ПравообладателямКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия, Макдональд КевинМакдональд КевинКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кевин Макдональд pdf   Читать

Макдональд наиболее известен благодаря своей трилогии анализирующей иудаизм с позиций эволюционной психологии. Трилогия состоит из книг:

Народ, который должен жить один: Иудаизм как групповая эволюционная стратегия (1994);

Обособленность и ее разочарования: Вперед к эволюционной теории антисемитизма (1998);

Культура критики (1998).

Уже в первой книге он подчёркивает, что научную основу его работ составляет теория социальной идентичности, корни которой могут быть найдены как в иудаизме, так и антисемитизме, представляющих собой сочетание позитивных и негативных форм самоидентификации. Макдональд рассматривает иудаизм, как групповую эволюционную стратегию, способствующую конкуренции евреев с не-евреями и устойчиво позволившую выстоять еврейским диаспорам, несмотря на многочисленные неблагоприятные обстоятельства в лице геттоизации, насильственной ассимиляции и навязанной им социальной ниши.

Используя термин «еврейский этноцентризм», Макдональд предполагает что, что культивация иудаизма и обособленный образ жизни, вкупе с сохранением высокой этнической однородности, привели к групповой селекции, результатом которой стал, в том числе, чрезвычайно сильный «вербальный интеллект» и высокая коллективная сплоченность. Он останавливает внимание на r/K репродуктивных стратегиях, утверждая, что евреи преследуют К-стратегию, заключающуюся в меньшем количестве потомков с последующим серьёзным вложением «инвестиций» в их воспитание.

При этом Макдональд отмечает, что хотя сильный этноцентризм и принес бесспорные преимущества, объединяя разрозненный еврейский этнос при помощи диаспор, но это также привело к резкой реакции со стороны народов, среди которых они жили. Он выделяет несколько исторических примеров, иллюстрирующих его выводы, включая антисемитизм в Римской империи и антисемитизм в Средние века.

Помимо этого, он полагает, что некоторые интеллектуальные продукты и учения, создаваемые представителями еврейского этноса завуалированного принижают «этноцентризм» других народов, способствуя наращиванию еврейского влияния в мире. Он указывает, что, фрейдистский психоанализ, марксизм и неоконсерватизм используют аргументы, нравящиеся не-евреям, не выпячивая при этом собственно еврейские интересы.


PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К.
Страница 167. Читать онлайн

168

видимому, хорошо осознавал, что ero подрывные предположения в "Тотем и табу" были целиком спекулятивными. Когда в 1920 г. один английский антрополог назвал эту книгу "так себе" историей, Фрейд был "смущен" и сказал только, что у его критика "не хватает фантазии" (Gay, 1988, 327),- очевидно, уступка тому, что ero работа является фантастичной. Фрейд заявил, что "было бы глупо с этим материалом стремиться к точности, как неразумно требовать и бесспорных фактов" (Gay, 1988, 330). Аналогично, Фрейд охарактеризовал свою работу "Цивилизация и ее разочарования" как "по существу, дилетанское основание", на котором "возвышается тонко заостренное аналитическое исследование"(Gay, 1988, 543).

Питер Гэй называет выдвижение Фрейдом идеи ламаркианского наследования вины, которое проходит через все эти работы, "чистой экстравагантностью, воздвигнутой на более ранней экстравагантности утверждения, что якобы первое убийство было событием исторической важности". Однако, пе хватает никакой оценки, чтобы постичь невероятное отрицание научного духа, очевидное во всех этих произведениях. Это более, чем экстравагантность. Фрейд принимал генетическую теорию, наследование приобретенных качеств, которая была полностью отвергнута научным сообществом, по крайней мере, к тому времени, когда "Цивилизация и ее разочарования" подтвердила эту доктрину. Это была скромно спекулятивная теория, но на повестке дня явно стояли спекуляции Фрейда. Вместо того, чтобы обеспечивать спекуляции, которые бы подтверждали моральную и интеллектуальную основу культуры своего времени, его спекуляции были составной частью era войны против нееврейской культуры до такой степени, что он рассматривал "Тотем и табу" как победу над Римом и католической церковью.

Аналогично, работа Фрейда "Будущность одной иллюзии" является сильной атакой на религию под именем науки. Фрейд сам признавал слабость ее научного содержания, заявляя, что "аналитическое содержание работы очень незначительно" (Gay, 1988, 524). Гэй (1988, 537) находит, что она "уступает его собственным стандартам", которые, как мы уже видели, были приспособлены лля спекуляций, обслуживающим политическую повестку дня. Однако, к тому же Фрейд занят научными спекуляциями, обслуживающими повестку дня по подрыву институтов нееврейского общества. Такое состояние типично для Фрейда. Например, Крюс (193, 57) отмечает, что Фрейд выдвинул свою теорию о том, что Достоевский был нс эпилептик, а истерик, страдающий потому, что стал очевидцем первобытной сцены "с типично коварным показом эксперимента; но затем, точно

Обложка.
PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К. Страница 167. Читать онлайн