Глава 3. БИОЛОГИЯ УДОВОЛЬСТВИЯ


...

Спектр удовольствие — боль

Чувства удовольствия или боли отражают качество непроизвольных телесных движений. Последние, в свою очередь, служат выражением типа и уровня внутреннего возбуждения. Наряду с приятными, существуют и болезненные состояния возбуждения. Каждое состояние проявляется в определенных непроизвольных движениях, которые и позволяют провести разграничение.

То, что субъективно чувствует человек, испытывая удовольствие или боль, определяется качеством его телесной подвижности. Именно это подразумевается под слаженной или нарушенной работой физического механизма. Лежащая в основе этой концепции гипотеза гласит: чувствовать можно лишь то, что движется. Чувство — это сенсорное восприятие внутреннего движения.

Анализ движений, составляющих основу различных ощущений в спектре удовольствие — боль во многом проясняет эти концепции. Спектр этот показан ниже. Он простирается от агонии, как крайнего проявления боли, до экстаза, как крайнего проявления удовольствия. Средняя точка спектра, «хорошее самочувствие», представляет собой нормальное состояние телесного функционирования.

АГОНИЯ — БОЛЬ — НЕДОМОГАНИЕ — ХОРОШЕЕ САМОЧУВСТВИЕ — УДОВОЛЬСТВИЕ — РАДОСТЬ — ЭКСТАЗ

А) Агония означает болезненное состояние, выходящее за пределы того, что может вынести организм. В агонии тело скручивается и искривляется в череде судорожных движений. Агония смерти представляет собой именно такую конвульсию.

Б) Боль, в противоположность агонии, подразумевает, что нарушение не превысило уровень толерантности тела. При агонии целостность организма находится в опасности; боль является лишь угрозой. Боль также может выражаться в конвульсивных движениях, но меньшей амплитуды, чем при агонии. Различие заключается только в степени.

В) Недомогание — более легкая форма болезненного возбуждения. Тело может изгибаться или скрючиваться, однако движения не столь конвульсивны, как в вышеописанных состояниях.

Г) «Хорошее самочувствие» — это состояние легкости и расслабленности тела, которое выражается в мягких и гармоничных движениях. Это базовое состояние удовольствия, описываемое словами: «Я чувствую себя хорошо».

Д) По мере возрастания возбуждения в сторону позитивной части спектра, движения тела становятся более интенсивными и выразительными, сохраняя, тем не менее, координацию и ритм. Испытывающий удовольствие человек чувствует мягкость, легкую вибрацию и бодрость; его глаза блестят, кожа теплая. Можно сказать, что его тело урчит от удовольствия.

Е) Радость характеризуется таким нарастанием приятного возбуждения, что тело, кажется, танцует. Его движения полны жизни и грации.

Ж) В экстазе, наивысшей форме приятного возбуждения, проходящие через тело токи настолько сильны, что человек начинает «излучать свет», подобно звезде. Он чувствует, как уносится его тело (с земли в космос). Человек испытывает экстаз во время полного сексуального оргазма, когда движения принимают конвульсивный характер, но при этом остаются согласованными и ритмичными.

Различие между движениями на разных концах спектра состоит в наличии или отсутствии координации и ритма. Во всех болезненных состояниях движения тела нескоординированы и судорожны; в удовольствии движения плавны и ритмичны. Движение — это язык тела. По качеству движений человека можно определить его самочувствие. Матери по выражению и движениям тела младенца различают, находится ли он в состоянии дисгармонии или чувствует комфорт и удовольствие. Логическое основание указанных выше различий заключается в том, что человек борется и прилагает усилия, чтобы избежать боли, тогда как двигаясь к удовольствию, он просто отдается течению.

Из этого анализа очевидно, что удовольствие нельзя определить как отсутствие боли. Хотя облегчение, приходящее с прекращением боли часто вызывает чувство удовольствия, оно подобно отдаче, которая возникает при стрельбе из оружия. Боль пробудила у человека осознание своего тела, и последующее за ней облегчение человек в течение короткого времени переживает как очень интенсивное чувство. Как только боль забыта, от удовольствия, вызванного ее облегчением, не остается и следа. Попав под влияние нашего эго, побуждающего к достижению успеха и статуса, мы быстро теряем осознание своих тел. Мы оказываемся под ярмом желаний, и наши подвижность и спонтанность снижаются. К сожалению, совокупный опыт показывает, что, как сказал Самюэль Джонсон, «жизнь состоит в движении от желания к желанию, а не от удовольствия к удовольствию».

Логичнее определять боль относительно удовольствия, а не наоборот. Удовольствие в виде хорошего самочувствия является базовым состоянием здорового тела. Боль указывает на некое нарушение, расстройство этого базового состояния. Боль, следовательно, представляет собой утрату удовольствия, точно так же как болезнь есть потеря здоровья. Психологически мы переживаем боль как утрату удовольствия, когда, например, говорим: «Твой отказ причиняет мне боль». С другой стороны, если отношения не содержат обещания удовольствия, разрыв не переживается так болезненно.

В природе не существует нейтрального состояния, и в человеческом организме тоже нет нейтрального состояния, которое соответствовало бы отсутствию и удовольствия, и боли. Отсутствие чувства является патологическим признаком. Состояние это, встречающееся не так уж редко, указывает на то, что чувство было подавлено. Подавление чувства осуществляется хроническими мышечными напряжениями, которые ограничивают и сдерживают подвижность тела, снижая таким образом интенсивность ощущений. В отсутствие движения ощущать или чувствовать просто нечего.

Характерологическая и физическая ригидность как результат хронического мышечного напряжения развивается из потребности подавлять болезненные ощущения. Очевидно, что приятные ощущения не нуждаются в подавлении. Когда в ходе биоэнергетической терапии происходит снятие хронических мышечных напряжений, ожидается, что в сознании возникнут болезненные воспоминания и чувства. Способность пациента принимать и переживать эти болезненные чувства будет определять его способность испытывать удовольствие. Изречение «Нет удовольствия без боли» следует интерпретировать так, что способность испытывать удовольствие связана со способностью чувствовать болезненность тревожной ситуации.