ПравообладателямКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия, Макдональд КевинМакдональд КевинКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кевин Макдональд pdf   Читать

Макдональд наиболее известен благодаря своей трилогии анализирующей иудаизм с позиций эволюционной психологии. Трилогия состоит из книг:

Народ, который должен жить один: Иудаизм как групповая эволюционная стратегия (1994);

Обособленность и ее разочарования: Вперед к эволюционной теории антисемитизма (1998);

Культура критики (1998).

Уже в первой книге он подчёркивает, что научную основу его работ составляет теория социальной идентичности, корни которой могут быть найдены как в иудаизме, так и антисемитизме, представляющих собой сочетание позитивных и негативных форм самоидентификации. Макдональд рассматривает иудаизм, как групповую эволюционную стратегию, способствующую конкуренции евреев с не-евреями и устойчиво позволившую выстоять еврейским диаспорам, несмотря на многочисленные неблагоприятные обстоятельства в лице геттоизации, насильственной ассимиляции и навязанной им социальной ниши.

Используя термин «еврейский этноцентризм», Макдональд предполагает что, что культивация иудаизма и обособленный образ жизни, вкупе с сохранением высокой этнической однородности, привели к групповой селекции, результатом которой стал, в том числе, чрезвычайно сильный «вербальный интеллект» и высокая коллективная сплоченность. Он останавливает внимание на r/K репродуктивных стратегиях, утверждая, что евреи преследуют К-стратегию, заключающуюся в меньшем количестве потомков с последующим серьёзным вложением «инвестиций» в их воспитание.

При этом Макдональд отмечает, что хотя сильный этноцентризм и принес бесспорные преимущества, объединяя разрозненный еврейский этнос при помощи диаспор, но это также привело к резкой реакции со стороны народов, среди которых они жили. Он выделяет несколько исторических примеров, иллюстрирующих его выводы, включая антисемитизм в Римской империи и антисемитизм в Средние века.

Помимо этого, он полагает, что некоторые интеллектуальные продукты и учения, создаваемые представителями еврейского этноса завуалированного принижают «этноцентризм» других народов, способствуя наращиванию еврейского влияния в мире. Он указывает, что, фрейдистский психоанализ, марксизм и неоконсерватизм используют аргументы, нравящиеся не-евреям, не выпячивая при этом собственно еврейские интересы.


PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К.
Страница 316. Читать онлайн

раввина: "Каждый haredi... будет советоваться со своим раввином или хасилским раввином по каждому вопросу своей жизни, и будет соблюдать совет, который он получает, даже если это не вполне законное (? halachtc) постановление" (Landau, 1993, 47). "Слепое подчинение haredim раввину - одна из самых потрясающих характереистик харедизма в глазаз внешнего мира, как еврейского, так и нееврейского" (Landau, 1993, 45). Известные раввины почитаются как божества (tzaddikism или культ личности); так, недавно была дискуссия по поводу того, объявлять ли мессией любавичского раввина Шнеерсона. Многие ero последователи признавали ere таковым; Минц (1992, 348Н) отмечает, что для хасидских евреев привычно считать своих раввинов мессиями.

Это сильное групповое чувство по отношению к харизматичному лидеру напоминает то, что обнаруживается среди традиционных восточноевропейских евреев, являющимися прямыми предшественниками многих из этих интеллектуалов. Сионистский лидер Артур Руппин (1971, 69) вспоминает свое посещение одной из синагог в Галиции (Полыпа) в 1903 году:

"Там не было ни одной скамьи, и несколько тысяч евреев стояли, плотно прижавшись друг к другу, качаясь в молитве как колос на ветру. Когда появился раввин, началась служба. Каждый старался как можно ближе приблизиться к нему. Раввин вел службу тонким плачущим голосом. Казалось, это возбуждает в слушателях своего рода экстаз. Они закрыли глаза, энергично кланяясь. Громкая молитва звучала подобно штормовым раскатам. Любой, кто бы увидел этих евреев в молитве, заключил бы, что они самые религиозные люди на земле".

Затем те, кто ближе всех стоял к раввину, торопливо пытались съесть любую пищу, к котрой прикоснулся раввин, а рыбные кости сохранялись последователями как реликвия.

Как и предполагается теорией социальной идентичности, все эти движения, похоже, имеют сильное чувство принадлежности к внутренней группе, рассматриваемой интеллектуально и морально вышестоящей по сравнению с внешними группами, которые считаются морально извращенными н интеллектуально низкими (например, постоянное нагюминание Хоркхаймера о том, что онн относятся к "немногим избранным", которые призваны создать "критическую теорию"). Разногласие внутри группы направлялось в определенное узкое интеллектуальное русло; те, кто преступал границы, просто исключались из движения. Стоит еще раз процитировать слова Евгения

Обложка.
PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К. Страница 316. Читать онлайн