В ПОИСКАХ НОВЫХ ПУТЕЙ

Существует несколько организующих положений, которые мы используем для того, чтобы привести себя в состояние, необходимое для занятия терапевтическими видами деятельности. Первое положение о том, что лучше иметь выбор, ежели его не иметь. Второе положение о том, что лучше иметь подсознательный выбор. Третье – о том, что люди уже имеют ресурс, необходимый им для того, чтобы измениться, если им помочь в обеспечении доступа к этим ресурсам в соответствующем контексте. И четвертое – это положение о том, что любой и каждый фрагмент поведения имеет свою позитивную функцию в определенном контексте.

С нашей стороны было бы просто безответственно изменять поведение человека, не учитывая такое важное явление, как «вторичная выгода».

Мы полагаем, что определенный поведенческий стереотип является наиболее походящей реакцией в определенной ситуации, каким бы странным он ни казался.

Контекст или ситуация, на которую реагирует клиент на девять десятых состоит из внутреннего опыта и лишь на одну десятую – из внешнего. Таким образом, если фрагмент поведения выглядит или звучит странно для вас, то это является надежным индикатором того, что большая часть контекста, на который реагирует клиент, не доступна для вас в вашем непосредственном сенсорном опыте. Он реагирует на кого-то или что-то в его внутреннем представлении: на мать, отца, какое-то событие и т. п. Очень часто то внутреннее представление находится вне сознания.

Линда и Тамми могут подтвердить, что реакции которые они здесь при работе с нами изменили, являлись реакциями на события, которые произошли когда-то в прошлом.

Все это вряд ли удивило кого-либо из вас. Я уверен, что у каждого из вас был опыт, подтверждающий наше положение. Особенностью же нашей реакции на это положение является понимание и осознание того, что все мы являемся сходными сбалансированными организмами. Один из способов учесть эту сложность, если вы собираетесь помочь кому-то измениться, является прием, который мы называем ПЕРЕФОРМИРОВАНИЕ. Переформирование – это специфический способ контакта с определенной порцией или частью за неимением лучшего термина личности, которая или порождает или блокирует определенное поведение. Мы делаем это, чтобы найти вторичную выгоду из данного фрагмента поведения, и позаботиться о нем как об интегральной части процесса, порождающего изменения в данной области поведения.

Давайте лучше проиллюстрируем это на примере. К нам обратилась женщина, которую направил один психиатр. Она весила 145 фунтов. Она могла сбросить тот вес до нормального, но всякий раз, когда она это делала, потом непременно поправлялась снова. Избавиться от лишнего веса она могла, но сохранять нормальный вес была не в состоянии. Посредством переформирования мы поняли, что у той женщины не было той части личности, которая возражала бы против потери веса. Та же часть личности, которая заставляла ее переедать и снова набирать вес делала это для того, чтобы сохранить семью этой клиентки. Можете ли вы понять связь? Если еще нет, то я объясняю дальше. По мнению этой части личности, если бы эта женщина потеряла избыточный вес, и весила бы столько, сколько хотела весить, то она стала бы привлекательной для мужчин. Если бы она стала более привлекательной для мужчин, то они начали бы ухаживать за ней. По мнению той части личности, у этой женщины не было соответствующего ресурса, который позволил бы ей адекватно реагировать на эти ухаживания, т. е. сказать «нет». Такой части личности, которая хотела бы поддерживать избыточный вес не было. Но зато была такая часть, которая использовала избыточный вес, который позволил ей избегать ситуаций, с которыми она не могла справиться, что привело бы, по ее мнению, к разрушению семьи. Это и есть « вторичная выгода».

Суть переформирования – это развод намерения в нашем примере сохранить брак и поведение (переедания). Тогда вы сможете найти новые, более приемлемые способы удовлетворения той же самой потребности, осуществления того же самого намерения.

Одна из вещей, которую люди понимают с большим трудом, заключается в том, что симптомы работают. Пока избыточный вес нашей клиентки исполняет данное намерение, эта часть личности будет его поддерживать.

Когда она будет иметь лучшие способы защиты и сохранения своего брака, то сможет позволить сбросить вес, что эта женщина делала, практически без всякой диеты.

Давайте сейчас проделаем это. Кто хочет измениться? – Тайно…

ОК. Дик, сохраняйте содержание при себе, давая людям возможность просто наблюдать за процессом, через который вы будете проходить. И так, кто-либо делает что-то такое, относительно чего не имеет выбора, делать это или не делать, такое компульсивное поведение, которое он хотел бы изменить на какое-то другое, или же он хочет что-либо сделать, но оказывается не в состоянии. Тут существует две возможности вербального кодирования ситуации.

Дик: Это первое.

ОК. Если все в порядке, то давайте присвоим этому стереотипу поведение, который вы хотели бы заместить чем-то более подходящим, кодовое название Х. Теперь предположу, что стереотип Х согласно вашей сознательной оценки, не характеризует вас как целостного взрослого человека. Уже обозначили стереотип, который он хочет изменить. Это первый шаг.

Следующий шаг – это вхождение в коммуникацию с той частью личности, как ответственный за стереотип Х, который Дик хочет изменить.

Здесь заключено одно положение, которое я открыто предъявлю Дику, на которое хочу обратить внимание всех присутствующих. Дик, я уважаю часть вашей личности, которая отвечает за стереотип Х, который снова и снова появляется в вашем поведении. Вы попали сюда. Вы сидите здесь.

Вы можете делать и делаете в своей жизни много и успешно. Я убежден, что на часть в вашей личности, которая запускает в действие стереотип Х! Даже вопреки вашей сознательной оценки! Пытается сделать что-то полезное для вас. Я не буду вводить никаких изменений, пока часть вашей личности ответственная за стереотип Х не придет к убеждению, что изменения нужны также, как и всей вашей целостной личности.

Это имеет смысл только в том случае если вы имеете систему убеждений, которая говорит: «Смотри, если он сознательно контролирует свое поведение, то он уже изменился». Таким образом, какая-то часть его личности, которая НЕ ходится в сознании, управляет данным стереотипом поведения.

Я могу вам гарантировать, что в девяносто девяти случаях из ста, когда человек хочет измениться и приходит к вам за помощью, тут будет диссоциация, конфликт между его осознанными желаниями и подсознательным набором программ. Бессознательное гораздо мощнее. Оно знает гораздо больше о его потребностях нежели сознание и несомненно больше, чем я могу узнать извне. Я немедленно объединяюсь с подсознанием знать прямо: «Смотри, я не собираюсь разговаривать с твоим сознанием. Говорю с частью, которая отвечает за этот стереотип поведения. Будет происходить некоторое действие. Я собираюсь выполнять в нем роль консультанта».

И так, как вы будете коммуницировать с этой частью личности? Если вы пойдете в федеральное Управление в Сан-Франциско, чтобы подписать там какую-то нужную бумагу, вы столкнетесь с очень сложной задачей.

В этом здании сидят 450 человек, а вам нужен один единственный из них, который только и может подписать эту бумагу. Если вы изберете такую стратегию поиска нужного вам человека, что первым попросите подписать свою бумагу швейцара, а потом пойдете по всем кабинетам подряд, то потратите очень много времени. Это будет неэффективной стратегией для того, чтобы получить то, что вам нужно в бюрократической организации.

Эта метафора весьма точно отражает ту суть того, что делают психотерапевты.

Терапевтов обучают уделять очень много внимания сознательным требованиям своих клиентов. Обычно же сознание менее всего информировано о том, что происходит в поведении. Сам факт, что человек приходит в мой кабинет и говорит: «Я делаю Х, но не хочу этого делать, помогите мне избавиться», является для меня утверждением о том, что человек уже пытался измениться сам, используя все ресурсы доступные его сознанию, но потерпел крах. Вдаваться с ним (с его сознанием) в обсуждении возможностей изменения кажется для меня столь же абсурдным, как просить подписать бумагу у швейцара управления. Я хочу пройти прямо в тот кабинет, где находится человек, в чьи обязанности входит подписание таких бумаг.

Я хочу наладить прямую коммуникацию с той частью личности Дика, которая на подсознательном уровне отвечает за поведение Дика в данном контексте.

Я делаю также предложение о том, что та часть, которая заставляет вас делать Х, даже если вашему сознанию это вовсе не нравится – делает для вас что-то, что в конечном итоге оказывается полезным. Я не знаю, в чем состоит польза, сознательно и вы не знаете об этом, так как хотите прекратить делать Х.

Итак, давайте установим с этой частью личности официальный контакт. Это

– второй шаг. Коммуникация уже установлена, но давайте сделаем это официально. Дик, знаете ли вы, как использовать слова, чтобы обратиться к себе внутри себя? ОК. Сейчас обратитесь на некоторое время внутрь и задайте себе вопрос. Я скажу вам, что это за вопрос. После того, как вы этот вопрос задали, ваша задача состоит в том, чтобы просто наблюдать за всеми изменениями в своем теле, за кинестетическими ощущениями, образами и звуками, которые появляются в ответ на вопрос. Вы не должны пытаться как-либо влиять на этот процесс. Часть личности, ответственная за стереотип Х, даст знать о своих нуждах по одному их этих сенсорных каналов. Вы должны быть достаточно сенситивными, чтобы уловить ответ.

Вопрос, который я хочу, чтобы вы задали, таков: «Будет ли часть личности, ответственная за стереотип Х, коммуницировать со мной в создании? » А затем просто замечайте, что будет происходить – любые изменения в чувствах, образах или звуках.

Пока Дик делает, это задача всех – наблюдать за ним и всегда получать ответы на вопросы, которые я задаю до того, как он даст вербальный ответ. Но вы уже его получили. Это действительно типично. Недавно мы упоминали о метакомментировании, как об одном из вариантов коммуникации. Это одна из ситуаций, в которой я бы настоятельно порекомендовал бы НЕ метакомментировать, если вы не хотите совершенно декомпенсировать своего клиента. Если вы всегда можете получить ответ еще до того, как клиент его произведет, вы имеете действительно мощный канал связи с подсознанием, что позволяет вам делать действительно мощную проверку на конгруэнтность. Если ответ который вы наблюдаете не совпадает с ответом, который дает ОН с помощью своего сознания, то это важно знать.

Дик, что вы переживали после того, как задали вопрос? Дик: Смущение.

ОК. Смущение – это номинализация. Это не опыт, не переживание это сознательное суждение о переживании. О его сознательных суждениях насчет опыта говорит бесполезно, по тому что он уже сделал все, что мог, с помощью своих сознательных ресурсов, и это ни к чему не привело.

Нам надо работать с подсознанием. Что это у вас было за переживание, которое вы назвали: «смущение»? Как вы узнали о том, что «смущены».

Дик: Было щекотно.

Итак, вы ощутили изменяющееся давление, может быть этому сопутствовали изменения температуры. Были ли эти изменения локализованы в какой-то части вашего тела? Дик: Да, было и то и другое, в основном в желудке.

Так, в желудке. ОК. Теперь это действительно элегантная невербальная реакция. Производя переформирование, оставайтесь при трех основных репрезентативных системах, я вам настоятельно это рекомендую.

Не связывайтесь со словами, они слишком подвержены влиянию сознания.

Вся прелесть невербального кинестетического сигнала, подобного этому состоит в том, что он рассматривается как непроизвольный. И вы можете сделать проверку, чтобы убедиться в том, что он непроизволен. Дик, можете ли вы сделать так, чтобы чувство щекотания вызывать сознательно? Дик: Быть может Попробуйте…

Дик: Нет.

Это тоже действительно хороший способ, чтобы убедить человека в том, что он коммуницирует с такой своей частью, которая обычно находится вне сознания. И, конечно, большинство гипнотических методов и методов обратной связи базируется на принципе изменения сознания и получения доступа в этом измененном состоянии сознания к тем частям нервной системы и психики, к которым в обычном состоянии доступа нет.

Был задан вопрос, требующий ответа «да-нет», ответом явилось кинестетическое ощущение, изменения в сфере кинестезии. И так, сейчас у нас есть ответ, и мы пока не знаем, что он обозначает – «да» или «нет». На сознательном уровне об этом не знает даже и Дик.

Одним из способов причинения себе беспокойства является то, что человек играет в психиатрии с различными частями своей личности не имея при этом соответствующей квалификации. Человек интерпретирует сигналы, исходящие от частей его личности. Он начинает что-либо чувствовать, и дает этому наименование «страх», тогда как это может быть просто взволнованность, оживление или что-нибудь еще. Давая ощущениям наименования и действуя соответствующим этому наименованию образом, они искажают и внешнюю. Мы не хотим подвергать себя такому риску. Существует удобный способ убедиться в том, что означает сигнал.

Дик, сейчас я попрошу снова обратиться внутрь себя и поблагодарить эту часть своей личности, которая вам дала сигнал, потому что эта коммуникация для вас ценна. Затем скажите: «Я бы очень хотел понять ваше сообщение. Чтобы я не исказил того, что вы мне переедаете, то, что вы имеете в виду». Да, я хочу коммуницировать с вами на уровне сознания, то интенсифицируйте пожалуйста предыдущий сигнал – щекотание в желудке. Если вы говорите «нет, я не хочу общаться с вами на уровне сознания», то тогда наоборот, сделайте это ощущение менее интенсивными.

Пока Дик делает это, а вы наблюдайте за ним с целью получения ответа еще до того, как он сам получит его в сознании, поймите, что в том случае, если бы сигнал представлял бы собой образ, то мы могли бы просто варьировать амплитуду сигнала. Мы могли бы сделать картинку светлее в случае «да» и темнее в случае «нет». Если бы то был звук, мы могли бы попросить сделать его громче в случае «да» и тише в случае «нет». Таким образом мы избегаем риска сознательного искажения смысла различных кинестетических, визуальных и аудиальных сигналов.

Это дает нам очень чистый канал коммуникаций с той частью личности Дика, которая отвечает за поведение, подлежащее с точки зрения Дика изменению. И, конечно же, это именно та часть личности Дика, которая знает, как это изменение совершить.

Этот процесс дает вам прекрасную возможность видеть то, что традиционно называют гипнотическими реакциями. Одно из наиболее полезных определений глубокого гипнотического транса, данного Милтоном Эриксоном, звучит так: «суженный объем внимания, направленного внутрь».

Мы попросили Дика сделать именно это: сузить свой объем внимания только для сигнала, который он получил. И все изменения, которые мы наблюдали извне: поверхности и цвета кожи, дыхание, размера губ – все они являются признаки того, что официальные гипнотизеры называют состоянием транса.

Дик, вернитесь, пожалуйста сюда, к нам. Что произошло? Дик: у меня возникли ощущения.

Итак, ощущения усилились. Вы получили подтверждения: произведя проверку. Сейчас мы установили коммуникацию с этой частью вашей личности, мы имеем сигнал «да-нет». Сейчас мы можем задать этой части любой вопрос о получить недвусмысленный ответ «да» или «нет». Мы имеем канал коммуникации внутри Дика, которым управляет он сам. Мы этого не делаем. Мы просто консультируем его относительно того, каким должен быть следующий шаг. Сейчас он установил внутренний канал коммуникации, который позволяет ему получить однозначные ответы от той части личности, которая отвечает за тот стереотип поведения, который он хочет изменить. Это все, что вам надо. Исходя из этой точки вы можете сделать что угодно.

Третий шаг заключается в том, чтобы провести различение (развод) между стереотипом Х и намерением той части, которая за этот стереотип отвечает. Дик, эта часть вашей личности, с которой вы сейчас общаетесь, имеет определенное намерение, она пытается как-то позаботиться о вас.

Способ, с помощью которого она это делает, не приемлем для вас на сознательном уровне. Сейчас мы собираемся, используя установленный канал коммуникации, там поработать с этой частью.

Когда она будет иметь эти лучшие способы, ваши сознательные желания будут удовлетворены, и вместе с тем эта часть вашей личности будет продолжать заботиться о вас так, как она считает нужным.

А теперь, Дик, я хочу, чтобы вы снова обратились внутрь себя и задали следующий вопрос. После этого будьте внимательны к сигналу, который за этим последует. Спросите: «Не хотите ли вы дать мне знать на уровне сознания, что вы стараетесь для меня сделать с помощью этого стереотипа Х? „ Теперь ждите сигнала «да-нет“… (Дик широко улыбается).

Я попросил задать вопрос типа «да-нет». Я не сказал: «Дайте мне информацию». Если вы были внимательны, то заметили, что произошло нечто драматическое. Он спросил ответа типа «да-нет». Он получил такой ответ, но получил также и информацию о намерении.

Дик: Что было мне очень приятно.

Что было ему приятно и удивило его. В этом моменте терапия кончается. Сейчас последует сознательная оценка того, что данная часть личности старалась сделать для него на подсознательном уровне. Дик, ведь раньше вы не знали, что она старается для вас сделать? Дик: Нет, но я получил некоторый намек еще тогда, когда вы все это говорили – до того, как, я обратился внутрь себя. У меня появилось ощущение, что она…

Когда мы демонстрируем наши методы, часть проблем заключается в том, что за два дня работы мы установили с вашим подсознанием настолько хороший рапорт, что вы начинаете все делать слишком быстро.

Итак, сейчас у Дика есть сознательное понимание намерения части личности, ответственной за стереотип Х. Дик, действительно ли вы хотели бы, чтобы эта часть вашей личности заботилась о вас в этом направлении, даже если конкретный способ этой заботы вас не устраивает? Вам не нравится способ, которым это осуществляется, т. е. стереотип Х, но согласны ли вы с намерением этой части, хотели ли бы вы такое намерение относительно себя иметь?

Дик: Да.

Вот сейчас имеется конгруэнтность между намерением подсознательной части и его оценкой со стороны сознания.

Это означает, что можно приступить к четвертому шагу: созданию новых вариантов поведения, которые более эффективно, чем Х, будут реализовывать то же самое намерение, в то же время удовлетворяя требованиям сознания. То есть мы собираемся поддерживать намерение и результат его реализации, варьируя способы достижения этого результата, пока не найдем лучшие способы его достижения, не вызывающие конфликта с остальными частями Дика.

Дик: Есть ли у вас такая часть личности, которую вы рассматриваете как творческую? Дик: Ха! Вот, творческая часть выскочила! «Привет! Вот и я. Тебе что-нибудь надо? Я думаю, что вы все оценили и поняли тот смысл, в котором я сказал, что следующая эволюционная ступень в развитии человека – это множественная личность. Итак, есть ли у вас такая часть личности, которую вы оцениваете как творческую? Дик: О, да.

Обратитесь внутрь себя и спросите свою творческую часть, хочет ли она взяться за следующую задачу. Разрешите мне сейчас объяснить вам сначала, что это за задача. Попросите творческую личность на подсознательном уровне обратиться к части, отвечающей за поведение Х и определить, что она пытается сделать для всей личности. Затем заставьте творческую часть генерировать новые способы реализации этого намерения. Она выдаст 10, 20 или 1000 способов, но сделает это совершенно безответственно. Это будет просто процесс генерирования способов, без всякой оценки того, будут ли они срабатывать. А сейчас из всего этого множества способов часть Х выберет те, которые по ее мнению являются более эффективными, нежели стереотип Х в плане достижения той же самой цели. Она должна выбрать по меньшей мере три способа, которые по ее мнению были бы по меньшей мере так же эффективны в достижении той цели, как и стереотип Х, но лучше, чтобы они были эффективны. Имеет ли все это для вас смысл? Дик: Да. Я думаю, что да.

ОК. Обратитесь внутрь себя и попросите свою творческую часть сделать это. У нее спросите, хочет ли она сделать это. Если она скажет « да», дайте ей команду начать. Часть Х же, если она принимает новый способ, должна каждый раз подавать тот сигнал «да». Вы можете осознавать генерируемые варианты, а можете и не осознавать, для наших целей здесь это совершенно безразлично.

Дик: Это звучит как сильное допущение.

Да, конечно, но тысячи людей во всем мире делают это. Для человека это возможно, а вы – человек. Вы должны обратиться внутрь и объясните это творческой части и части Х. Если согласятся, то разрешите им начинать. Сейчас мы собираемся использовать ваши собственные творческие ресурсы для реорганизации вашего поведения. (длинная пауза).

Дик, получили ли вы три сигнала? (Нет). Сколько сигналов вы получили? (Ни одного). Вы не получили ни одного сигнала (Ни одного) Ни одного. Вы не получили ни одного сигнала. Снова обратитесь внутрь себя и спросите у части Х, были ли ей предоставлены различные варианты? (Снова задайте вопрос типа «да-нет» ) Спросите, представляла ли ей творческая часть различные варианты выбора… (Он кивает) ОК. То есть она их получала? Дик: Вроде бы да.

Итак, творческая часть генерировала варианты. ОК, снова обратитесь внутрь и спросите, был ли хоть один вариант приемлем. Был ли среди этих вариантов хоть один более эффективный, чем стереотип Х в плане реализации того намерения? Некоторые из вас любят своим клиентам советы давать. Каждый раз, когда вы даете совет, это будет менее эффективным, чем если бы вы давали открыто соответствующие инструкции, отослали бы человека к своим собственным ресурсам, чтобы изобрести альтернативные варианты поведения. Вы – уникальное человеческое существо, но и ваш клиент – тоже.

Наложение может иметь место, а может и не иметь, как вы убедились с помощью упражнения, когда вам было дано задание галлюцинировать. Некоторые из вас угадали содержание желаний партнера, и так точно, что было почти невозможно этому поверить. Другие же совсем ничего не угадали. Если у вас есть такое безусловное пересечение опыта с клиентом, то вы сможете дать полезный совет. В этом не ничего плохого, если вы достаточно сенситивны, чтобы уловить реакцию, которую он дает на ваш совет. Но даже в этом случае будет более эффективно отослать клиента к своим собственным ресурсам. (Дик отрицательно качает головой).

ОК. Вы получили сигнал «нет». Ни один из новых вариантов не является приемлемым? Творческая часть нагенерировала множество выборов, ни один из которых не оказался более эффективным, чем стереотип Х. А сейчас попросите часть Х пойти к творческой части и стать ей советчиком, чтобы помочь ней генерировать более подходящие для реализации того же намерения выбора. Пусть она объяснит творческой части, что именно мешает уже предложенным вариантам быть более эффективными, нежели стереотип Х. Осознали ли вы инструкцию, Дик? ОК: Теперь обратитесь внутрь, объясните, части Х и спросите ее хочет ли она это сделать? Потом ждите ответа «да-нет». Если «да», то дайте ей команду начинать.

Этот процесс существенно отличается от обычных психотерапевтических и гипнотических техник. Мы просто служим консультациями сознанию клиента. Всю работу он делает сам. Он является своим собственным терапевтом, своим собственным гипнотизером. Мы ничего из этих вещей не делаем. Мы прямо коммуницируем только с его сознанием, и инструктируем его насчет того, как должен протекать процесс. Он отвечает за то, чтобы установить и поддерживать эффективную коммуникацию с теми частями личности, которые он хочет изменить. И конечно же, если он научится на примере делать это, то сможет делать сам, без нас. Это – еще одно преимущество. В этом процессе в клиента встраивается автономия.

Дик: Получили ли вы три сигнала? Дик: Я не уверен в этом.

ОК: Снова обратитесь внутрь и спросите часть Х, есть ли у нее три варианта, более эффективные чем стереотип Х для реализации известного намерения (неважно, осознаете ли вы эти варианты или нет). Используйте тот же самый сигнал. Очень важно все время возвращаться к тому же самому сигналу, равно важно получить три новых варианта. Если вы имеете как минимум три варианта, вы начнете проявлять вариабельность в своем поведении.

Дик: Я получил сигнал «да».

ОК: Итак, он получил позитивный ответ, то есть: «Да, у меня есть три варианта, более эффективных, старый стереотип Х». Дик не обязательно должен осознавать, что это за варианты. Пятый шаг состоит в том, чтобы убедиться, что новые реакции действительно возникли в его поведении.

Дик, используя ту же самую систему сигналов, спросите часть Х: «Поскольку у вас есть три варианта поведения, более эффективных чем стереотип Х, берете ли вы на себя ответственность за то, что эти варианты реально проявятся в моем поведении в соответствующей ситуации? „ И вы помните, что ответ „да“ это интенсификация, «нет“ – уменьшение. Верно? Дик: Я не уверен в том, что это верно.

ОК: Тогда попросите часть Х дать вам сейчас сигнал «да» перед тем как вы начнете, чтобы вы знали, что есть «да», а что есть «нет».

Дик: Да… но… я потерял след.

Да, я знаю. Вот почему я и прошу вас сделать это. Просто обратитесь внутрь себя и попросите дать сигнал «да», чтобы вы знали, что это такое.

Дик: Сигнал «да» – это релаксация.

Так, хорошо. Вернемся немного назад. Вернемся внутрь и спросим часть Х, есть ли у нее три новых выбора, три новых варианта поведение, которые будут работать более эффективно, чем Х.

Дик: Здесь было «да».

Шестой шаг, как я считаю, состоит в том, что и делает эту модель действительно элегантной. Экологическая проверка – это наше открытое признание, что Дик – как и каждый из нас – это сложный сбалансированный организм. Для нас просто изменить стереотип Х и обратить внимание на то, как это изменение отзовется на других частях его опыта и поведения, но это было бы глупо и ужасно. Существует способ предупреждения и защиты от этого.

Сейчас мы хотели, чтобы вы поблагодарили эту часть личности за всю работу, которую она для вас сделала. Она получила то, что хотела и удовлетворена этим. А сейчас мы должны определить участвовали ли в этом процессе другие части личности, которые возражают против трех новых вариантов моего поведения? А теперь будьте сенситивны к каждой системе ощущений – могут появиться чувства, образы, звуки…

ОК: Вы получили ответ. И? Дик: Возражений нет.

Как вы об этом узнали? Это важно. Я попросил вас быть внимательным ко всем системам. Вы вернулись и сказали: «Нет. Возражений не было».

Как вы узнали о том, что возражений не было? Дик: Я нигде не почувствовал напряжения.

Вы не почувствовали напряжения. Были ли какие-то изменения в аудиальной, кинестетической или визуальной системе? Дик: Ну, релаксация.

ОК: Была общая физическая релаксация. Просто чтобы убедиться, верить на конгруэнтность, поблагодарите ту часть вашей личности, которая дала вашему телу отрелаксироваться. Затем спросите: «Если релаксация означает отсутствие возражений, пусть ощущение расслабления станет еще отчетливее. Если какие-то возражения есть, пусть возникнет некоторое напряжение. И опять, все, что мы делаем – это варьируем сигнал „да – нет“. Причем все равно, означает ли увеличение „да“, а уменьшение „нет“, или наоборот. Это неважно.

Дик: Я получил какие-то возражения.

ОК: В чем же точно состояли ваши переживания? Было ли это мышечное напряжение? Дик: Да, вокруг глаз.

ОК: Всегда, когда вы получаете сигнал, надо точно убедиться, что он означает. Поблагодарите ту часть себя, которая дала вам ответ в виде напряжения мышц вокруг глаз. Затем попросите, чтобы напряжение усилилось, если ответ означает «да» и уменьшилось, если «нет», в отчет на вопрос: «Возражаете ли вы против новых способов? « Дик: Было уменьшение.

Слегка необычно возникновение сейчас у Дика напряжения мышц. Обычно в этот момент у людей учащается сердцебиение. Большинство людей ассоциируют это с тревогой или страхом. Когда я прошу людей перестать галлюцинировать и просто попросить об увеличении темпа в ответ, если « да» и уменьшении, если «нет», то сердцебиение обычно замедляется. Я понимаю так, что сердцебиение является просто сигналом того, что какая-то из частей личности просто взволнована тем что происходит.

Дик: Я осознавал также пульсацию в ладонях, но напряжение вокруг глаз казалось мне более драматическим, нежели ощущения в руках так что именно поэтому я назвал ощущения вокруг глаз.

ОК: Давайте проверим и это. На этот раз обратитесь внутрь и поблагодарите ту часть себя, которая подала вам сигнал в руках. Затем задайте тот же самый вопрос и попросите об увеличении интенсивности сигнала, если ответ будет «да», и об уменьшении, если ответ «нет».

Дик: Интенсивность ощущения уменьшилась.

Уменьшение, значит у этой части нет возражений. Если бы они были, то мы просто вернулись бы к третьему шагу процедуры. У вас есть новый сигнал типа «да-нет» – это пульсация в ладонях. Затем сделайте различение между возражением со стороны этой части и ее намерением. Вы будете продолжать циклическое движение по шагам процедуры до тех пор, пока не интегрируете все возражения.

Обычно мы фиксируем первый набор из трех новых вариантов поведения, не вмешиваясь в первый набор вариантов. Но можно также попросить обе части объединиться, сформировать комитет и пойти к творческой части с тем, чтобы она сформировала новые варианты, приемлемые для обеих этих частей.

Экологическая проверка очень и очень важна. Многие из вас, сделав свою работу весьма элегантно, видят, что клиент конгруэнтен – в вашем кабинете. Когда же он его покидает, то появляется какая-то часть его личности, которая в данной ситуации имеет определенные задачи. Когда он попадает, например, домой, то вдруг теряется доступ к тому, что было доступно ему, пока он сидел в вашем кабинете, или в группе. У него есть и другие части, которые знают, что если он поведет себя также, как в вашем кабинете и проявит изменения, он может потерять дружбу, испортить отношения и т. п. Экологическая проверка – это способ убедиться, что новый способ поведения не будет мешать ни одной части личности вносить свой позитивный вклад в личность в целом. Конечно, единственная реальная проверка осуществляется в том, что новые способы поведения будут работать.

ОК: Дик, и что же вы будете делать, если через шесть-семь недель снова обнаружите, что проделываете стереотип Х? Что же вы предполагаете тогда сделать? Вы можете принять это как сигнал того, что новые способы поведения, к которым вы здесь пришли, были неадекватными тому намерению. Но вы сможете вернуться к своей творческой части и дать ей инструкции изобрести еще три новых способа. Стереотип поведения является барометром, указывающем на то, насколько адекватными являются новые варианты. Если старое поведение появляется после некоторого тестового периода времени, то это говорит о том, что новые способы не более эффективны, нежели старые. Это сигнал к тому, чтобы вы вернулись к этому процессу и создали новые варианты.

Регрессия к старому поведению – это не сигнал неудачи, а сигнал некомпетентности, и вы можете вернуться назад и зафиксировать это.

Переформирование сработает. Я гарантирую вам, что его поведение измениться. Если оно через некоторое время станет прежним, то это означает, что новые способы поведения менее эффективны, нежели Х в плане получения чего-либо. Тогда он снова проходит через весь процесс, находит вторичную выгоду и создает новые способы достижения этой выгоды.

Если вы не сделаете симптом, сказав об этом открыто, сигналом к повторению процесса, то сознание пациента всегда назовет новое появление симптома «неудача». Когда симптом идентифицируется как сигнал, то клиент уделяет ему внимание как СООБЩЕНИЮ.

Вероятно, он всегда был сообщением, но он никогда не рассматривал его с этой точки зрения. Поступая таким образом, он приобретает механизм обратной связи. Они открывают для себя, что всего лишь в определенное время они получают определенный сигнал.

Допустим, кто-то приходит ко мне с головной болью, я делаю переформирование и в течение двух недель все идет прекрасно, и все части личности счастливы. Но возникает определенная ситуация и головная боль возвращается. Головная боль работает как триггер, запускающий инструкции относительно того, что новые способы были неадекватными. Человек может обратиться внутрь себя и спросить: «Кто же тут несчастлив?

Что это значит? « Если от какой-то части приходит ответ: „Вы не выполняете того, что нам обещали“, то тогда человек стоит перед простым выбором: иметь головную боль или выполнять обещания.

У меня была женщина, которая страдала такими жестокими мигренями подобными головными болями, что могла в моменты приступов находиться только в лежачем положении. У нее существовала такая часть личности, которая хотела развлекаться так часто, как только не захотелось. Если же такой возможности у нее не было, все другие части отказывались делать что-либо! Конечно, это не могла не давать ей головную боль! Она заключила с собой такой договор, что определенное время она будет проводить в развлечениях. Но она вместо того, чтобы во время уик-энда нормально развлечься, взялась приводить в порядок свои счета! Конечно, эта часть тот час вывела ее из строя. Она позвонила мне и сказала: «Я не выполнила обязательства и у меня снова появилась головная боль. Что я должна делать». Я ответил: «Почему вы спрашиваете меня, это ведь не моя проблема. Спросите соответствующую часть вашей личности. У меня то голова не болит».

Она обратилась внутрь себя и поняла, чего от нее ждали. Та часть ее личности сказала: «Выходи из дома, садись в машину и поезжай куда-нибудь, где можно развлечься или что-нибудь еще! « Пока она шла к машине, головная боль исчезла. Таким образом, ее головная боль перестала быть просто тяжестью, она стала указанием на то, что она должна выйти и развлечься.

ОК: Есть какие-либо вопросы по процессу, через который прошел Дик? Женщина: Правильно ли я поняла, что Дик не обязательно должен осознавать новые варианты поведения? Мы предпочитаем, чтобы он не осознавал. Это может просто помешать ему.

Женщина: Дик, осознавали ли вы три новых варианта? Дик: Нет. И как-то в связи с этим у меня появилось смутное ощущение неудачи, знаете, потому что я не мог думать об этом.

Женщина: А как же тогда он знает, что они у него есть? Он получил сигнал из своего подсознания, а именно кинестетическое ощущение релаксации. Сознательно он не отдает себе отчет в том что за варианты.

Дик: Но внутри себя я чувствую, что все о, кей.

Его подсознание знает, что это за варианты, и это все, что идет в счет. Это именно оно заведует этим способом поведения. Давайте продемонстрируем с этой целью кое-что. Обратитесь внутрь себя, Дик, и спросите, ту же самую часть, используя тот же сигнал «да-нет» разрешит ли она вашему сознанию узнать, что это за новые варианты, хотя бы один из них, просто, чтобы продемонстрировать вам, что она знает о вещах, о которых вы сознательно не знаете.

Это все совершенно не важно для процесса изменения, но может слегка поставить сознание на свое место.

Дик: Она не хочет делать этого.

Ну конечно же, если бы я был подсознанием Дика, то я бы ничего ему не сказал, он бы попытался вмешаться. Что он делал раньше? Его подсознательная часть давала ему особенную информацию, а он немедленно начинал испытывать чувство неудачи! Я бы не хотел общаться с его сознанием, если бы оно вело себя подобным образом. Это просто заставляет ваше подсознание сказать: «Нет, я не хочу говорить тебе, в чем состоит новый вариант», если это неправильный сигнал. Верно? Дик: Верно.

А сейчас разрешите мне обратить внимание на парадоксальную природу просьбы, которую мы предъявляем на втором шаге. Вопрос задается следующий: «Хотите ли вы вступить со мной в коммуникацию в сознании? „ ЛЮБОЙ сигнал, который мы можем получить, является ответом на уровне сознания. Даже если эта часть скажет: «Нет, я не хочу“, то все равно, это будет коммуникацией на уровне сознания.

Если бы он получил ответ «нет», то я понял бы это так: намерение этой части не состоит в том, чтобы отказываться от общения на уровне сознания. Это сообщение о том, что она, эта часть не доверяет ему.

Т. е. она не хочет сообщать сознанию содержание информации. Я это уважаю. Я действительно убежден в том, что подсознание имеет обязанность не допускать в сознание ту информацию, с которой оно не может справиться.

У нас был такой период, когда мы занимались только глубоким, очень глубоким гипнозом. однажды к нам пришел человек и сказал, что очень и очень многие вещи не дают ему быть счастливым. Я спросил: «Не хотите ли вы мне сказать, что это за вещи? „ А он ответил: «Нет я хочу войти в состояние транса и все изменить. Именно поэтому я пришел на гипноз“.

Принимая его поведение, я сделал гипнотическую индукцию, ввел его в глубокий транс, отбросил его сознание и сказал: «Я хочу говорить лично с вашим подсознанием». У меня не было никакой идеи, о том, чтобы это могло значить. Однако, если сказать это человеку, то он это сделает.

Он разговаривает с вами, это уже не тот человек, с кем вы говорили раньше. Поскольку он знает вещи, которые тот не знал. Я понятия не имею, сам ли я создал это разделение или оно существовало еще до меня.

Я попросил сделать и это я получил.

В данном конкретном случае, его сознание, мягко говоря, глуповато.

Его подсознательные ресурсы, однако, проявили себя несомненно умно.

Итак, я спросил: «Я хочу узнать от вас, так как вы, несомненно, знаете гораздо больше о нем, нежели я, в каком изменении своего поведения он нуждается? „ Ответ, который я получил, звучал так: «он – гомосексуалист“.

«В каком же изменении он нуждается? „ « Он хочет изменить это, так как все это основано на ошибке“.

«Какой ошибке? « Объяснение, которое я получил от него подсознания, заключалось в следующем: самый первый раз, когда он попытался утвердить себя физически, противостоять насилию, он лежал в больнице для удаления гланд, ему было 5 лет. Кто положил ему на лицо эфирную маску, а он старался сорвать ее и продолжал бороться уже тогда, когда находился в состоянии анестезии. Анестезия связалась с чувством злости. После этого, каждый раз, когда он чувствовал злость или испуг, он пытался бороться, но его тело впадало в состояние оцепенения. В результате его сознание решило, что он гомосексуалист. Он жил как гомосексуалист в течении 25 лет.

Его подсознательные ресурсы говорили: «Мы не можем позволить сознанию узнать об этой ошибке, потому что это знание разрушит его.

И я согласился с этим. Ему совершенно не надо было знать, что все его отношения в течении 25 лет были основаны на ошибке. Самое важное для него сейчас – это изменение, т. к. он собирался жениться. Но он не мог жениться на женщине, т. к. знал, что он – гомосексуалист. Его подсознание никак не позволяло ему узнать, что он сделал эту ошибку, так как тогда оказалось бы, что вся его жизнь была основана на ошибке, а такое знание могло окончательно разрушить его. Оно хотело, чтобы у него остались иллюзии того, что он из этого вырос, перерос это – и возникло новое поведение.

Итак, я договорился с его подсознанием, что заставлю его развиваться как гетеросексуальную личность, и это произойдет под влиянием духовного переживания.

Подсознание согласилось со мной, что это в данный момент самый лучший путь. Он изменился, причем гипнотический сеанс был совершенно амнезирован. Он верил, что изменения – результат интенсивного переживания в состоянии приема наркотиков. Он курил марихуану и испытал космические переживания. Он предложил, что все это – результат действия травы, а не постгипнотического внушения. Это было достаточно для того, чтобы совершить изменения, которое он хотел совершить.

Существует много частей личности, которые делают то же самое.

Какая-то часть не хочет, чтобы сознание знало, что происходит, так как убеждена, что оно с этим не справится, и она может быть права или не права. Иногда мне приходилось работать с людьми, у которых была такая часть, которая показывала сознанию что-нибудь на короткий момент, чтобы проверить, может ли в действительности оно с этим справиться.

Обычно, такая часть приходила к выводу, что сознание может принять данную информацию. Иногда же я получал такой эмпатический ответ: «Нет, я ни за что этого не сделаю. Я не позволю сознанию узнать это. Я могу изменить любую поведенческую реакцию, но информировать сознание я не буду». И люди изменялись. В любом случае изменения обычно происходят на уровне подсознания. Только в современной Западноевропейской мысли идея изменения дается эксплицитно.

Если та часть личности Дика сказала бы, что не хочет информировать сознание о своих намерениях, то это нам совершенно не помешало бы продвигаться дальше. Тогда мы бы попросили часть Х прямо пойти к творческой части и получить от нее новый вариант поведения. В сущности, именно информирование сознания ибо все и делает психотерапию такой затяжной.

Я говорю серьезно. А сознание, насколько мне известно, совершенно не важно, если вы не хотите писать книги, в которых моделировалось бы ваше поведение. Если речь идет о коммуникации лицом к лицу, неважно, внутренней или внешней то в сознании вы не нуждаетесь. В данном случае мы существенно ограничили вмешательство сознания Дика приемом и описанием изменений в сигнальной системе, а также задаванием вопросов.

Весьма возможно – и не только возможно, но и полезно для него не знать, каковы же намерения его подсознательной части, каковы же новые выборы. Изменения при этом будут также глубоки и эффективны, как если бы он знал об этом. В сущности, в каком-то отношении изменения в этом случае даже более эффективны.

Мужчина: А что, если бы вы не получили ответа в самом начале? Ну, если вы вообще не получаете ответа, то ваш клиент, по всей вероятности, мертв. Но если он не получает ответа, который бы убедил его, я объединяюсь с его подсознанием и говорю: «Смотрите, эта часть вашей личности не хочет с нами в коммуникацию, я согласен с ней, так как я тоже не хотел бы с вами общаться. Вы еще не поняли, что эта часть сделала для вас что-то жизненно важное. Она делает вам услугу, служит вам, в то время как вы все время проводите в борьбе против ваших собственных внутренних процессов– она же делает для вас что-то полезной.

Я хочу поприветствовать и поблагодарить ее. А вы я думаю, должны ей извинения. Я в буквальном смысле прошу клиента обратиться внутрь себя и попросить у определенной части личности прощения за то, что он все время против нее боролся и затруднял достижение ее целей.

Если это не сработает, вы можете пригрозить клиенту. «Если вы не будете относиться лучше к частям своей личности, я помогу им разрушить вас. Я помогу им наградить вас ужасной головной болью или набрать 80 кг. веса. Действуя таким образом, я обычно получаю действительно хорошую подсознательную коммуникацию. Человек скажет „Ну, я не думаю, что вы действительно правы“, а его голова кивнет в знак согласия со мной.

Женщина: На третьем шаге вы спросили часть личности Дика, к чему она стремиться с помощью стереотипа Х. Обязательно ли делать это, если не важно, знаете ли вы об этом или нет? Нет, просто большинству людей это очень интересно. Если подсознание не хочет раскрывать свои намерения, то я говорю, что-то вроде: «Даже в том случае, если Х является стереотипом, который вы непременно хотите изменить, эта часть вашей личности имеет относительно вас позитивные намерения. Не могли бы вы в это поверить? Заставляя вас делать Х, она старается сделать для вас, как для целостной личности, что-то полезное. Если вы сможете принять это, то давайте оставим содержание не осознанным и скажем: «ОК. Я верю, что у вас – хорошие намерения.

«Я не нуждаюсь в рассмотрении и оценке ваших намерений, поскольку делаю допущение, что вы действуете в моих самых горячих интересах». Теперь вы можете переходить к 4-му шагу.

Несколько лет назад на семинаре была одно женщина, у которой была фобия езды по автодорожным развязкам. Я не отнесся к этому как к фобии, что было бы гораздо элегантнее. Я сделал стандартное переформирование, чтобы показать, что с фобией можно работать с помощью двойной визуально-кинестетической диссоциации.

Я сказал: «Смотрите, у вас есть такая часть личности, которая заставляет вас задыхаться и испытывать страх, если вы проезжаете вблизи развилки. Обратитесь внутрь себя и скажите этой части, что вы знаете о том, что она делает что-то важной для вас, а потом спросите, хочет ли она вступать с вами в коммуникацию. Был получен очень сильный положительный ответ. Тогда я попросил эту женщину снова обратиться к той части и спросить, сможет ли она сказать, чего она добивается, заставляя эту женщину испытывать страх и задыхаться вблизи дорожный развязок. Часть ответила: „Нет, я не хочу вам этого говорить“.

Вместо того, чтобы делать подсознательное формирование, вместо того, я сделал нечто, что может показаться забавным, но что я делаю время от времени, если у меня появляются подозрения или как говорят, интуитивные догадки. Я сказал ей спросить эту часть, знает ли она вообще, для чего она это делает? Женщина закрыла глаза, затем вернулась во внешний мир и сказала: «Ну… я… не верю в то, что услышала».

«Тогда снова обратитесь внутрь себя и спросите, сказала ли она правду». Она сделала это и сказала: «Но я не хочу в это верить». «Но что же она сказала? « «Она сказала, что она забыла! « Сейчас я думаю, что этот ответ настолько же забавен, насколько и великолепен. Он имеет смысл. Вы живете долго. Если какая-то определенная часть организует свое поведение таким образом, чтобы достигать определенной цели, а вы постоянно препятствуете ей в этом, боритесь против этого, борьба может настолько поглотить эту часть, что она в конце концов забудет, зачем она это начала делать. Наверное, каждый из вас, случалось, в пылу спора, в азарте подбора аргументов забывал, к чему же он первоначально стремился, зачем он вовлекся в этот спор. И части личности, подобно людям, тоже не всегда помнят о первопричине.

Вместо того, чтобы пуститься на разные уловки, я сказал: «Смотрите, это очень сильная часть вашей личности. Догадывались ли вы когда-нибудь, насколько она могущественна? Каждый раз, когда вы подъезжаете к развязке, она может заставить вас страшно пугаться и задыхаться.

Это просто даже забавно. Не хотели ли бы вы иметь такую часть на своей стороне? Она ответила: «Фу! У меня нет ни одной такой части! « Я же сказал: «Обратитесь внутрь себя и спросите эту часть, не хотела ли бы она сделать что-то нужное, ценное, достойное ее таланта. «Конечно же эта часть ответила: «О, да! « «А сейчас снова обратитесь внутрь и спросите, не хотела ли бы она сделать вас спокойной, внимательной, регулярно дышащей и осторожной, когда она проезжает по развязке. Раньше она не могла делать это, потому что даже фантазии об этом подвергали ее в ужас. На этот раз она адекватно справилась с этим заданием. Потом она села в машину, проехала через развязку и это так ей понравилось, что она каталась в своей машине до вечера, проезжая через разные развязки, причем на большой скорости.

Мужчина: В какой-то момент я заметил напряжение лобных мышц у Дика. Я хотел бы знать, было ли это признаком беспокойства или просто сосредоточенности? Если вы работаете с кем-либо и у вас появились серьезные сомнения подобного характера, вы должны проверить их чтобы принять или отвергнуть. Легче всего это сделать, конечно, с помощью того же самого метода. Я бы посмотрел на Дика и сказал: «Я заметил сведенные брови.

«Это может быть признаком как напряжения так и сосредоточенности. Я хотел бы знать, чего именно». Это займет у вас не более 30 секунд сказать ему, чтобы она обратилась внутрь себя к этой части которая свела брови и попросил ее сделать ответ более интенсивным, если это напряжение, и менее интенсивным, если это сосредоточенность. Это даст вам немедленный непосредственный ответ, без всяких галлюцинаций. Вы не должны, не обязаны галлюцинировать, не обязаны угадывать. У вас есть система, которая позволяет вам получать прямые сенсорные сигналы в ответ на ваши вопросы.

Я надеюсь, что гипнотизеры опознали здесь несколько явлений. Одно из них – это фракционность – движение внутрь себя и вовне – вход и выход из гипнотического состояния.

Независимо от того, гипнотизеры вы или нет, вы, конечно, слышали о пальцевых или идеомоторных сигналах. Введя человека в транс гипнотизер часто уславливается с его подсознанием, что оно будет поднимать правый указательный палец, если будет ответ «да» и левый если «нет».

То, что мы здесь делали – это нечто иное, как естественная система пальцевых сигналов. Собственно пальцевые сигналы произвольно навязаны гипнотизером. Переформирование представляется клиенту гораздо большую свободу выбора реагирующей сигнальной системы, которая соответствовала бы тому, в чем в данный момент клиент нуждается. Эта техника делает также возможным использование сигналов, которые не могут быть продублированы сознанием, но сам прием остается тем же, что при использовании пальцевых сигналов каждая часть может выбрать себе свои канал, и не надо все части загонять в один канал.

Ну, что бы было, если бы клиент одновременно почувствовал потение ладоней, щекотание в правой ноге, услышал бы звук мчащейся машины и увидел какие-то образы? Что, все это было бы ответом на вопрос? Я сказал бы: Я рад, что столько частей сразу активно заботиться о вас? Чтобы это все работало, обратитесь внутрь себя и поблагодарите их за все эти ответы. Попросите их быть очень внимательными по отношению к тому, что происходит. Сначала возьмите потение ладоней и разберемся с этой частью.

Или же вы можете попросить все эти части сформировать комитет и вместе выбрать один сигнал для ответа. Затем этот комитет пойдет к творческой части и доведет до нее коллективный интерес – т. д.

Мужчина: А что, если на пятом шаге часть отказывается взять на себя ответственность? Ну, тогда это означает, что где-то раньше было сделано что-то не так. Если часть говорит: «Нет, я не возьму на себя ответственность за это», то это, не забывайте, та же самая часть, которая три новых способа признала более эффективными, нежели Х, что не имеет смысла.

Это указывает на то, что каналы коммуникации где-то исказились и их надо почистить.

Мужчина: Возвращаясь на шаг назад, что если она не поможет вам выбрать три новые способа? Вы говорите: «Сделайте выбор из всех этих новых возможностей», а она отвечает: «Нет, я не буду».

Тогда вы можете ответить: «Глупая, я предлагаю вам способы, которые более эффективны, чем Х, а ты говоришь „нет“! Ты что совсем сдурела? « Я говорю серьезно. Это прекрасно работает. Тогда вы получите реакцию! Но это лишь один возможный маневр. Существует множество других « О, значит вам очень нравится вся эта напрасная трата энергии которой вы занимаетесь там внутри? « Используйте любой стереотип, который имеется в вашем поведении, подходящий к ситуации и дающий реакцию, которой вы добиваетесь.

Женщина: Как вас рассказывают, что происходит после того, как новое поведение уже возникло?

Обычно человек ведет себя по другому где-то в течении недели, прежде, чем замечает это. Таких самоотчетов у нас было очень много.

Однажды я сделал переформирование с женщиной, у которой была фобия перехода через мост, причем только тогда, когда под мостом была вода.

Она жила в Новом Орлеане, где много таких мостов. Там есть один мост под названием Слайделл, и она всегда говорили: «Особенно Слайделлмост», именно с таким ударением. После того, как я сделал переформирование, я спросил ее: «Пойдете ли вы через мост по пути домой? „ Она ответила: „Да я пойду через Слайделл-мост“. Это различие послужило индикатором того, что переформирование сработало. Она была на нашем семинаре три дня и не сказала ни слова. В конце семинара я спросил ее о работе, проделанной в пятницу. „Вы наверняка переезжали через мосты в эти дни, и я хотел бы знать, была ли у вас фобическая реакция? „ Она ответила: «О, я как-то об этом не думала“ А несколько дней назад мы работали над этим как проблемой. Через два дня она сказала: «Ах, мосты – это просто такие скоростные дороги над водой“. Это очень и очень похоже на ответ Тамми, который она дала нам вчера. Когда Тамми представляла себе, как она едет через мост, то сказала: «Ну, я еду через мост“. Фобической реакции больше не было. Люди обычно имеют тенденцию даже не думать об этом, они склонны открывать изменения гораздо позже, что, по-моему, гораздо лучше, чем они обнаруживали бы их тут же, удивляясь и наслаждаясь.

Та самая женщина из Нового Орлеана сказала также: «Да, действительно забавно. В действительности у меня не было фобии мостов! „ « Если у вас не было такой фобии, то почему же вы пугались, перехода через мост? « « Потому, что они над водой. Видите ли, все это связано с тем, что я тонула, когда была маленькой. Я тонула под мостом“.

«У вас есть бассейн? „ « Сейчас нет“.

«Часто ли вы плаваете? „ « Я вообще не плаваю. Я не умею плавать“.

«Вы предпочитаете ванну или душ? „ « Душ“.

Когда-то в прошлом она произвела обобщение: «Не подходи близко к воде

– утонешь». Когда данная часть личности замечала, что эта женщина шла по мосту, то говорила: «Мост находиться над водой, а вода хорошее место, чтобы тонуть, значит сейчас самое время испугаться».

Мы всегда доводим дело до конца. Люди приходят к нам или звонят, чтобы сказать, возникли ли у них те изменения, которых они хотели мы всегда хотим убедиться в этом. Обычно мы должны просить о самоотчете – что кажется мне действительно адекватным. Изменение – это единственная константа в моем опыте, а большинство изменений осуществляется на уровне подсознания. Только с подачи официальной гуманистической психологии и психотерапии люди начали уделять сомнительное внимание изменениям.

В Мичигане я работал с одной женщиной над ее фобией. Тогда я не знал содержание фобии, но в последствии оказалось, что она боялась собак. После завершения нашей работы она пошла в гости к подруге, у которой была собака. Самым забавным для нее оказалось то, что эта собака как бы уменьшилась в размерах. И она сказала подруге: «Господи, что с твоей собакой? Она усохла? » Мужчина: Сигнальная система Дика дала положительный ответ на вопрос о том, получила ли часть Х три новых варианта поведения от творческой части. Что было бы, если бы был дан негативный ответ? Неважно, получили вы «да» или ответ «нет». Важно, что вы получили один из них. Сигналы «да» и «нет» нужны только для того чтобы отвлечь сознание клиента. Если получаете «нет», то предлагаете ей другой способ. Тогда обратитесь к своей отклоняющейся части и скажите ей, чтобы она объединилась с творческой частью, и обманом заставила ее генерировать новые выборы. Неважно, что вы здесь сделаете.

Вероятно, я смог сделать так, чтобы она сама себе сконструировала творческую часть, если бы я не был удовлетворен тем, насколько он имеет доступ к своей креативности. Существует множества способов, чтобы это сделать. Вы можете спросить: «Знаете ли вы кого-нибудь, чтобы справился с этой ситуацией? « Я хочу, чтобы вы детально, живо в картинах, звуках и чувствах представили себе, что ОНИ бы и ЭТИ возможности.

Это мы назовем «сменой референтного указателя».

Психология bookap

Что вы можете сказать человеку, если он на вопрос «Есть ли у вас часть, которую вы называете творческой? „ Отвечает „Нет“. Что вы будете делать? Или же он колеблется, говорит: „Ну, я не знаю“. Есть очень легкий способ создания творческой части о использовании репрезентативных систем и закрепление с помощью якоря. Вы говорите: „Вспомните пять ситуаций из вашей жизни, когда вы вели себя очень эффективно и творчески не имея ни малейшего представления о том, как вы это делаете, но зная, что вы делаете что-то очень хорошее и творческое. Пока он думает об этих пяти ситуациях, вы закрепляете его реакции с помощью якоря. Теперь вы имеете прямой доступ к реактивности клиента. Вы конструируете ее. Вы организуете личностную историю. Или же вы можете спросить: «Есть у вас часть, которая строит планы? Заставьте ее выдать три новые способа, с помощью которых вы могли бы спланировать новое поведение“. Слово «творческий“ – лишь один из мириада способов организовать свою работу.

Единственный способ, с помощью которого вы можете зайти в тупик, осуществляя процесс, подобный перед формированием– это действие фригидно. Вы говорите клиенту: «Есть ли у вас творческая часть? Если он неподвижно смотрит вам прямо в глаза и отвечает: „Нет“, то начинайте использовать другие слова «Понимаете ли вы, что у вас есть часть, которая отвечает за любую активность? И способ, с помощью которого вы входите с ней в контакт – это прикосновение к собственному виску? Вы можете сделать, что угодно если это приведет к тому, что найдется три новых способа осуществления намерения соответствующей части личности клиента. Запас способа настолько же неисчерпаем, как и ваша собственная творческая часть. Если у вас нет творческой части, сконструируйте ее себе! Существуют и другие возможности, при которых переформирование не будет работать. Осознаете ли вы сейчас, что люди сидящие здесь, делают? Все вы видели, что это работает. Но вы не спрашиваете: «Каковы же все эти условия, когда это НЕ будет работать? « Я уверен, что вы можете произвести сто способов, чтобы переформирование работало. Но у многих из вас оно будет работать. Дело в том, что когда вы делаете что-нибудь, что не срабатывает, сделайте что-нибудь, что сработает. Мы хотели бы, чтобы сейчас вы не пробовали сделать это друг с другом, чтобы приобрести референтный опыт. Найдите партнера, которого вы еще мало знаете и сделайте с ним переформирование. Мы будем рядом на случай, если вы зайдете в тупик.