ПравообладателямКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия, Макдональд КевинМакдональд КевинКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кевин Макдональд pdf   Читать

Макдональд наиболее известен благодаря своей трилогии анализирующей иудаизм с позиций эволюционной психологии. Трилогия состоит из книг:

Народ, который должен жить один: Иудаизм как групповая эволюционная стратегия (1994);

Обособленность и ее разочарования: Вперед к эволюционной теории антисемитизма (1998);

Культура критики (1998).

Уже в первой книге он подчёркивает, что научную основу его работ составляет теория социальной идентичности, корни которой могут быть найдены как в иудаизме, так и антисемитизме, представляющих собой сочетание позитивных и негативных форм самоидентификации. Макдональд рассматривает иудаизм, как групповую эволюционную стратегию, способствующую конкуренции евреев с не-евреями и устойчиво позволившую выстоять еврейским диаспорам, несмотря на многочисленные неблагоприятные обстоятельства в лице геттоизации, насильственной ассимиляции и навязанной им социальной ниши.

Используя термин «еврейский этноцентризм», Макдональд предполагает что, что культивация иудаизма и обособленный образ жизни, вкупе с сохранением высокой этнической однородности, привели к групповой селекции, результатом которой стал, в том числе, чрезвычайно сильный «вербальный интеллект» и высокая коллективная сплоченность. Он останавливает внимание на r/K репродуктивных стратегиях, утверждая, что евреи преследуют К-стратегию, заключающуюся в меньшем количестве потомков с последующим серьёзным вложением «инвестиций» в их воспитание.

При этом Макдональд отмечает, что хотя сильный этноцентризм и принес бесспорные преимущества, объединяя разрозненный еврейский этнос при помощи диаспор, но это также привело к резкой реакции со стороны народов, среди которых они жили. Он выделяет несколько исторических примеров, иллюстрирующих его выводы, включая антисемитизм в Римской империи и антисемитизм в Средние века.

Помимо этого, он полагает, что некоторые интеллектуальные продукты и учения, создаваемые представителями еврейского этноса завуалированного принижают «этноцентризм» других народов, способствуя наращиванию еврейского влияния в мире. Он указывает, что, фрейдистский психоанализ, марксизм и неоконсерватизм используют аргументы, нравящиеся не-евреям, не выпячивая при этом собственно еврейские интересы.


PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К.
Страница 77. Читать онлайн

78

подразумеваемому в сталинской позиции (Линдеманн, 1997, 450), более гармонирует с еврейскими интересами и определенно отражает общую тему еврейских отношений в обществах эпохи постПросвещения в делом. На протяжении всего этого времени вплоть до 1930-х г.г. "для Кремля и Лубянки (русская секретная полиции) еврейство определялось не религией, а кровью*' (Ваксберг, 1994, 64). Действительно, секретная полиция использовала в качестве агентов этнических чужаков (например, евреев в традиционно антисемитски настроенной Украине) потому, что они испытывали меньше сочувствия к коренным жителям (Линдеманн, 1997, 443) - полиция, которая демонстрирует великолепное эволюционное чувство.

Таким образом, вопрос еврейского этнического происхождения был важен не только для неевреев, но субъективно и для евреев. Когда секретная полиция хотела проверить еврейского агента, она вербовала "бедную еврейскую горничную", которая бы установила с ним интимные отношения, однозначно предполагая, что операция пройдет лучше, если эти отношения будут иметь внутриэтнический характер (Ваксберг, 1994, 44п). Аналогично, имеется четко выраженная тенденция среди левых евреев возвеличивать скорее других евреев, таких как Троцкий и Роза Люксембург, чем левых неевреев, как в Польше (Шац, 1991, 62, 89), хотя некоторые исследователи имеют серьезные сомнения относительно еврейской идентификации этих двух революционеров. Действительно, Хук (1949, 465) обнаруживает среди левых ощущение того, что влечение еврейских интеллектуалов к Троцкому обусловлено этнической базой. По словам одного из них, "не случайно, что три четверти троцкистских лидеров являются евреями."

Затем, имеется значительное подтверждение того, что еврейские большевики вообще сохраняли, по крайней мере, остаточную еврейскую идентичность. В некоторых случаях эта еврейская идентичность действительно была "реактивной'* (то есть, обусловленной другими ощущениями). Например, Роза Люксембург, вероятно, обладала реактивной еврейской идентичностью, поскольку она считалась еврейкой несмотря на тот факт, что она "была самым острым критиком своего народа, доходя временами до безжалостного оскорблении других евреев** (Шеферд, 1993. 118). Тем не менее, единственно важная сексуальная связь у Люксембург бьша с евреем, и она продолжала поддерживать отношения со своей семьей. Линдеманн (1997, 178) замечает, что конфликт между революционными левыми Люксембург и социал-демократическими реформистами Германии носил окраску немецко-еврейского этнического конфликта, учитывая

Обложка.
PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К. Страница 77. Читать онлайн