Мой мир

В моем мире все совершенно неповторимо. Никто не знает, как я ощущаю красный цвет, вкус чая, страх, счастье, шаги, сны и пробуждение.

Обитая в пространстве времени и отдаленности, мое восприятие формирует верования, а верования в свою очередь обусловливают восприятие. В такой игре и складывается мой жизненный опыт— секунда за секундой, день за днем.

На этом уровне бытия я выгляжу полновластным продюсером, автором сценария, режиссером и оператором фильма под названием «Моя жизнь». И в правду, стоит мне непредвзято оглянуться на прожитое, я вижу, как притягивал к себе людей, события и обстоятельства, в точности, соответствовавшие тем настроениям и образам, которые излучала во внешний мир моя система верований.

Эта идея далеко не нова, и многих людей она приводит в восторг. Они утверждают, что, изменив свой образ жизни и систему верований, можно полностью преобразовать собственное восприятие жизни.

Очень похоже на правду, но здесь отсутствует самая суть: наша истинная природа находится вне рамок верований и восприятия.

Пока человек не осознает, кто он есть на самом деле, откуда ему знать, какое именно восприятие жизни следует создавать? Откуда мне знать, что мои мнимые желания соответствуют истинным потребностям? И будет ли создаваемое мною мировосприятие лучше прежнего? И не вступит ли оно в противоречие с твоим? Все эти вопросы возникают снова и снова.

Вероятно, приверженцы этой идеи не осознают, что за всеми нашими кажущимися желаниями и стремлениями что-то реализовать кроется определенная скрытая причина и цель — исключительно мощный принцип ничем не обусловленной любви, который и движет нами на самом деле. Он присущ людям от рождения, но обычно не осознан. В этом-то и корень жизненного парадокса.

Все мироздание в том виде, в каком оно открывается нашему взору, ограниченному рамками времени, представляет собой лишь отражение, отпечаток этого скрытого принципа, который неустанно приглашает нас вспомнить, кто мы есть на самом деле. И в этом отражении нет ничего правильного или ложного, хорошего или плохого, — в нем есть лишь приглашение вспомнить и проснуться. Ибо пока мы продолжаем ощущать себя отдельными индивидуумами, вынужденными вести переговоры с мирозданием, мы продолжаем спать.

В своем сне мы руководствуемся законом противоположностей, согласно которому все, что мы воспринимаем как позитивное, строго уравновешено чем-то негативным. Поразмыслив как следует, понимаешь, что мы живем, словно на вертящемся колесе, а все происходящее повторяется снова и снова, всякий раз в несколько ином образе. Все, что мы якобы создаем в этом сне, — мы же якобы и разрушаем; а все, что якобы разрушаем, — таким же образом воссоздаем вновь.

И что бы человек ни думал о свободной воле и личном выборе, в конце концов, мы понимаем, что являемся всего лишь призрачными персонажами божественного спектакля-сновидения. Ведь все наши реплики и действия обусловлены набором запрограммированных с детства реакций и систем верований.

Мир сновидения кажется нам последовательно развивающейся системой. Но на самом деле он не выходит за рамки безупречно сбалансированного и совершенно нейтрального состояния, которое остается лишь отражением, напоминанием о существовании некой иной возможности.

Мы — единственные творцы сна, не имеющего никакой иной цели, кроме пробуждения.

Психология bookap

А в реальности — там, где кончается сон, — нас, ждет ничем не обусловленная любовь, независимо от того, осознаем мы ее или нет. Человеческий опыт создает безупречно приспособленное для нас мироздание, до мельчайших деталей подогнанное для уникальных потребностей пробуждения каждого человека. Ведь источник скрытого принципа вселенской любви — в нас самих, а силу этому принципу дает наше стремление вернуться домой.

И какой бы значительной или незначительной ни казалась человеку вся его деятельность, каким бы талантливым, артистичным и важным или непримечательным и бездарным он себя ни считал, все наши проявления в мире являются только функцией этого скрытого принципа. Все это — безукоризненно точное отражение нашей неотъемлемой возможности проникнуть в явления мира, выйти за их пределы и заново открыть их изначальный источник.