4.1. Методологические подходы к созданию системы научного знания

Психология в настоящее время представляет собой обширную отрасль научного знания. Расширилась проблематика психологических исследований, теснее стала их связь с практикой. Психология занимается решением практических задач, стоящих перед обществом, создаются новые отрасли психологического знания. Наряду с этим заметен возрастающий интерес к дальнейшей разработке проблем методологических основ психологического знания. Появился ряд монографий, ставящих задачу создания теоретической психологии.

Уже краткий экскурс в историю эволюции предмета психологии и ее основных проблем показывает, что существовали и существуют много направлений и школ в психологии, что вся история развития психологии есть история создания и развития психологических систем. При этом использовались различные методологические основы и принципы построения психологического знания. С периода оформления психологии в самостоятельную науку, с конца XIX в., она вступает в полосу методологического кризиса, распавшись в XX в. на ряд школ и направлений. Это положение ярко охарактеризовал отечественный психолог Н. Н. Ланге: «...психолог наших дней подобен Приаму, сидящему на развалинах Трои» [43].

Таково ли ее состояние в настоящее время? Научила ли чему-нибудь история? Созданы ли общие методологические основы системы психологического знания?

И в настоящее время высказывается ряд суждений о том, что система психологии в отечестве еще не сложилась.

Так, Е. Е. Соколова отмечает: «Одна из самых больших трудностей при вхождении в психологическую науку заключается в том, что в настоящее время в психологии нет единой общепринятой системы знаний. Психологи разных школ, направлений и стран не могут договориться друг с другом по поводу решения самых фундаментальных психологических проблем. Этот плюрализм подходов стал оцениваться в первой трети XX в. как кризис в психологии – и до сих пор психологическая наука не вышла из этого состояния (некоторые психологи считают, что это вообще невозможно)» [88, с. 15-16].

Это же положение разделяет В. М. Аллахвердов: «Методологические проблемы психологии, как известно, имеют длинное прошлое, но краткую историю. Советская психология, опиравшаяся на «единственно верное» марксистское учение... как-то незаметно завершила исторический период своего существования и передала накопленный ею опыт, все свои свершения и неудачи своей наследнице – психологии российской. Отечественная психология с этой ношей вошла уже в новый век, но не только не приступила к решению вечных проблем, но даже до сих пор не подвела общий баланс предшествующих побед и поражений. Что из сделанного советскими психологами должно сохраниться, от чего следует отказаться? На какие основания будет опираться грядущая психологическая наука? Как – при таком обилии и разношерстии концептуальных построений – психологи могут найти взаимопонимание?» [2, с. 6].

Несмотря на подобные оценки, мы будем все же следовать положению, что отечественной психологии есть, чем гордиться, у нее есть несомненные заслуги. Диалектическому методу познания, идущему от классической немецкой философии и марксизма, пока нет аналогов, и в отечественной психологии сложились методологические подходы, которые необходимо осваивать и далее развивать.

Исторически каждое возникшее психологическое направление себя оправдало, ибо оно занималось разработкой той или иной области психологической проблематики, чем внесло значительный вклад в проблемы понимания многообразия мира психических феноменов. Поэтому каждое из направлений имеет право на свое самостоятельное существование.

Так, на смену структурной интроспективной психологии В. Вундта и его последователей, ограничивших психологию сферой сознания, приходит психоанализ, который получает наиболее широкое распространение в период, когда повышается общая невротизация общества: предчувствия, результаты и последствия мировых катаклизмов, войн и т. д. И в этот же период возникают другие направления: бихевиоризм, несколько позже гештальтпсихология, стремящиеся в русле позитивистской философии к объективному, точному и проверяемому знанию в области психического. Но когда общество начинает жить настолько благополучно, что у граждан есть возможность заняться проблемами своих психических переживаний, поиском ценностей, смысла бытия, своего существования, предназначения, внутренней комфортности и т. д., возникают гуманистические направления в психологии.

Несмотря на существенные расхождения между этими направлениями, школами, концепциями, между ними существует определенное сходство – их создатели в той или иной степени стремятся к научному, объективному познанию психической реальности.

Аналогичные тенденции прослеживаются и в отечественной психологии. Ушли в историю реактология, рефлексология, педология, тестология (психотехника), но все значимое, что наработано в рамках этих направлений, в том числе с их ошибками, осталось и имеет несомненную ценность. В эти и последующие десятилетия в рамках диалектико-материалистического подхода к исследованию и объяснению психических явлений разрабатывались: системы психологии, опирающиеся на теорию развития психики, сознания как свойства мозга в конкретной деятельности (С. Л. Рубинштейн); культурно-историческая теория происхождения психики и сознания (Л. С. Выготский); личностно-деятельностный подход (школа А. Н. Леонтьева) и в русле этого подхода теория ориентировочной деятельности (П. Я. Гальперин); теория установки (школа Д. Н. Узнадзе); психология личности (В. Н. Мясищев); психология как наука о человеке (Б. Г. Ананьев); психологическая система в русле теории отражения и системно-концептуального подхода (К. К. Платонов); психологическая антропология (В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев); историкоэволюционное исследования личности (А. Г. Асмолов) и некоторые др.

Несмотря на разнообразие подходов, все эти системы и концепции при объяснении психики и мира психических феноменов исходят из общих методологических принципов, которые сложились в отечественной психологии.

О том, что такие позиции сложились и существуют, свидетельствует анализ содержания учебников по психологии при описании психических явлений, проведенный В. А. Ганзеном в его монографии «Системные описания в психологии» [20], в которой было представлено содержание 20 учебных пособий, начиная от А. Ф. Лазурского (1925) и заканчивая учебником В. В. Богославского, А. Г. Ковалева, А. А. Степанова (1981). Анализ содержания показывает общность методологических принципов и подходов авторов к освещению основных проблем психологии, различия заключаются лишь в индивидуальном своеобразии авторских подходов, структуре и стиле изложения материала. Беглый просмотр основных отечественных учебных пособий по общей психологии за последующие двадцать лет также свидетельствует об общности позиций и структуры изложения проблем.

Но прежде чем рассматривать основные методологические принципы, определим исходные понятия. Что такое парадигма, теория, методология, методы исследования, совокупность эмпирических фактов (или так называемый мир эмпирии), какова их взаимосвязь и соотношение?

Парадигма. В главе 1 уже давалось понятие парадигмы как формы развития и движения научного познания. В психологии такими парадигмами выступают психологические школы и направления. Парадигма – это предельно широкая и абстрактная теория. Парадигма задает общенаучный вектор, направление, общую модель (образец), ориентируясь на которую возникают и развиваются конкретные (частные) научные теории. Научные парадигмы имеют различный масштаб и объем обобщений концептуальных взглядов на сущность окружающего мира, человека и его место в этом мире. Они могут быть предельно общими, но могут носить и более частный характер.

Например, Огюст Конт в 6-томном «Курсе позитивной философии» (1830-1842 гг.) считает, что вся история распадается на три великих периода: теологический, метафизический и положительный. Каждый из этих периодов характеризуется господством соответствующего миросозерцания; при переходе из одного периода в другой изменяются понемногу, вместе с миросозерцанием, все идеи, учреждения, обычаи, нравы и вкусы [73, с. 345].

Наиболее общими парадигмами в данном пособии была представлена смена типов мировоззрения, алгоритм которой был использован в главе 1 при рассмотрении эволюции предмета психологии в рамках: «мифологическое» – «рационалистическое» – «научное» – мироощущение, мировосприятие, миропредставление, миропонимание и мирообъяснение.

В целом, рассматривая процесс научного познания, обычно выделяют натурфилософскую, классическую и постклассическую парадигмы.

Натурфилософская парадигма — умозрительное философское истолкование природы, рассматриваемой в ее целостности, нерасчлененности тождества микро– и макрокосмоса, при этом философами высказан ряд глубоких диалектических положений (о всеобщем закономерном развитии через единство и борьбу противоположных начал, гипотезы о молекулярном, атомарном строении мира). Однако развитие природы трактовалось циклично, и понимание ее носило во многом умозрительный характер, не связанный с методами научного исследования.

Классическая парадигма — собственно научная, опирающаяся на научную методологию, опыт и эксперимент. Исходящая из различных форм детерминизма объективной закономерной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений материального и духовного мира, центральным положением которых является положение о существовании причинности (механический, биологический, психический, социальный детерминизм), а также о возможности опытной проверки получаемого знания.

Постклассическая парадигма — научная парадигма, исходящая из целостности, системности, многоуровневости, многофункциональности и многовариативности развития объективного мира, человека и его места в нем, а также относительности знаний об исследуемой реальности.

Примерами общих парадигм для психологии являются естественно-научная и культурно-историческая парадигмы. В рамках первой человек рассматривается как продукт, часть природы, что предполагает использование соответствующих методов естественных наук. В рамках второй парадигмы рассматривается сущность человека как социального существа. Это определяет соответственно и методы исследования. Но в рамках этих общих парадигм могут возникать и более частные, например парадигма единства сознания и деятельности, личностно-деятельностного подхода, психофизиологическая парадигма, обосновывающая связь мысли (идеального образа) и мозга (как материального субстрата, порождающего мысль) и реализующая себя в русле психофизиологии, которая также является частной в сравнении с естественно-научной парадигмой и др. Кроме того, внутри различных отраслей психологической науки разрабатываются еще более частные парадигмы в виде психологических школ: так, парадигмальные признаки можно усмотреть в таких терминах, как «школа Леонтьева», «школа Теплова-Небылицына», «школа Ананьева», «школа Мерлина».

В целом парадигма указывает направление научного поиска, его вектор, определяет общие подходы. Этим она отличается от научной теории, основанной на фактах и призванной объяснить и предсказать появление новых явлений.

Теория (греч. theoria — наблюдение, рассматривание, исследование) – в широком смысле – система взглядов, представлений, идей, направленных на объяснение явлений какой-либо области окружающего мира; в узком смысле – высшая, наиболее развитая форма организации научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности – объекта данной теории. Одной из важных функций научной теории является ее прогностическая функция, эвристическая способность предсказывать появление новых явлений в рамках существующей или принятой парадигмы [94, с. 676].

В то же время теория может развиваться и в относительной независимости от эмпирических исследований, например посредством знаково-символических операций по правилам математических или логических формализмов, введения различных гипотетических допущений или теоретических моделей, а также путем мысленного эксперимента с идеализированными объектами. Именно подобная относительная самостоятельность теоретических (фундаментальных) исследований является важным преимуществом теории, ибо дает ей богатые эвристические возможности по прогнозированию появления и описанию новых явлений в исследуемой области.

Однако реальное функционирование и развитие теории осуществляется в единстве с эмпирическими исследованиями. Теория выступает как реальное знание о мире, в нашем случае о психической реальности, только тогда, когда она получает эмпирическую интерпретацию. Ибо опыт, общественно-историческая практика в конечном итоге являются критерием истинности теории.

Подтверждение теории или ее опровержение отдельными или даже многими эмпирическими исследованиями не может служить основанием как для безоговорочной ее истинности, так и для окончательного опровержения. Тем не менее возникающие противоречия, разногласия в среде научного мира являются мощным стимулом совершенствования теории, вплоть до пересмотра и уточнения ее исходных позиций. Но пересмотр исходных позиций в науке связан, как правило, с ее кризисом, ибо в рамках существующих представлений и понятий теория уже не в состоянии описать явления, существующие как артефакты (т. е. выходящие за области объяснения) в данной области.

В структуре теории обычно вычленяют ряд основных компонентов :

• исходную эмпирическую основу (явления, научные факты);

• теоретическую основу (базис) – постулаты или аксиомы, т. е. то, что на данном этапе развития науки является истинным знанием и не подлежит сомнению, а также совокупность выведенных в рамках теории утверждений, которые составляют основное теоретическое знание;

• правила вывода (логика теории) – множество признаваемых в рамках теории правил вывода и доказательств;

• внутренние и внешние оценки области применимости теории;

• совокупность утверждений, выдвигаемых теорией как прогностические и подлежащие проверке (верификации, фальсификации) [94, с. 677].

Существуют различные пути и методы формирования теории. Мы остановимся лишь на общих представлениях о тех, которые чаще встречаются в психологии: гипотетико-дедуктивной теории , гипотетико-дедуктивном методе и связанных с ними принципами верификации и фальсификации.

В логике и методологии науки в рамках философии логического позитивизма (Венский кружок, Л. Витгенштейн) был сформулирован так называемый принцип верификации (позднелат. verification — доказательство, подтверждение, от лат. verus — истинный и facio — делаю) – понятие, употребляемое в методологии науки для обозначения процесса установления истинности научных утверждений в результате их эмпирической, опытной проверки. Согласно этому принципу, всякое научное утверждение о мире должно быть сводимо к совокупности так называемых протокольных предположений, фиксирующих данные «чистого опыта», таким образом, познание, если оно стремится к истине, не может выйти за пределы чувств, опыта.

Явная гносеологическая и методологическая несостоятельность принципа верификации, сводящего знание о мире к «чистому опыту» и лишающего научной осмысленности утверждения, непосредственно не проверяемые опытным путем (что характерно для фундаментальных, некоторых естественных и многих гуманитарных наук), вынудила сторонников логического позитивизма принять ослабленный вариант этого принципа, состоящий в замене понятия строгой верификации , понятием косвенной верификации , или подтверждения [там же, с. 78].

Несколько позже как антитеза принципу верификации разрабатывается принцип фальсификации (от позднелат. falsifico — подделываю, от лат. falsus — ложный и facio — делаю) – возможности принципиальной опровержимости (фальсифицируемости) любого научного утверждения (К. Р. Поппер).

Согласно этому принципу, изолированные эмпирические гипотезы могут быть подвергнуты непосредственно фальсификации и отклонены на основании соответствующих экспериментальных данных либо из-за несовместимости с фундаментальными научными теориями.

Однако системно-иерархический характер организации современного научного знания осложняет и затрудняет проверку развитых и абстрактных теорий. Для фальсификации теории необходима чаще всего альтернативная теория: лишь она (а не сами по себе результаты экспериментов) в состоянии фальсифицировать (опровергнуть) испытываемую теорию. Таким образом, только в том случае, когда имеется теория, действительно обеспечивающая дальнейший шаг в познании мира, методологически оправдан отказ от предшествующей научной теории [94, с. 712].

Именно принцип фальсификации и лежит в основе методологии процесса психологического познания, как в наибольшей степени соответствующий современной постклассической (вероятностной) парадигме.

Как уже отмечалось, подавляющее большинство теорий в психологии носят гипотетико-дедуктивный характер и связаны с гипотетико-дедуктивным методом их построения.

Гипотетико-дедуктивная теория выступает одной из форм логической организации естественно-научного знания, опирающегося на эксперимент и наблюдение. Гипотетико-дедуктивная теория предполагает возможность эмпирической интерпретации, обеспечивающей эмпирическую проверку ее положений. Эмпирическая интерпретация задается предположениями (в виде гипотез), связывающими значение теоретических понятий с некоторыми непосредственно наблюдаемыми явлениями, признаками.

Гипотетико-дедуктивный метод представляет собой систему методологических приемов выведения из теоретических положений таких следствий, которые в качестве гипотез, имеющих эмпирическое содержание, могут быть проверены опытным путем.

Общий алгоритм формирования таких теорий и использования метода следующий. На основе очерченных явлений, выделенных фактов, имеющегося опыта и исходных теоретических посылок при организации и проведении экспериментального психологического исследования выдвигаются и формулируются гипотезы как существование причинно-следственных связей между переменными, или возможности существования психических явлений, процессов, характеристик и т. д., неподтверждение которых позволяет ставить под сомнение истинность исходных теоретических посылок. В то же время соответствие опытных данных, подтверждение экспериментальной гипотезы не могут служить основанием подтверждения истинности теоретического положения. Путь от гипотезы до подтверждения истинности теоретических положений очень долог. Требуются многочисленные и многолетние исследования, тысячекратные подтверждения гипотез, чтобы данное положение могло быть принято как теоретический постулат.

Возникает вопрос, почему в психологии подавляющее большинство теорий строятся гипотетико-дедуктивным методом, т. е. от общих теоретических положений к частным эмпирическим фактам и явлениям с их последующей экспериментальной проверкой? Почему невозможно построить теорию индуктивным методом, т. е. движением от частных фактов к их обобщению и выводам?

Индуктивным методом (от частного к общему, от явлений к их причинам и выводам) психологические теории не строятся в силу того, что невозможно исследовать всю совокупность явлений и фактов в данной области от плюс до минус бесконечности. И поскольку всегда остается иррациональный остаток (непознанная, непостижимая группа явлений, объектов), то мы не вправе сделанный общий вывод об истинности или ложности выявленных различий, взаимосвязей, тенденций на ограниченной выборке распространить на всю область исследуемых явлений, на генеральную совокупность.

Другое положение: гипотетико-дедуктивные теории отражают действие статистических (вероятностных) закономерностей, а потому всегда открыты для последующей проверки.

Иными словами, теория может быть подтверждена или опровергнута лишь в процессе проведения на протяжении длительного времени многочисленных экспериментов, подтверждающих или опровергающих ее теоретические основы.

Поскольку эксперимент как вид предметной деятельности лишь создает новую реальность (зачастую искусственную), то из него не видно, какие предположения о психической реальности мы можем сделать и может ли он приблизить нас к истинному пониманию природы явления.

Поэтому эксперимент есть лишь средство оценить противоречие (или соответствие и расширение) реальности теоретических положений и ограничить тем самым произвольность теоретизирования.

Таким образом, выдвижение гипотезы связано с использованием принципа дедукции (путь от общего к частному), что позволяет отвергать, опровергать гипотезы как ложные, если они неверно описывают эмпирическую реальность, не подтверждаются в опыте.

Однако ни один эксперимент не может подтвердить правильность теоретического положения индуктивным путем , т. е. от частного к общему (что было показано выше), и поэтому перенос математического и отчасти естественно-научного принципа индукции на область психологии и ряда гуманитарных наук неправомерен, ибо задача гуманитарных наук – обоснование и выявление статистических закономерностей, которые носят в абсолютном большинстве вероятностный характер.

В то же время в процессе построения теории, проведения эмпирического психологического исследования широко используются разнообразные методы и правила индуктивного вывода при формулировании умозаключений, положений, выводов по результатам экспериментов. В соответствии с чем в любом психологическом теоретико-прикладном исследовании выделяют гипотетико-дедуктивный этап и преимущественно индуктивный этап психологического исследования.

Наряду с вышесказанным следует отметить, что логика планирования научных исследований, экспериментов, психологических обследований и выводов на основе их результатов неизбежно базируется на индуктивных принципах. Ибо если мы желаем прийти к логически обоснованным выводам, то должны выстраивать мысль в соответствии с правилами формальной логики, истоки которой восходят к Аристотелю. Некоторые схемы индуктивного вывода были разработаны еще в XIX в. Дж. Ст. Миллем.

В настоящее время широко используются различные модификации индуктивного вывода в педагогической психологии, особенно при проведении формирующего или обучающего эксперимента в целях создания, обоснования и проверки эффективности обучающих (формирующих) методов (см. подробнее [61, кн. 3]). Основная логическая схема, позволяющая добиться такого результата, довольно проста. Она включает в себя проведение исследования на двух и более группах испытуемых, одна из которых является экспериментальной, а другие – контрольными. В экспериментальной группе выделяется и целенаправленно изменяется переменная, которая рассматривается как вероятная причина объясняемого явления, а в контрольных группах ничего этого не происходит. По завершении эксперимента сравнивают и сравниваются между собой изменения, которые в экспериментальной и контрольной группах произошли в другой переменной – зависимой, и если окажется, что в экспериментальной группе эти изменения больше, чем в контрольной, то делается вывод о том, что подлинной их причиной являются именно вариации независимой переменной, которые имели место в экспериментальной группе.

Для того чтобы получаемые в экспериментальной и контрольной группах результаты были сопоставимыми, необходимо, чтобы эти группы по существенным признакам были эквивалентными, т. е. такими, в которых уравнено влияние всех других побочных переменных, кроме предполагаемой причины.

Таким образом, теория и методология тесно взаимосвязаны. Различия же состоят в том, что теория есть результат достигнутого уровня знания, а на вопрос, каким путем, способом, приемами и средствами получено это знание, дают ответ методология и методы процесса научного познания.

Методология (греч. methodos — букв, «путь к чему-либо» и logos — учение) – система принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности, а также учение об этой системе. Учение о методах научного познания и способах построения системы этого знания [94, с. 214].

Выделяют следующие уровни методологии: 1) философский; 2) общенаучный; 3) конкретно-научный; 4) конкретных методов и способов исследования.

Первый и второй уровни связаны с философско-теоретическими основами и носят мировоззренческий характер. Именно данные уровни методологии определяют психологическое направление или школу (психоанализ, бихевиоризм, гештальтпсихология, гуманистическая психология, отечественная диалектико-материалистическая позиция и т. д.).

В истории психологии можно найти примеры тех философско-мировоззренческих систем и взглядов, которые становились основой для создания различных психологических теорий. Так, В. Вундт переработал идеи Дж. Локка (материалистическая позиция), Р. Декарта (дуалистическая), В. Лейбница (идеалистическая) и создал собственное оригинальное учение. Предметом психологии Вундт определяет сознание, основным методом его исследования – экспериментальную интроспекцию (идеи Декарта). Сознание можно разложить на составляющие его элементы, которые даны во внешнем опыте и представлены в сознании непосредственно (идеи Локка о внешнем и внутреннем опыте). Такими элементами являются: ощущения, восприятие, представления, эмоции. Это уровень перцепции его можно исследовать методом экспериментальной интроспекции. Однако Вундт понимал, что в сумме своей данные элементы не есть сознание и несводимы к нему. И он выделяет уровень апперцепции (интуитивного схватывания, постижения, а это уже идеи Лейбница): память, речь, мышление и другие высшие функции. Этот уровень, считает Вундт, опытным путем изучать невозможно, поскольку его природа культурно-историческая и требует иных методов исследования. Схематично эти идеи могут быть представлены следующим образом (рис. 4.1).

Рис. 4.1. Уровни и основные структурные элементы сознания по В. Вундту

В последующем те ученые, которые разрабатывали идеи структурности сознания (Э. Б. Титченер и другие последователи Вундта) образовали направление структурализма, структурную психологию. Те же психологи, которые разрабатывали идеи целостности сознания и того, как сознание помогает организму в его приспособлении, адаптации к окружающей среде, образовали направления функциональной психологии (В. Джеймс, Д. Дьюи, Д. Энджелл, Г. А. Кэрр, Р. Вудворте), а в 1930-е гг. философия феноменализма (Э. Гуссерль) стала мировоззренческой основой учения гештальтпеихологии (М. Вертгеймер, К. Коффка, В. Кёлер) о целостности восприятия и мышления, о том, что все данное человеку в сознании «здесь и теперь» – его феноменальное поле.

Уровень общенаучной методологии составляют: содержательные научные концепции; универсальные концептуальные системы; методологические или логико-методологические концепции.

Пример содержательных научных концепций – концепция ноосферы В. И. Вернадского. Человек и человечество неразрывно связаны с биосферой – определенной частью планеты, на которой они живут, и геологически закономерно связаны с материально-энергетической структурой земли. Человек неотделим от природы, но, в отличие от животных, он обладает активностью, направленной на преобразование природной среды с целью обеспечения оптимальных условий жизни и деятельности. Именно в процессе своей жизнедеятельности человечество и создает «ноосферу», или «мыслящий пласт», – это новое геологическое явление на нашей планете. В ней впервые человечество предстает как крупнейшая геологическая сила, способная преобразовать планету.

Другой пример содержательной общенаучной методологической концепции – общая теория систем Л. фон Берталанфи. В ее основе представление об экосистемах как живых системах. Основные принципы системного подхода:

1) холизм против атомизма (взгляд на целостность изучаемых явлений, где целое не равно сумме его частей);

2) нелинейный, циклический характер причинности, что отличается от традиционных представлений детерминизма;

3) оптимальное состояние границ как условие выживания и функционирования системы. Границы системы должны быть проницаемы для свободного обмена между ней и окружающей средой и в то же время достаточно четко очерчены для сохранения целостности системы, иначе она будет составной частью какой-либо другой системы [53, с. 74].

К общенаучно-методологическим универсальным концепциям можно отнести кибернетику , созданную Н. Винером и Дж. Нейманом, в рамках которой было обосновано представление о системах, самоорганизующихся по принципу обратной связи. Концепция оказалась плодотворной и нашла свое продолжение в различных областях науки, в том числе в физиологии и психологии.

Эти подходы получили свое дальнейшее развитие в синергетике – научном направлении, занимающемся исследованием процессов самоорганизации, образования, поддержания и распада структур в системах самой различной природы (физических, химических, биологических и т. д.). Основателем синергетического направления и изобретателем термина «синергетика» является профессор Штутгартского университета и директор Института теоретической физики и синергетики Герман Хакен. В психологии синергетический подход как общенаучная методология пока используется нечасто, но имеет большие перспективы.

К уровню методологических или логико-методологических концепций можно отнести структурализм В. Вундта, культурно-историческую концепцию происхождения психики и сознания Л. С. Выготского, концепцию единства сознания и деятельности С. Л. Рубинштейна, концепцию личностно-деятельностного подхода А. Н. Леонтьева и др.

Уровень конкретно-научной методологии определяется теоретическими схемами, которые достаточно универсальны по отношению к объектам конкретной науки и являются теоретической основой для создания исследовательских программ, процедур и методик. К этому уровню можно отнести, например, различные модели интеллекта (Ж. Пиаже, Дж. Гилфорда и др.), стадии и уровни развития психики и поведения животных (по А. Н. Леонтьеву и К. Э. Фабри), уровни и формы психического отражения (по К. К. Платонову) и др.

Таким образом, если теория представляет результат познания, то методология определяет способы достижения и построения этого знания. Поэтому методология включает принципы, категории, понятия, выработанные данной наукой.

Таково в общих чертах соотношение между теорией и методологией научного познания. Но теория без практики мертва, «чистая наука» без ее практического применения в современном обществе не востребована. И в большей степени это касается именно сферы психологии, нежели фундаментальных наук.

Поэтому психологические школы и направления проводят и реализуют свои исследования, используя конкретные научные методы.

Метод – способ достижения цели, совокупность приемов и операций практического и теоретического освоения действительности.

Рассмотрим некоторые общие классификации научных методов и подходы к ним, более детально и подробно они изучаются в дисциплинах «Психодиагностика» и «Экспериментальная психология».

В свое время Г. Гегель подчеркивал, что метод есть движение самого содержания и поэтому не может разрабатываться вне связи с содержанием.

Выделяют общенаучные методы и конкретно-научные (частнонаучные) методы.

Общенаучные методы совпадают с общими принципами научного мышления и частично с основными мыслительными операциями, к ним относятся методы: индукции и дедукции; анализа и синтеза; обобщения; сравнения; классификации; наблюдения; эксперимента.

Спектр конкретно-научных методов определяется предметом и объектом данной науки. Но даже в психологии он чрезвычайно широк. Это, например:

• метод проб и ошибок – форма научения , детально описанная в докторской диссертации Э. Торндайка (1898);

• метод самонаблюдения, субъективных самооценок, опросники, анкеты и т. д.;

• метод психодиагностической, клинической беседы;

• психофизиологические методы: ЭКГ, ЭЭГ, КГР, ЧСС и т. д.

В психологии существует исторически сложившаяся систематика, где выделяют в качестве основных методов:

1. Метод интроспекции – самонаблюдение и самооценка своих внутренних состояний. Идея метода «Познай себя!» восходит еще к Сократу, хотя некоторые утверждают, что еще ранее – к Фалесу (VI в. до н. э.). Методологическое обоснование интроспективный метод получает в философии Р. Декарта. С выделением психологии в самостоятельную науку методом экспериментальной интроспекции исследуются ощущения, восприятия, эмоции в лабораториях В. Вундта и его последователей.

Как вариации интроспективного метода можно рассматривать анкеты субъективных состояний, шкалы самооценок, личностные опросники и т. д.

2. Метод экстероспекции – наблюдение за поведением, состоянием, реакциями испытуемого. Экстероспекция появляется как антитеза, как новая исследовательская парадигма, противоположная методу субъективных самооценок. Философским обоснованием и теоретической основой метода, который явился основным в бихевиоризме и ряде других направлений психологии, стремившихся к созданию объективной психологии, являлись взгляды представителей философии позитивизма (О. Конт, Г. Спенсер и др.) и прагматизма (В. Джеймс, Д. Дьюи), полагавших, что лишь то знание истинно и ценно, которое опирается на эмпирические факты, опыт, может быть проверено и практически реализовано.

Применительно к психологии это означало исследование объективно наблюдаемых и измеряемых психических явлений, поведения, действий, рефлексов и процесса их выработки, реакций на стимулы и их величину, интенсивность, продолжительность действия и т. д.

К классическим видам экстероспекции относят наблюдение, эксперимент и различные его виды, психологическое измерение.

3. Понимание (герменевтика – от греч. hermeneutike — истолковательное искусство; по имени бога Гермеса, выполнявшего, согласно древнегреческой мифологии, роль вестника и толкователя посланий богов людям) – непосредственное восприятие, «схватывание» психических состояний другого человека. Теоретическое обоснование применения герменевтического метода в психологии связано с именем немецкого историка культуры и философа-идеалиста, представителя философии жизни и понимающей психологии В. Дильтея (1833-1911).

Метод герменевтики предполагает наличие у психолога, психотерапевта, как минимум, двух обязательных качеств: эмпатии и интуиции. Широко используется при наличии данных способностей в гуманистической психотерапии.

Классическими вариантами герменевтического метода являются графологический и физиогномистический методы, психоаналитическая интерпретация, совокупность проективных методов (в фазе интерпретации, поскольку на этапе проведения это измерительная процедура), а также анализ продуктов деятельности и биографический метод [28, с. 275].

Современная систематика психологических методов

В настоящее время существуют различные подходы и достаточно развернутые классификации психологических методов. Разнообразие в подходах авторов определяется тем, что (какое основание) положено в основу классификации. Следует иметь в виду что та или иная классификация методов не должна рассматриваться в качестве абсолюта или истины в последней инстанции. Каждая классификация имеет как свои неоспоримые преимущества, так и отдельную неполноту, ограниченность. И в зависимости от логики научного исследования или изложения исследователь опирается на ту или иную классификацию психологических методов. Поэтому необходимо иметь представление об основных из них.

Существует деление методов на теоретические и эмпирические. Теоретические методы связаны в основном с формами познавательной деятельности и мышления:

гипотетико-дедуктивные — с выдвижением гипотез, восхождением от абстрактного к конкретному, от общих положений к явлениям, фактам действительности;

индуктивные — с восхождением от частного к общему, это путь от явлений к их причинам, от фактов, опыта к их обобщениям, умозаключениям;

связанные с анализом и синтезом : с одной стороны, мысленного расчленения сложного явления на части, выделение отдельных сторон и свойств в целях детального углубленного исследования; с другой стороны, рассмотрение явления, процесса в его целостности, нерасчлененности;

метод абстракции — отвлечение от ряда частных свойств и отношений и выявление сущностных характеристик;

методы обобщения , классификации и типизации , моделирования и др. Эмпирические методы, в свою очередь, можно подразделить на:

методы сбора информации (наблюдение, эксперимент, анкетирование, психологическое измерение и др.);

методы обработки и анализа эмпирических данных (параметрической и непараметрической статистики).

Или, что то же самое, по аналогии с другими науками выделяют: теоретические , эмпирические методы и метод интерпретации и описания. Выделяют также методы объективные и субъективные по способу получения данных и степени надежности и достоверности получаемой информации.

Более развернутая классификация методов представлена болгарским психологом Г. Д. Пирьовым (1985), Б. Г. Ананьевым (1977), работами М. С. Роговина и Г. В. Залевского (1988), В. Н. Дружинина (2001).

Таково общее понимание и соотношение теории, методологии и методов процесса научного психологического познания.

Теперь рассмотрим, что же собой представляют методологические, или объяснительные, принципы в общей психологии.

4.2. Методологические (объяснительные) принципы психологии

Принцип (лат. pnncipium — начало, основа) – основное исходное положение какой-либо теории, учения, системы и т. д. Проще говоря, система правил, которыми руководствуются ученые в своей деятельности. Принципы определяют направление научного поиска, в их рамках дается интерпретация полученных результатов.

В то же время принципы как исходные положения, правила, нормы, создаваемые в научном мире, не открываются и не изобретаются. Они вырабатываются в длительном процессе научного познания и освоения человеком объективной действительности, к которой относится и психика во всем многообразии ее проявлений. Принципы настолько жизнеспособны и деятельны, насколько отражают реальность и способствуют ее исследованию.

...

Некоторое авторское замечание в качестве уточнения используемой терминологии. В настоящее время понятия «методологические принципы психологии» и «объяснительные принципы психологии» употребляются в учебных пособиях как равнозначные, синонимы. Понятие «объяснительный принцип» достаточно широко использовал Д. С. Выготский в работе «Исторический смысл психологического кризиса: Методологическое исследование», в которой он писал: «Так поиски объяснительного принципа выводят нас за пределы данной науки и заставляют находить место данной области явлений в более обширном кругу явлений» [1 7, с. 21 ]. Но в тот период, 1920-1930-е гг., перехода отечественной психологии на позиции марксизма и диалектико-материалистического метода познания понятие «методологические принципы психологии» еще не было сформулировано. Затем оно прочно закрепляется в научной психологической литературе советского периода. Впрочем, автор разделяет позиции тех отечественных психологов, которые не считают нужным отказываться от этого понятия в силу изменившейся идеологии (Альбуханова-Славская К. А., Анцыферова Л. И., Брушлинский А. В. и др. (1997); Рогов Е. И. (1998) и др.). В то же время в учебных пособиях М. Г. Ярошевского (1985), А. В. Петровского (2001) широко используется именно понятие «объяснительные принципы», вероятно, в стремлении сохранить преемственность в психологической терминологии.


Каковы же основные методологические принципы, подходы, сложившиеся в отечественной психологии?

В совместной работе «Теоретическая психология» [72] А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский в качестве основных объяснительных принципов указывают: детерминизм ; системность ; развитие. Все другие принципы, по их мнению, могут быть сведены к этим трем. С данной позицией нельзя не согласиться, поскольку в такой трактовке они выступают как философские, т. е. общенаучные.

В то же время в других работах отечественные психологи выделяют еще ряд принципов, которые в большей степени раскрывают и показывают специфику психологической науки, ее развитие и направление проводимых исследований.

В коллективных трудах сотрудников сектора психологии Института философии АН СССР, а затем Института психологии АН СССР, в работах С. Л. Рубинштейна, Б. М. Теплова, Б. Г. Ананьева, A. Н. Леонтьева, А. А. Смирнова, В. Н. Мясищева, К. А. Абульхановой-Славской, Б. Ф. Ломова, Е. В. Шороховой, А. В. Брушлинского, B. Н. Мясищева, Л. И. Анцыферовой, К. К. Платонова, М. И. Бобневой и др. была решена задача создания системы таких методологических принципов психологии. Таким образом, обобщая эти позиции, в качестве основных методологических (объяснительных) принципов в настоящее время в отечественной психологии выступают:

• принцип объективности;

• принцип диалектико-материалистического детерминизма психики и мира психических феноменов;

• принцип активности психического отражения и регуляции поведения и деятельности;

• принцип развития и самодвижения психики;

• принцип системности, структурности, многоуровневости и иерархичности психики;

• принцип самоорганизации живых систем и организмов;

• принцип единства личности, сознания и деятельности (С. Л. Рубинштейн);

• принцип личностно-деятельностного подхода (А. Н. Леонтьев);

• личностный принцип;

• принцип единства теории, эксперимента и практики.

Вся совокупность указанных принципов, дополняющих и конкретизирующих друг друга, позволяет определять способы выделения объекта и предмета исследования, интерпретировать полученные новые научные результаты, осуществлять теоретические обобщения и строить концептуальные схемы и модели, выбирать адекватные исследовательским задачам методические приемы.

Принцип объективности. В современном понимании это научный принцип беспристрастности, т. е. стремление постичь истину и встать выше сиюминутных стремлений, желаний, избежать субъективных оценок.

В марксистской терминологии данный принцип зачастую истолковывался как принцип партийности, «классовой позиции», т. е. необходимости в научных исследованиях занять определенную мировоззренческую позицию: или диалектико-материалистическую, или религиозно-идеалистическую (в различных их вариациях).

Проблема объективности и субъективности в науке вообще и в психологии в частности относится к сложным и неоднозначно решаемым учеными проблемам.

Многие ученые изначально отказывались от признания психологии объективной наукой. «Разве можно объективно изучать субъективное, которое в опыте стороннему наблюдателю непосредственно не дано? Внутренний мир человека непосредственно открыт для познания только ему самому и никому другому». С этой точки зрения основным методом познания психических явлений провозглашался метод интроспекции (непосредственного самонаблюдения собственных состояний).

Необходимо отметить, что содержание термина «субъективное» достаточно многозначно. Как правило, он употребляется в трех значениях.

Субъективное как полная противоположность объективной реальности, как мой внутренний идеальный образ вне меня находящегося окружающего материального мира; как мир «непосредственно» данного мне опыта, который подлежит поэтому исследованию совершенно другими методами, чем окружающая объективная реальность (именно в этом смысле и употреблялся этот термин в рамках интроспективной психологии).

В другом смысле слово «субъективное» означает «искаженное», «неистинное», «неполное» знание, и в этом отношении оно противопоставляется «объективному», понимаемому как «истинное», «достоверное», «полное» знание. Понимаемая так субъективность психики означает обусловленность ее прежде всего потребностями и мотивами субъекта и способностью адекватного психического отражения окружающей реальности в той мере, в какой оно помогает субъекту ориентироваться и действовать в ней.

Наконец, в третьем значении понятие «субъективный» означает то, что принадлежит субъекту, выполняет конкретные функции в его жизнедеятельности, имеет вполне объективные формы существования и поэтому может быть изучено различными объективными методами. На наш взгляд, в данном случае корректнее использовать понятие «субъектный», то, что принадлежит и присуще субъекту.

Весьма неоднозначна и проблема понятия «объективности». В философии понятие «объективная истина» определяется как «адекватное отражение объекта познающим субъектом, воспроизведение его так, как он существует сам по себе, вне и независимо от человека и его сознания» [94, с. 226]. Данное положение справедливо в отношении естественных и точных наук.

Но может ли быть психологическое исследование объективным именно в этом отношении? Понятно, что по отношению к психике, сознанию познаваемого нами человека подобная «абсолютно независимая» позиция весьма проблематична. Так, некоторые проблемы психологии экспериментального общения, взаимодействия исследователя и испытуемого, их личности и деятельности довольно подробно разработаны в отечественной и зарубежной психологии (см., например, [28]).

Поэтому есть другая точка зрения: объективность (по крайней мере, в гуманитарных науках, в том числе и в психологии) следует понимать иначе. Поскольку наше сознание с необходимостью включено в объективную реальность и является моментом ее определения, следовательно, нельзя говорить о том, каков был бы мир человека вне его сознания, которое этот мир в известном смысле слова творит.

В целом проблема объективности истины, соотношения абсолютной и относительной истины в процессе познания достаточно полно разработана в философско-методологическом аспекте. Несомненно, существуют абсолютные истины, поскольку они адекватно отражают выявленные закономерности и существенные взаимосвязи объективной реальности, в том числе и в области психических явлений. Однако эти истины становятся относительными за порогами и пределами своих границ. Поэтому познанная, установленная истина всегда конкретна , объективным же критерием ее истинности выступает общественно-историческая, социальная практика.

Таким образом, и в психологии истина объективна, поскольку она абсолютна и относительна в одно и то же время, а потому конкретна с учетом действия выявленных закономерностей и существенных взаимосвязей, которые носят статистический (вероятностный) характер.

Принцип диалектико-материалистического детерминизма психики и мира психических феноменов. Детерминизм (от лат. determine — определяю) – философское учение об объективной закономерной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений материального и духовного мира. Центральным ядром детерминизма служит положение о существовании причинности , т. е. такой связи явлений, в которой одно явление (причина) при вполне определенных условиях с необходимостью порождает, производит другое явление (следствие) [там же, с. 149].

В психологии принцип детерминизма ориентирует исследователя на поиск причин, условий и факторов, которые обусловливают возникновение и функционирование психических явлений. Поскольку в психике нет ничего, что не имело бы своей внутренней или внешней причины, как бы эти причины ни были глубоко скрыты и опосредованы другими явлениями, условиями и факторами.

Применительно к психологии в развитии принципа детерминизма можно выделить несколько эпох.

Предмеханический ( натурфилософский ) детерминизм представлен древнегреческими философскими учениями, пронизанными идеями гилозоизма.

Гилозоизм (от греч. hyle — материя и где — жизнь) – философское учение и идеи о всеобщей одушевленности природы – синоним панпсихизма. Космос и окружающая природа представляются как живой организм в своей целостности, нерасчлененности, противоречивости и цикличности развития. Душа, в отличие от древнего анимизма (от лат. anima — душа), мыслилась неотделимой от круговорота материальных стихий (воздуха, огня, потока атомов, семян вещей), подчиненной общим для всего космоса законам (логосу).

Механический детерминизм связан с механистическими представлениями окружающей картины мира. Новое время (начиная с XVII в.) – эпоха перехода к мануфактурному производству связано с изобретением и использованием механических устройств. «Дух механицизма», устройство механизмов и их действие становятся прообразом причинно-механического объяснения всего сущего, окружающего мира, включая живые организмы и их жизнедеятельность.

Общее, что было характерно для науки данного периода в целом, – механистическая тенденция. Механистический принцип в качестве универсального методологического подхода и способа объяснения и познания мира закрепляется в философии, переносится в психологию, все психические явления, поведение и сознание человека трактуются и описываются по аналогии с механическими процессами.

Философско-психологические учения Нового времени, будучи механистическими по форме, были и метафизическими по способу мышления. Перенесение в философию и психологию из естествознания принципа расчленения (анализа) сложных явлений на отдельные элементы, классы и рассмотрение их вне взаимной связи и развития породило односторонность и ограниченность рассмотрения механизмов психики, моделей сознания и поведения (механистичность и метафизичность).

В то же время, несмотря на ограниченность, механистичность и метафизичность существующих подходов, именно в этот период были сформированы основные теоретико-методологические принципы, на основе которых происходило формирование экспериментальной психологии во второй половине XIX в.

Биологический детерминизм исходит из идеи, что жизни присуща целесообразность, неистребимая устремленность отдельных целостных организмов к самосохранению и выживанию вопреки разрушающим воздействиям среды. Ч. Дарвин и К. Бернар объяснили эту телеологичность (целесообразность) естественными причинами. Первый – изменчивостью, наследственностью, отбором и сохранением форм, эволюционно оказавшихся приспособленными к условиям существования. Второй – особым устройством органических тел, позволяющим заблаговременно включать механизмы, способные удержать основные биологические процессы на стабильном уровне (впоследствии американский физиолог У. Кеннон, соединив бернаровские идеи с дарвиновскими, дал этому явлению специальное имя – гомеостаз).

С этими идеями было связано радикальное изменение в понимании детерминизма, который отныне означал не «жесткую» однозначную зависимость следствия от причины, а вероятностную детерминацию. Эти идеи открывали простор для широкого применения статистических методов в области психологических исследований.

Психический детерминизм связан с изменением взглядов на предмет психологии. Начиная с Р. Декарта психология ограничивается рамками сознания как совокупности процессов внутреннего мира субъекта, данной ему в непосредственном опыте, и методом его исследования – интроспекцией . Однако концепция В. Вундта о структуре сознания не нашла практической реализации в силу ограничения исследований областью «чистой» науки без ее практической реализации. И на смену вундтовской концепции структурализма приходит функционализм, воспринявший идеи биологической эволюции и изменчивости видов живых организмов. Функционализм сохранил идею сознания как причинности и предмета исследования психических явлений, но придал ей роль деятельной активности во взаимосвязи организма и окружающей среды. Представители функционализма считали, что цель психологии не в выявлении элементов сознания, а в изучении функций приспособления сознания (психики) к условиям окружающей среды (американский философ, психолог В. Джеймс (1842-1910)).

Социальный детерминизм исходит из идеи детерминации психического развития социальными условиями и факторами. Причем выделяются направления: макросоциального детерминизма и микросоциального детерминизма [72, с. 340-350].

Философские идеи о социальной сущности человека, обусловленности его развития особенностями национальной культуры начинают реализовываться в конкретных научных исследованиях в истории, этнографии, филологии начиная с XIX в. В. Вундт пишет 10-томный труд «Психология народов» (1900-1920). По мнению Вундта, для изучения психических процессов высшего порядка (обучаемость, память, речь и др.) применимы только неэкспериментальные методы исследования, практикуемые в социологии, антропологии, социальной психологии, поскольку природа высших процессов культурно-историческая.

Иную позицию занимал русский мыслитель А. А. Потебня (1835-1891). В своих работах «Мысль и язык», «Психология поэтического и прозаического мышления», «Миф и слово» и др. он выступил инициатором создания культурно-исторической психологии, с позиций которой главным фактором психического и интеллектуального развития человека выступает прогресс национального языка как органа, образующего мысль. Идея о том, что язык формирует мысль, давала возможность поставить изучение мысли на точную фактологическую (языковую) основу.

В качестве других макросоциальных детерминант развития психики и сознания человека выступает марксистский подход об определяющей роли труда, производственной деятельности и существующего способа производства, присущего данной эпохе, в который вовлечены люди.

К. Маркс в предисловии «К критике политической экономии» (1859) писал: «В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли независящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание». [4]

На основе идей марксизма в российской психологии советского периода возникло направление, базовой категорией которого явилась «деятельность». Благодаря трудам М. Я. Басова, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева и др. в отечественной психологии разработан «деятельностный подход» – об определяющей роли деятельности в развитии и формировании психики и сознания личности.

В ином направлении марксистское объяснение детерминации психики было воспринято и развито Л. С. Выготским. В своей культурно-исторической концепции развития личности он «сомкнул макросоциальный уровень ее детерминации с микросоциальным» [там же, с. 346].

К микросоциальному уровню детерминации, уровню межличностных отношений обращались многие психологические школы.

3. Фрейд искал источник психических травм в общении ребенка с родителями. Представитель необихевиоризма Б. Скиннер объяснял вербальное поведение подкреплением речевых реакций со стороны собеседника. К. Левин в своей топологической и векторной психологии ставил «локомоции», т. е. движения, направленные на перемещение собственного тела в пространстве (походка, ходьба, бег, плавание и т. п.), индивида в зависимость от «социального поля».

Принцип активности психического отражения и регуляции поведения и деятельности. Все психические явления суть результаты непосредственного или опосредствованного психического отражения, содержание которого детерминировано объективным миром. Психические явления выступают как различные формы и уровни субъективного отражения объективной действительности, как образы предметов и явлений окружающего мира, как единство реального бытия и его отражения. Рубинштейн писал: «Всякий психический факт – это и кусок реальной действительности и отражение действительности – не либо одно, либо другое, а и одно и другое; именно в том и заключается своеобразие психического, что оно является и реальной стороной бытия, и его отражением – единством реального и идеального » [86, с. 10-11].

Психическое отражение объективного мира осуществляется живым организмом в субъективных образах, сложность, яркость и адекватность которых отражаемому зависят от форм и уровня психической организации. Именно в этом субъективном образе мир изменяется, переделывается, подвергается реконструкции. И этот же образ выступает как основа адаптивного характера психического отражения, обеспечивая функции регуляции поведения и деятельности отдельной животной особи или индивида либо их сообществ.

Принцип развития и самодвижения психики предусматривает постепенное и скачкообразное усложнение психики как в процессуальном, так и содержательном аспектах, понимание психического как единства непрерывного и дискретного, что проявляется в следующих моментах:

• выделение этапности, фазовости в развитии любого психического процесса;

• возможность адекватно познавать психическое только в его динамике, развитии;

• источник самодвижения психики заложен в ней самой и характеризуется противоречивостью и гетерохронностью развития (неравномерностью, несовпадением фаз и направлений биологического, психического и социального развития, созревания и разрушения). Но в целом в тенденции психика подчинена закону самовозрастающего развития;

• генетический принцип развития в фило– и онтогенезе;

• общественно-историческое развитие, а также культурно-историческое развитие психики и сознания (Л. С. Выготский).

Принцип системности, структурности, многоуровневости и иерархичности психики. Психика рассматривается как целостность, в которой все психические явления являются ступенями, включенными в определенную иерархию, где нижние ступени психического субор-динированны, т. е. подчинены, и управляются высшими, а высшие, функционируя на основе низших, опираясь на них, в то же время к ним не сводятся.

Принцип системности опирается на ряд идей:

• о целостности психики, предполагающей рассмотрение психического во множестве внешних и внутренних отношений;

• о многоплановости и многоуровневости психических явлений;

• о существенной роли социальной детерминации не только личностных свойств, но и психических процессов [82, с. 152].

Принцип самоорганизации живых систем и организмов предусматривает изучение психики и психических феноменов исходя из идей гомеостаза (способности состояний и свойств организма поддерживать свои параметры и физиологические функции в определенном диапазоне, основанной на устойчивости внутренней среды организма по отношению к воздействиям внешней среды), а также исследование функций психики, обеспечивающих активное приспособление и адаптацию к условиям окружающей среды.

Принцип единства личности, сознания и деятельности основывается на том, что сознание – личностно и деятельно, личность – сознательна и деятельна, деятельность – сознательна и личностна [86].

Таковы основные методологические (объяснительные) принципы, выработанные отечественной психологией. Перечисленные принципы определяют подход к созданию психологических систем, направления психологических исследований и раскрываются через систему понятийно-категориального аппарата психологии.

Глава 5 Понятийно-категориальный (концептуальный) аппарат психологии. Психологические системы

Темы

5.1. Понятийно-категориальный аппарат психологии

5.2. Психологические системы