3. Сновидения и бессознательное


...

О комплексном наследовании склонностей психики

Это очень близко некоторым положениям психоанализа и растущему интересу к индивидуальному наследию, доставшемуся нам от предков, — заметила Джойс. — В процессе длительного психоанализа у людей часто обнаруживаются знания, которые они восприняли подсознательно, касающиеся их дедов и прадедов; часто это такие знания, о которых никто не говорил. В этой области проводились исследования проблем психики детей, чьи родители пережили Холокост. Эти дети или внуки в своих рассказах, рисунках и сновидениях обнаруживали знание болезненных переживаний своих родных, о которых им никто никогда не рассказывал. Возможно, эти психологические следы, переданные через генеалогию субъекта, можно отождествить с бакчак, следами кармы из предшествующих поколений? Есть еще чисто биологическая генетика, когда человек похож на своих родителей, а иногда и на более далеких предков.

Я забеспокоился, что ненаучные концепции времени и наследственности начинают сплетаться с научными понятиями.

— Вы предполагаете, — вмешался я, — что психоаналитики верят в то, что мать оказывает на ребенка непреднамеренное влияние? Как я понял из слов Его Святейшества, кое-что приходит с потоком сознания индивидуума помимо того, что приходит через контакт с родителями. Готовы ли психоаналитики принять идею, что нечто приходит не через воспитание маленького ребенка, не из генетики, а из долговременного потока сознания?

Джойс ответила:

— В действительности это ближе определению подсознания, данному Карлом Юнгом, но не является классической точкой зрения Фрейда. Однако это можно сравнить с тем, что Фрейд называл непостижимым в человеческом разуме, то есть с тем, что мы никогда не узнаем, но что принадлежит всему человечеству.

— Не могли бы вы дать точное определение непостижимого? — спросил Далай Лама, всегда выступающий за ясность терминологии. Демонстрируя эту характерную черту тибетского образования, он становился схож с западным философом-аналитиком в поиске терминологической точности.

— Позвольте мне привести метафору Фрейда, касающуюся непостижимого в сновидениях. Когда пациент старается через сны понять и восстановить ассоциации и воспоминания, то этот процесс напоминает разматывание клубка шерсти. Можно размотать какое-то количество, но в середине оказывается узел, внутрь которого невозможно заглянуть, узел, который держит весь клубок шерсти. Вот это он называл непостижимым и считал не поддающимся определению.

Очевидно, что это выражение нельзя было назвать определением, но в нем отражался метафорический, почти литературный стиль работы психоаналитика.

Его Святейшество настаивал:

— Я слышал, как вы сказали, что существует филогенетическое наследие с чисто физиологической основой, и я хотел бы выяснить, есть ли также основа, связанная с сознанием. Вы утверждаете, что ребенок получает наследственность из потока сознания обоих своих родителей?

Джойс подтвердила:

— От обоих родителей, и, кроме того, есть еще два других совершенно отличных Друг от друга аспекта родословной: один чисто физический, другой — сознательный.

Поразмыслив, Далай Лама продолжил:

— Мы можем разграничить грубый уровень ума и тонкий ум. Что касается грубого ума, то здесь может быть связь между родителями и ребенком, если, например, у одного или обоих родителей такой сильный гнев или привязанность, что в их телах происходят физиологические изменения как результат этих духовных тенденций. В этом случае разум влияет на тело.

Потом они производят на свет ребенка, тело которого испытывает влияние тел родителей. Тело ребенка, произведенное телами родителей, может затем влиять на состояние ума ребенка, так что он тоже будет переживать сильный гнев или привязанность. В этом случае вы увидите грубый уровень ума, будь то гнев или привязанность, переходящий от одного поколения к другому. Такова возможность. Это не просто связь ума с умом, а скорее цепочка «ум-тело» и «тело-ум».

— С точки зрения биолога, — вставил я, — наследственность может касаться только физиологии и морфологии организма. Идея о том, что мы можем наследовать то, что узнали наши родители, называется ламаркистской эволюцией, которую традиционная биология считает ложной. В действительности я могу унаследовать от моих родителей, например, комплекцию и внешние черты; всё остальное я узнаю в детстве, находясь в контакте с родителями и, с биологической точки зрения, ошибочно называть это наследственностью. Термин «наследственность» относится к информации, передаваемой соответствующими структурами20, наследственность может дать лишь предрасположенность к обучаемости, но не умение учиться и, тем более, не саму информацию, получаемую в процессе обучения. Таким образом, человек может иметь наследственные способности, склонности к познанию чего-либо, но обучение как процесс познания нового он должен освоить в раннем детстве, общаясь с родителями. В биологии это различие между филогенезом (видовой генетической наследственностью) и онтогенезом, который означает индивидуальное развитие, включая всё, чему мы учимся с самого начала жизни. Кажется, что в буддизме понятие потока сознания не является ни филогенетическим, ни онтогенетическим, а представляет другой тип генеалогии, поскольку он основан на трансиндивидуальном21 потоке сознания. Современной науке это непонятно. Интересно, приемлема ли для психоанализа эта третья категория: ни обучение, ни физиологическая наследственность?


20 Гены, хромосомы, митохондрии. — Прим.ред.

21 От лат. trans — сквозь, через, за. Здесь: трансиндивидуальный — выходящий за пределы одной личности (той, которая воспринимается нами как существующая сейчас), охватывающий многие предыдущие и будущие личности. — Прим. ред.


— Что касается черт характера, например, вспыльчивости, будет ли биология считать их биологически обусловленными? — спросил Далай Лама.

— Это трудный вопрос, известный как спор натуры с воспитанием. Многие биологи скажут, что хотя вы можете унаследовать определенные свойства темперамента, но большая часть вашего темперамента зависит от окружающих условий, в которых вы растете. Вы не можете свести его к чисто генетическим факторам или к обучению, потому что здесь задействованы оба.

Его Святейшество продолжил:

— Чтобы подвести итог по данному вопросу, я хочу спросить, отрицают ли биологи возможность такой ситуации. Допустим, что человек имеет предрасположенность к гневу, которая будет влиять на его тело. Затем, если у этого человека появляется ребенок, его тело тоже подвергнется влиянию. И, наконец, физическое строение ребенка приведет к тому, что он будет обладать предрасположенностью к гневу?

Я высказался, что было бы нетрудно сформулировать биологические условия иначе. Например, можно сказать, что сильный стресс или депрессия у беременной женщины физиологически влияет на среду, окружающую плод, и тогда родившийся ребенок не будет таким же индивидуумом, как в том случае, если бы беременность протекала нормально. Но биологи назвали бы это онтогенезом.

Разговор становился слишком специфическим, чтобы остальные могли высказать свое мнение. Пит Энгель продолжил биологическое направление:

— Рассуждения о том, что заложено генетически, а что связано с окружающей средой, значительно изменились за последние годы благодаря изучению разлученных близнецов. Сейчас существует мнение, что большая часть того, что мы считаем личностью, наследуется, а гораздо меньшая связана с окружающей средой, чем раньше считала западная наука. Наблюдения проводились на однояйцевых близнецах, которые по различным причинам были разлучены при рождении, росли в разных странах, у разных родителей и не знали, что у каждого из них есть близнец. Когда их свели вместе, то оказалось, что у них больше сходства, чем различий, и гораздо в большей степени, чем ожидалось. Например, они могли носить похожую одежду и прическу, иметь сходную работу и иметь в качестве супругов людей с одинаковыми именами.

Его Святейшество заметил, что ему известно о таких исследованиях, но подобное сходство присутствует непостоянно; эти работы очень важны, но они не доказывают, что человек может унаследовать то, чему его родители научились.

Психология bookap

В разговор вновь вступил психоаналитик.

— Я не была бы столь категорична, — возразила Джойс. — Мы наследуем на довербальном уровне многие черты характера и склонности, обычные для истории и образа жизни нашей конкретной семьи. Современные ученые-психоаналитики утверждают, что все дети рождаются с тем, что называется «суть я», которое может включать характеристики, не принадлежащие родителям. Они не являются чистым листом с генетической наследственностью, на котором родители будут писать первые структуры их ума. Они уже имеют собственный разум. Кроме следов зародышевого периода, в нем содержится информация многих предшествующих поколений, хотя большинство исследователей считает, что эта информация получена фило- или онтогенетически, но отдельные школы психоанализа готовы принять концепцию «третьей категории» врожденного знания, особенно последователи учения Юнга.