Глава V. Раз обманешь, два обманешь....

                     Наука должна служить только добру!

Жюль Верн

На предыдущих страницах я пытался убедить читателя, что внушение вездесуще, и нет такой функции, на которую нельзя бы им воздействовать. Психическое, эмоциональное, физическое состояние - все поддается влиянию слова.

Столь широкие возможности внушения объясняются тем, что оно осуществляется в обход афферентного синтеза.

Очевидно, что это может поставить организм человека в положение биологически невыгодное. Может нарушиться постоянство внутренней среды - важнейшее условие нормального существования. Представим себе человека, которому внушили, что он выпил много воды. Наступает обильное мочеотделение, из организма выводится большое количество жидкости - нарушается водно-солевой баланс.

Как справляется организм с подобными ситуациями? Располагает ли он механизмами, восстанавливающими внутреннюю среду?

У одного из моих больных имелась фистула желудка, наложенная после химического ожога и сужения пищевода. В состоянии гипноза ему внушалось, что он ест колбасу, а затем каждые 15 минут в течение полутора часов собирался желудочный сок, вытекающий через резиновую трубку, введенную в желудок через фистулу.

Проследим сначала за поведением. Оно напоминало пантомиму: пациент брал в руку колбасу, откусывал, жевал, проглатывал, хотя в действительности, конечно, никакой колбасы не было. После окончания исследования он говорил, что колбаса была вкусная, что он наелся.

Секреция желудочного сока резко возрастала.

Исследования повторялись в течение многих дней. Повышение секреции желудочного сока наблюдалось в течение 16 сеансов. Затем с каждым последующим исследованием секреция все более понижалась, и в конце концов желудочный сок перестал выделяться вовсе. Между тем, поведение и восприятие остались прежними - соответствовали внушению. Больной продолжал говорить, что после сеансов он бывает сыт.

Мы уже упоминали об экспериментах на животных, свидетельствовавших об утрате сигнального значения условного раздражителя, если он перестает подкрепляться безусловным. Тогда, как показали исследования И. П. Павлова и его учеников, условный раздражитель начинает вызывать тормозную реакцию.

Аналогичные отношения складываются и в представленных исследованиях состояния человека. Внушение вызывает выделение пищеварительных соков, а пища не поступает - и тогда внушение не подтверждается сигналами, поступающими по каналам обратной связи из полости рта, желудка и кишечника.

Примечательно, что поведение человека при торможении секреции и его ощущения продолжают соответствовать внушению. Наступает функциональное расщепление - психические (чувственные) и поведенческие проявления соответствуют внушению, а телесные адекватны реальной действительности.

Такие же отношения наблюдаются при многократном, повторении исследований с приемом большого количества воды или сахара. Внушение питья двух кружек воды (в действительности исследуемый получает в руки пустую кружку емкостью 0,5 л) вызывает ощущение насыщения водой, продолжать "пить" становится трудно. Количество мочи, определяемое в течение 2-2,5 часов через каждые 15 минут, резко возрастает.

Но так обстоит дело только в первых исследованиях. В последующих количество отделяемой мочи становится все меньше, и, наконец, внушение совсем перестает влиять на мочевыделительную систему. И опять-таки поведение и ощущение остаются адекватными внушению.

Несколько более сложные отношения складываются в исследованиях с внушением приема сахара. У одних лиц содержание сахара в крови повышается, а у других, наоборот, понижается. Объяснить это можно выходом возбуждения на разные нервные проводники, управляющие разными фазами регуляции углеводного обмена.

С. Г. Генес в опытах на животных установил, что после приема сахара содержание его в крови повышается еще до всасывания. Повышение идет за счет выбрасывания сахара печенью. Это обеспечивается рефлекторными механизмами, в которых участвует симпатико-адреналиновая система.

Во второй фазе в кровь из пищеварительной системы поступает съеденный сахар. Одновременно выделяется гормон поджелудочной железы инсулин, который устраняет чрезмерно высокое содержание сахара в крови.

Внушение приема сахара у одних лиц активирует первую фазу углеводного обмена, возбуждение выходит на симпатико-адреналиновую систему, а у других - вторую фазу, возбуждение выходит на блуждающий нерв. У первых в ответ на внушение содержание сахара в крови повысится, а у вторых - понизится.

Независимо от того, повышается или понижается количество сахара в крови, многократное повторение исследований постепенно перестает влиять на его уровень. А ощущение и поведенческие реакции продолжают соответствовать содержанию внушения. Исследуемые сообщили: "Трудно пить: слишком сладкое", "Ваш напиток до того сладкий, что у меня вязнет во рту".

Все подобные исследования убеждают нас в том, что организм ревностно охраняет постоянство внутренней среды. Если оно нарушается, включаются надежные средства защиты.

У некоторых людей совсем не удается влиять внушением на внутренние функции даже в первых исследованиях, хотя и у них при достаточной внушаемости ощущения и поведение соответствуют содержанию внушения. А бывает, что у одного и того же лица складываются неодинаковые отношения между психическими и телесными реакциями при внушениях, адресованных к разным функциональным отправлениям.

Телесные изменения без субъективных переживаний при внушении никогда не встречаются. Внушение всегда и прежде всего воплощается в восприятиях. Ими внушение может ограничиться. Субъективное оформление внушения всегда первично, постоянно, а поэтому является его характерной специфической особенностью. Воспринимаясь как чувственная реальность, внушение становится материальной силой воздействия на телесные функции, полностью подчиняя их себе. И все же, как мы видели, телесные изменения могут быть или не быть или исчезать со временем. Следовательно, они не являются характерными показателями внушения.

Пока еще нет четкого объяснения, через какие приводные механизмы субъективные переживания овладевают телесными функциями, так как еще не известны интимные биологические процессы, которыми наводятся мосты между психическим и телесным в поведении человека.

Особое значение приобретает активация внушением резервных возможностей человека. Наиболее наглядной в этом плане оказалась мышечная работоспособность.

В наших исследованиях лица в состоянии бодрствования работали на пальцевом эргографе указательным пальцем правой руки, шнурочком поднимая и опуская через блок в максимальном темпе груз весом в 2 кг. Перед этим в гипнотическом состоянии им внушалось, что в процессе работы через различные промежутки времени вес груза начнет автоматически уменьшаться, о чем они будут своевременно предупреждены. Внушение облегчения нагрузки проводилось тотчас после утомления с таким расчетом, чтобы у исследуемых не успели развиться восстановительные процессы.

Вот результаты исследований, проведенных с испытуемой Ч.

После утомления внушение уменьшения нагрузки в два раза тут же восстанавливало работоспособность. Через некоторое время снова наступало утомление. Повторное внушение облегчения груза в два раза опять восстанавливало работоспособность, за которым следовало утомление, и так многократно.

Однако с каждым последующим внушением степень восстановления оказывалась все меньшей и к 11-му повторению очередное внушение облегчения в два раза уже не вызывало восстановления работоспособности. Но если в это время внушалось, что груз уменьшен в четыре раза, работоспособность восстанавливалась. И так несколько раз со все уменьшающейся эффективностью внушения до полной утраты. Последняя наступала к шестому повторению. Но стоило внушить облегчение груза в 10 раз, как работоспособность опять восстанавливалась, хотя степень ее убывала; после четвертого повторения работоспособность более не повышалась.

Мнимое облегчение нагрузки в 20 раз снова восстанавливало работоспособность. На этом исследование кончалось.

Сохранение скрытых резервных возможностей при утомлении у живого организма имеет большое биологическое значение, так как позволяет утомленному животному в случае необходимости бежать от преследующего противника. Резервирование функций характерно для живых систем. Этот приспособительный механизм закрепился у человека в процессе эволюции.

Психология bookap

Вместе с тем и в этих исследованиях однотипное многократно повторяемое внушение утрачивает свое влияние. Внушение вступает в противоречие с действительностью. Оно не подтверждается обратной сигнализацией мышц и суставов. Однако процесс угасания реакции на внушение управляем. Для этого достаточно внушить более высокую степень облегчения.

Исследования показали, что даже высоковнушаемые люди не становятся пассивными автоматами в руках суггестора. Не все внушения принимаются. Буржуазные социологи Клайн, Берба и др. пытались обосновать возможность с помощью внушения произвольно манипулировать личностью. Однако более углубленные исследования показывают, что внушения аморальные, противоречащие нравственным и социальным установкам личности, не реализуются.