Глава VII. Генезис и строение интеллектуальной деятельности в концепции Ж. Пиаже.


. . .

Равновесие и инвариантность.

Развитие познания, считает Пиаже, ведет к тому, что знание субъекта об объекте становится все более инвариантным по отношению к изменяющимся условиям опыта, к изменению позиции субъекта в отношении объекта. На этом пути создатель "генетической эпистемологии" приходит к мысли о возможности применения теории инвариантов (в частности, математической теории групп) к изучению процессов познания. Познавательные структуры, складывающиеся на различных стадиях развития интеллекта, Пиаже математически представляет в виде различных структур: в частности, алгебраических групп (и группировок), структур порядка, топологических структур. С точки зрения Пиаже, инвариант группы, преобразований в интеллектуальной структуре является знанием о самом объекте, о его собственных свойствах, т. е. независимо от той или иной частной системы отсчета, в которой обнаруживаются эти свойства. Обратимость операций в интеллектуальных структурах непосредственно связана с различием в них инвариантов.

Нужно сказать, что Пиаже идет к решению проблемы инвариантности знания об объекте в более правильном направлении, чем многие другие зарубежные психологи и философы. С точки зрения гештальт-психологов, константность восприятия (и вообще всех познавательных структур) складывается в результате стихийной игры физических сил в "феноменальном поле" (а поэтому сама константность, инвариантность образа оказывается в сущности случайной, так как она не обусловлена однозначно объектом). В теории Пиаже инвариантность знания об объекте по отношению к той или иной субъективной "перспективе" обеспечена реальным взаимодействием субъекта и объекта, связана с действием субъекта и вполне однозначно определяется собственными свойствами объекта. В противоположность гештальт-психологии Пиаже подчеркивает важность понимания субъекта как активного, действующего, оперирующего существа. Решающий факт для опровержения гештальт-психологии, считает он, состоит в том, что инвариантность знания прогрессирует по мере интеллектуального развития, находясь в прямой зависимости от опыта оперирования субъектом реальными предметами Гештальт-психологи, по мнению Пиаже, имеют дело лишь с очень ограниченным типом познавательной структуры: с так называемыми необратимыми и не ассоциативными целыми (т. е. с такими целыми, в которых если А + В = С, то C - B A, a A + B + C (А + В) + С). Гештальт-структуры, в представлении Пиаже, соответствуют самым начальным стадиям развития интеллекта и сменяются в ходе умственного развития другими структурами, обратимыми и ассоциативными.

Конечно, возникновение устойчивых и обратимых операциональных структур интеллекта не означает, по мнению Пиаже, что в знании субъекта отныне совершенно не может возникать положений неустойчивости. Знание всегда есть знание о внешнем объекте, свойства которого неисчерпаемы, который предстает перед субъектом постоянно с новой стороны и этим постоянно ставит новые проблемы. Когда Пиаже подчеркивает возрастание устойчивости знания об объекте в ходе интеллектуального развития, он имеет в виду прежде всего формирование обратимых структур интеллектуальных операций, т. е. логических средств, которые позволяют субъекту решать те задачи, которые ставит перед ним действительность. Однако поскольку Пиаже считает, что в основе решения задач лежит сформированность операциональных структур, позволяющих решать классы однотипных проблем, постольку возрастание устойчивости структур интеллекта харакгеризует, с его точки зрения, и рост устойчивости, инвариантности знания субъекта в целом. Несомненный интерес вызывает опыт применения Ж. Пиаже математической теории инвариантов к исследованию познавательных структур. Следует вместе с тем обратить внимание и на ограниченность какого метода.

Дело в том, что, если необходимость вычленения характеристик действительности, инвариантных в отношении изменяющейся "точки зрения" субъекта, как средство воссоздания объекта, понимать в широком, гносеологическом плане, в том плане, в каком эта проблема ставилась в истории философии от Платона до Канта и Гуссерля, тогда становится очевидным, что предложенная Пиаже интерпретация проблемы не охватывает всех ее случаев. Метод Пиаже предполагает наличие инвариантности по отношению к субъективной "перспективе" отдельных элементов пространства и самих действий субъекта, которые служат исходным базисом для формирования познавательных структур. Таким образом, инвариантность этих базисных компонентов по отношению к разным "точкам зрения" субъекта не объясняется в рамках предложенной Пиаже концепции. С другой стороны, хорошо известно, что при всей важности критерия инвариантности как индикатора объективности знания, он не является единственным критерием, и на высших ступенях развития познания, особенно при построении научного знания, это обнаруживается со всей отчетливостью.

Вот это различие форм, в которых может выступать критерий инвариантности, не учитывается в работах Пиаже. Пиаже в основном вычленяет те стороны формирования инвариантного знания об объекте, которые могут быть адекватно описаны с помощью существующего математического аппарата и прежде всего теории групп. Именно из требований теории групп Пиаже выводит и свое положение о роли обратимости операций как средстве достижения инвариантности знания. Между тем, если учитывать разнообразие форм, в которых выступает инвариантность знания, то приходится признать, что обратимость познавательных операций, по-видимому, не является таким универсальным индикатором объективности знания, какой склонен усматривать в ней Пиаже.

В рамках "генетической эпистемологии" Пиаже пытается связать теорию инвариантов с теорией равновесия. В этом пункте обнаруживаются как сильные стороны концепции Пиаже, так и ее существенная методологическач слабость.

Пиаже считает, что возникновение инварианта в интеллектуальной структуре (и, следовательно, появление обратимости операций) непосредственно связано с уравновешиванием операций между собой и, как следствие этого, с равновесием субъекта и объекта. Поэтому теория равновесия должна, по мысли Пиаже, дать ключ к пониманию интеллектуального развития. Равновесие понимается Пиаже не как баланс сил в состоянии покоя, а как максимальное значение деятельности субъекта, компенсирующей определенные внешние изменения.

Для более полного уяснения роли понятия равновесия в теории Пиаже следует остановиться на одном моменте. Сам Пиаже разбирает возможное возражение против предложенной им концепции: часто утверждают, что о равновесности интеллектуальных операций можно говорить только применительно к области логико-математических структур. Это возражение, считает Пиаже, имеет смысл только в том случае, если мы отождествляем логику со структурой языка и видим единственную сферу ее применения в упорядочении знаний, полученных до и вне зависимости от нее (точка зрения, защищаемая современными логическими позитивистами. Пиаже решительно выступает против такого понимания логики. Его логическая концепция, называемая им иногда рационалистической или диалектической, базируется на том, что любое содержание мысленного знания может быть вскрыто только в результате использования методов структурации, находящихся в отношении по крайней мере частичного изоморфизма с логическими структурами. Поэтому, если абсурдно утверждение о том, что логика существует на всех уровнях приобретения знания, то, по мнению Пиаже, можно смело говорить о существовании на всех уровнях определенных, более "слабых" структур - "набросков" логики. Эти "предлогические" структуры постепенно приводят к образованию логико-математических структур, которым соответствуют системы реальных операций мышления. В силу этого не только тенденция к уравновешиванию, но и различные виды равновесия (сначала более "слабые" и "неполные", а затем высшие виды равновесия) явно выступают на всех уровнях развития психических функций.

Рассмотрим далее способы, с помощью которых Пиаже объясняет само понятие равновесия, его внутренний механизм. Строя модель "равновесия" субъекта и объекта сначала по аналогии с равновесием физической системы и ее среды, а затем по образцу равновесия биологического организма с окружением, Пиаже не может из этой модели вывести специфические свойства своеобразной "уравновешенности" субъекта и объекта, а поэтому вынужден вводить эти свойства в свою систему извне, в явном несогласии с принятой им исходной моделью.

В механике замкнутая система считается находящейся в равновесии в том случае, если сумма всех возможных перемещений внутри системы равна нулю (или сумма всех возможных работ внутри системы равна нулю). Об этом говорит так называемый принцип возможных перемещений Мопертюи.

Пиаже, вводя термин "равновесие" в свою теоретическую систему, сначала понимал "равновесие" в смысле, близком к указанному. Система субъект - объект (а под "объектом" он понимает прежде всего ту часть среды, окружающей субъекта, с которой субъект непосредственно практически и познавательно взаимодействует) может считаться находящейся в равновесии в том случае, если сумма всех возможных взаимодействий субъекта и объекта равна нулю (это означает, что субъект всегда может совершить действие, обратное первому и восстанавливающее исходное положение). Внешнее равновесие субъекта и объекта обеспечивается установлением равновесия внутри операциональной структуры: наличие в этой структуре операции, обратный основной, как раз и ведет к тому, что сумма всех возможных операций внутри структуры оказывается равной нулю323.


323 См. J. Рiagеt. Introduction a l'epistemologie genetique. vol. I.


Вскоре, однако, оказалось, что проводившаяся Пиаже аналогия между равновесием в механической системе и равновесием в структуре интеллектуальных операций весьма неточна. Во-первых, механический принцип Мопертюи имеет дело с замкнутой системой, т. е. с системой, изолированной от влияния окружающей среды, в то время как вся суть того "уравновешивания" интеллектуальных операций, о котором говорит Пиаже, состоит в том, что посредством него достигается устойчивость знания об объекте относительно изменяющегося опыта. Иными словами, Пиаже имеет дело не с "замкнутой", а с "открытой" системой. Во-вторых, выяснилось, что в самой физике равновесие системы лишь в редких случаях выражается принципом Мопертюи. Более общие случаи равновесия системы, которые рассматриваются, например, в термодинамике, связаны с наличием в системе минимума потенциальной энергии (это обусловлено достижением системой наиболее вероятного состояния). Механическое равновесие оказывается лишь частным случаем более общего состояния равновесия. В последние годы рядом физиков и математиков (Пригожин, Дефай и др.) понятие равновесия обобщено до "динамического равновесия". Математическую теорию динамического равновесия системы оказывается возможным приложить к исследованию "открытых систем", т. е. систем, обменивающихся веществами и энергией с окружающей средой. Некоторые биологи сделали попытки приложить теорию динамического равновесия к исследованию живых организмов, понимаемых в качестве "открытых систем"324.


324 См. В.А. Лекторский, В.Н. Садовский. О принципах исследования систем. -  Вопросы философии , 1960, № 8.


Пиаже говорит об "уравновешивании" операций внутри познавательной структуры и считает, что эта "уравновешенность" достигается за счет полной обратимости операций. Пытаясь избавиться от телеологии при объяснении внутренней тенденции действий субъекта к взаимному уравновешиванию, Пиаже хочет построить свою концепцию на основе физической теории равновесия. Известно, что тенденция физической замкнутой системы к принятию наиболее вероятного состояния объясняется действием статистических законов, без всякой апелляции к скрытой цели. Однако равновесие в физической системе весьма часто достигается не за счет повышения обратимости процессов внутри системы, а как раз наоборот: за счет принятия некоего необратимого состояния.

Убедившись в невозможности вывести из физической модели равновесия важный для психологии факт познавательной "уравновешенности" субъекта и объекта, Пиаже оказался вынужденным все более подчеркивать специфический характер психического равновесия.

Специфическим для психологии, считает Пиаже, является понимание равновесия как взаимной компенсации двух движений, развертывающихся в противоположных направлениях. Пиаже вводит в свою теорию такие понятия, как "поле равновесия", "подвижность равновесия". Он считает, что следует отличать "перемещающееся равновесие", т. е. такое равновесие, при котором оно при введении новых условий нарушается, что ведет к перестройке всей структуры, от "постоянного равновесия", где введение новых элементов в структуру не меняет характеристик старых элементов. К структурам, обладающим "перемещающимся равновесием", Пиаже относит неустойчивые познавательные структуры, складывающиеся на первых этапах интеллектуального развития (например, гештальт-структуры). Устойчивые структуры, обладающие "постоянным равновесием", характеризуются тем, что введение в них новых элементов не меняет характеристик старых (если у субъекта сложилась операциональная структура в виде натурального числового ряда: 1, 2, 3, 4, 5..., то введение новых чисел, достижение нового уравновешивания не меняет характеристик чисел 1, 2, 3...). Пиаже строит иерархию степеней равновесия, связывая прогресс уравновешивания с расширением поля равновесия, возрастанием подвижности равновесия и ростом обратимости операций325.


325 См L. Apostel, В. Mandelbor et J. Piaget. Logique et equilibre, Presses Universitaires de France. Paris, p. 38 - 42.


Изменения внешних сил и отвечающие на них действия субъекта выступают, по Пиаже, в двух формах.

1. В случае низших форм равновесия (сенсомоторные и перцептивные формы) изменения состоят в реальной модификации среды, на которую определенным образом отвечает компенсационная деятельность субъекта.

2. В случае высших структур изменения состоят в виртуальных (возможных) модификациях, т. е. сами изменения и ответы на них субъекта совершаются в рамках системы операций.

Пиаже поясняет: каждая логико-математическая структура (наиболее равновесная) включает в себя для некоторого класса систему всех возможных трансформаций; некоторые из них могут рассматриваться как модификации системы, в этом случае обратные трансформации состоят из возможной компенсация первых. Эти возможные модификации и компенсации соответствуют, по Пиаже, операциям субъекта.

В настоящее время Пиаже вынужден все более настойчиво подчеркивать, что аналогия уравновешенности интеллектуальных операций субъекта с равновесием физической системы весьма приблизительна. В то время как элементами, находящимися в равновесии в интеллектуальных структурах, являются операции субъекта, в физической системе уравновешиваются силы и энергии. Пиаже уточняет понятие "возможных операций", которое входит в определение им понятия интеллектуального равновесия.

Следует различать, считает Пиаже, операции "инструментально возможные" и "структурно возможные". Первые выражают те операции, которые сам субъект в данный момент рассматривает как возможные, как такие, которые он мог бы совершить. Хотя с точки зрения самого субъекта "инструментально возможные" операции не есть реально совершаемые им, посторонний наблюдатель (например, психолог, изучающий данного человека) может считать их реальными, так как обдумывание субъектом своих возможных действий есть такой же реальный психологический процесс, как и внешняя деятельность. "Структурно возможны" те операции субъекта, которые сам субъект не рассматривает в данный момент как возможные (может быть, и вообще не знает о своей возможности их совершить), но которые тем не менее он способен осуществить, так как у него объективно сформировалась операциональная структура, включающая эти операции. Таким образом, основой всех операций субъекта являются "структурно возможные" операции, которые в сущности совпадают с самой операциональной структурой. "Инструментально возможные" операции составляют часть "структурно возможных", а реальные - часть последних. Таким образом, в интеллектуальной операциональной структуре, подчеркивает Пиаже, уравновешенность реальных и возможных изменений выражается совсем иначе, чем в физической системе. В то время как в интеллектуальной структуре существуют "инструментально возможные" операции, являющиеся как бы посредствующим звеном между реальными и возможными изменениями, в физической системе может существовать лишь резкая дихотомия реальных и возможных изменений. Итак, аналогия между интеллектуальным и физическим равновесием не может быть проведена далеко.

Важно подчеркнуть, что анализ реальной "уравновешенности" субъекта и объекта в процессе познания привел Пиаже к признанию таких характеристик этой "уравновешенности", которые при всем желании не могут быть выведены из модели равновесия физической системы или биологического организма. Рассуждая об "инструментально" и "структурно" возможных операциях, Пиаже вынужден говорить о сознании, об обдумывании субъектом своих возможных действий и о других специфически психических состояниях как о необходимом компоненте "равновесия" субъекта и объекта. Ключ к пониманию происхождения и реальной функции этих психических состояний дается в том случае, если мы рассматриваем познающего субъекта не как изолированное существо, не как отдельный биологический организм, а в качестве существа, включенного в общественную познавательную деятельность. Гносеологический субъект-это в действительности определенные общественно выработанные формы познавательного взаимодействия индивидов, составляющих общество. Не отдельный индивид познавательно "уравновешивается" с объектом (если употреблять этот весьма условный термин), а общество, выступающее в определенном аспекте как гносеологический субъект. Мера "уравновешенности" с объектом отдельного познающего индивида в действительности определяется степенью овладения этим индивидом социальными формами познавательной деятельности, а не теми процессами этого индивида, для понимания которых достаточно моделей механики и биологии.

Признав недостаточность физической теории равновесия для понимания "уравновешенности" субъекта и объекта, Пиаже объективно продемонстрировал слабость собственной методологической позиции, хотя и не сумел выработать такую концепцию, в рамках которой можно адекватно объяснить анализируемые им факты.

Характерно, что когда Пиаже в одной из последних работ потребовалось определить понятие "обратимости" действия (т. е. понятие операции, так как операция и есть обратимое действие), он не смог ограничиться указанием только на то, что обратимость связана с возможностью выполнения действия в двух противоположных направлениях, и был вынужден указать на важность наличия осознания того, что действие при его выполнении в обоих направлениях остается одним и тем же326. Естественно, что понятие обратимости в физике не может быть определено подобным образом.


326 См. L. Ароstеl, В. Mandelbrot et J. Piagеt. Logique et equilibre, p. 44.


Сам Пиаже признает, что та обратимость интеллектуальных операций, о которой он говорит, не имеет ничего общего с обратимостью реальных физических процессов. Так, говоря о формировании понятия времени, Пиаже замечает, что обратимость времени для субъекта означает не то, что реальное, физическое время способно течь в обратном направлении (реальное время необратимо), а лишь то, что субъект мысленно может переходить не только от предыдущего момента времени к последующему, но и от последующего к предыдущему (т. е. совершать не только операцию А В, но и операцию В А), не теряя, однако, осознания того, что реальная последовательность моментов не изменяется (т. е. А предшествует В). "Построение времени является... прекрасным примером совместного действия обратимых операций субъекта и необратимых процессов объекта", - замечает Пиаже327.


327 J. Piaget. Introduction a l'epistemologie genetique, vol. II, p. 42.