Часть II

10. Развивая навыки общения


...

Вы и ваша роль

Застенчивых людей часто беспокоит, отражают ли их действия то, каковы они есть на самом деле. Подобно любому актеру, вам необходимо осознать разницу между собственной личностью и своей ролью. Пусть ваши действия говорят сами за себя, проявляя таким образом и вашу сущность.

Я обнаружил, что лучшим средством заставить застенчивых приступить к делу, на которое они сами ни за что бы не решились, является исполнение какой-либо роли. Играя ту или иную роль (например, исследователя застенчивости, берущего интервью), даже глубоко застенчивые люди начинают вести себя иначе. Они как бы отстраняются от самих себя – таких робких, чувствительных, ранимых – и выступают в роли кого-то другого. В этом положении они неуязвимы, поскольку их истинное лицо не подвергается оценке. К тому же роль определяется сценарием, а ее исполнение санкционировано обстоятельствами или чьим-то авторитетом. «Что я теряю? Почему бы и не попробовать?»

«Здравствуйте. Я провожу интервью по Стэнфордской программе исследования застенчивости. Мне хотелось бы встретиться с вами и поговорить о вашем отношении к нашему опроснику, который вы заполнили. Когда нам было бы удобно встретиться минут на 15? Отлично. Спасибо. Я буду у вас в среду в семь вечера. Да, меня зовут Роберт Роль, я очень рад сотрудничать с вами».

Опираясь на такой сценарий, мои застенчивые студенты взяли до сотни самых настоящих интервью. Исполняя роль интервьюера, они не только смогли пойти на контакт, которого прежде опасались, но и получили немалое удовольствие. Некоторые интервью длились по часу или по два и заканчивались незапланированным событием вроде совместной прогулки или чаепития. В некоторых случаях из первоначально обусловленного ролью контакта вырастала дружба. При этом границы роли расширялись, привлекались какие-то иные свойственные человеку роли (а по мнению ряда социологов, совокупность ролей и составляет то, чем человек является «на самом деле»).

Еще одна особенность исполнения роли заключается в том, что, играя, «забываешь себя». Руководитель известного оркестра Лоуренс Уэлк рассказал нам о том, как развивалась его застенчивость и как роль музыканта-исполнителя перевернула его жизнь.

«Из-за болезни и серьезной операции я не пошел в первый класс. Когда я пошел в школу на следующий год, то оказалось, что я на голову выше ростом своих одноклассников. Я чувствовал, что я “дубина”, как иногда называл меня отец. Это усугублялось тем, что я расцениваю как врожденный комплекс неполноценности. В конце концов из четвертого класса меня исключили.

Я вырос в семье, говорящей по-немецки, и когда в возрасте 21 года я покинул ферму моих родителей, то обнаружил, что говорю с чудовищным акцентом. Перспектива говорить на людях приводила меня в ужас. Я любил играть на аккордеоне и всегда, когда оказывался в компании, втайне надеялся, что меня попросят сыграть. Но людей я боялся и, выходя на публику, был готов провалиться сквозь землю. Преодолеть застенчивость и развить уверенность в себе мне очень помог человек по имени Джордж Т. Келли. Он пригласил меня работать в маленькой труппе, исполнявшей водевили. Джордж представлял меня как «величайшего аккордеониста в мире» (что, безусловно, являлось огромным преувеличением). Он же научил меня всему, что сам знал о мире шоу-бизнеса.

К тому времени, когда я возглавил собственный оркестр, я уже неплохо владел теми приемами, которые позволяют развлечь публику. Но говорить что-нибудь со сцены было для меня немыслимо. Прошло не меньше 20 лет моей концертной деятельности в качестве руководителя оркестра, прежде чем я выдавил из себя первые слова, находясь на сцене. Эти слова были: “И – раз, и – два”. На радио (а позднее на телевидении) я столкнулся с рядом проблем, вызванных моим сильным акцентом, недостатком образования и боязнью говорить публично. Когда я подписывал свой первый контракт на участие в телевизионном шоу, то узнал, что говорить придется, и был готов все бросить и бежать на свою ферму. Я лишь с трудом отреагировал: “Вы, должно быть, шутите?” (хотя в то время это было сказано на каком-то ужасном сленге с сильным акцентом). По прошествии 26 лет работы на телевидении, после бесчисленных выступлений в поддержку Американского общества борьбы с раком, а также появлений на публике в связи с изданием моей книги, я чувствую, что почти избавился от робости, когда-то мною владевшей, и приобрел некоторое душевное равновесие. Перед лицом своего оркестра или в обществе близких друзей я чувствую себя просто прекрасно. Можно сказать, что моя работа в значительной степени помогла мне преодолеть застенчивость. За прошедшие 50 лет я почти избавился от застенчивости. Думаю, это произошло во многом потому, что я стараюсь избегать неприятных ситуаций и всегда обдумываю, что мне предстоит сказать. А если дело поворачивается лихо, я всегда могу положиться на свой ансамбль – ребята все скажут вместо меня своей прекрасной музыкой. И когда застенчивость, это старое чудовище, просыпается, мои замечательные музыканты обязательно выручат меня».


Исполнение ролей – важнейший компонент формирования навыков общения. Оно включает выполнение действий и ощущение того, что значит выполнять эти действия. Подменив свое «лицо» ролью, вы получаете возможность сделать то, что обычно вам недоступно. Сознание, озабоченное и все контролирующее, из этой игры исключено. Вы можете продемонстрировать, что бы вы были способны сделать, не будь вы самим собой. Но если вы сумеете исполнить роль, она становится частью вас. Уже невозможно отвергнуть тот опыт, который вы получили, играя роль. Исследования показали, что исполнение роли, не характерной для данного человека, вызывает заметные изменения в его личных установках и ценностях.

Одна пятидесятилетняя застенчивая женщина так описывает эффект, который возымела для нее игра на сцене:

«Я обнаружила, что застенчивость и напряжение улетучились, когда я стала играть на сцене. У меня, вероятно, есть какие-то драматические способности, и на сцене уже была не угловатая и неуклюжая я, а некто другой – персонаж пьесы. Моя застенчивая натура не пострадала от эмоционального потрясения, а в награду я получила ощущение уверенности в себе и удовлетворения сделанным».


Для людей, выступающих на сцене, выбор профессии нередко бывает продиктован стремлением избавиться от застенчивости. Ричард Хетч, сменивший Майкла Дугласа в телесериале «Улицы Сан-Франциско», говорил в своем интервью: «Я всегда страдал застенчивостью. Я взялся за это дело, чтобы попытаться избавиться от склонности к самокопанию и прочих недостатков. А деньги для меня ничего не значат».