значить лишь одно: доказанные запасы США - не просто запасы меньше чем на 10 лет, это еще и последние доказанные запасы .

В Канаде разведанных к середине 1990-х ресурсов хватит даже меньше - до середины 2003 года. Но есть тонкость: если на территории США маловероятно пополнение доказанных ресурсов, разве 'что где-нибудь на Аляске, то Канада исследована меньше. То есть года так до 2010 худо-бедно добыча в Канаде продолжится.

Психология bookap

Что потом, когда добыча в США и Канаде резко упадет? Произойдет ли пропорциональное сокращение потребления в США или дефицит восполнится поставками из других источников? Вероятнее второе: под воздействием повышенного спроса (и значит, теоретически, высоких цен) произойдет рост добычи в других странах-поставщиках, работающих на американский рынок. Это Мексика, Венесуэла, Нигерия, Персидский залив.

Но все эти поставщики находятся в неравных условиях. Мексика входитв НАФТА - североамериканскую зону свободной торговли. Правительство этой страны не имеет права вмешиваться в работу нефтяных компаний, действующих на мексиканской территории, а Мексика - не член ОПЕК. То есть нефть Мексики... она, конечно, мексиканская... но не вся и не совсем.