ПравообладателямКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия, Макдональд КевинМакдональд КевинКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кевин Макдональд pdf   Читать

Макдональд наиболее известен благодаря своей трилогии анализирующей иудаизм с позиций эволюционной психологии. Трилогия состоит из книг:

Народ, который должен жить один: Иудаизм как групповая эволюционная стратегия (1994);

Обособленность и ее разочарования: Вперед к эволюционной теории антисемитизма (1998);

Культура критики (1998).

Уже в первой книге он подчёркивает, что научную основу его работ составляет теория социальной идентичности, корни которой могут быть найдены как в иудаизме, так и антисемитизме, представляющих собой сочетание позитивных и негативных форм самоидентификации. Макдональд рассматривает иудаизм, как групповую эволюционную стратегию, способствующую конкуренции евреев с не-евреями и устойчиво позволившую выстоять еврейским диаспорам, несмотря на многочисленные неблагоприятные обстоятельства в лице геттоизации, насильственной ассимиляции и навязанной им социальной ниши.

Используя термин «еврейский этноцентризм», Макдональд предполагает что, что культивация иудаизма и обособленный образ жизни, вкупе с сохранением высокой этнической однородности, привели к групповой селекции, результатом которой стал, в том числе, чрезвычайно сильный «вербальный интеллект» и высокая коллективная сплоченность. Он останавливает внимание на r/K репродуктивных стратегиях, утверждая, что евреи преследуют К-стратегию, заключающуюся в меньшем количестве потомков с последующим серьёзным вложением «инвестиций» в их воспитание.

При этом Макдональд отмечает, что хотя сильный этноцентризм и принес бесспорные преимущества, объединяя разрозненный еврейский этнос при помощи диаспор, но это также привело к резкой реакции со стороны народов, среди которых они жили. Он выделяет несколько исторических примеров, иллюстрирующих его выводы, включая антисемитизм в Римской империи и антисемитизм в Средние века.

Помимо этого, он полагает, что некоторые интеллектуальные продукты и учения, создаваемые представителями еврейского этноса завуалированного принижают «этноцентризм» других народов, способствуя наращиванию еврейского влияния в мире. Он указывает, что, фрейдистский психоанализ, марксизм и неоконсерватизм используют аргументы, нравящиеся не-евреям, не выпячивая при этом собственно еврейские интересы.


PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К.
Страница 151. Читать онлайн

152

В Соединенных Штатах, ко второму десятилетию 20 в. Фрейд четко ассоциировался с движением за сексуальную свободу и социальные реформы, и стал мишенью для консерваторов (Torrey, 1992, 16ff). ' В конце 1956 г. один психиатр, написавший в "American Journal of Psychiatry", жаловался: "Возможно ли, что мы вырабатываем эквивалент светской церкви, поддерживаемой правительственными деньгами, со штатными послушниками генитального уровня развития умышленно хлебающими похлебку из экзистенционального атеизма, гедонизма и других сомнительных религиозно-философских ингредиентов?" (Jonson, 1956, 40).

Отрицая религию, сам Фрейд имел четкую еврейскую идентичность. В одном из писем 1931 г. он назвал себя "фанатичным евреем", а в другом случае писал, что он ощутил "привлекательность иудаизма и евреев, такие необоримые, темные эмоциональные силы, которые менее всего могут быть выражены словами, а также ясное осознание внутренней идентичности, закрытость этого умственного построения** (Gay, 1988, 601). По другому поводу он писал о "странной, таинственной близости", касающейся его еврейской идентичности (Gay, 1988, 601). По крайней мере, к началу 1930-х г.г. Фрейд стал также горячо симпатизировать сионизму. Его сын Эрнст тоже был сионистом, и никто из детей Фрейда не обратился в христианство или бракосочетался с неевреями.

Как и предполагается теорией социальной идентичности, фрейдовское чувство еврейской идентичности имело результатом глубокое отчуждение or неевреев. Иерушалми (1991. 39) отмечает: 0Мы находим у Фрейда чувство отличия от неевреев, которое не может быть объяснено просто реакцией на антисемитизм. Хотя антисемитизм мог периодически усиливаться или модифицироваться, это чувство, как представляется, было первичным, унаследованным от его семьи и ближайшего окружения; и оио оставалось с ним на протяжении всей его жизни."

В откровенном комментарии Фрейд заявляет: юй часто ощущал себя, как бы наследником упорства и всех страстей наших предшественников, когда они защищали свои храмы, хотя я мог бы с радостью потратить свою жизнь на текущие дела (Gay, 1988, 604). Его еврейская идентичность была, таким образом. связана с самообманом. в котором он беззаветно сражается с врагами группы, выказывая при случае свой альтруизм, защищающий групповые интересы, — зеркальное изображение еврейской версии финала вагнеровских "Нибелунгов", который являлся составной частью нацистской идеологии (см. SAID, гл.5). Говоря языком теории социальной идентичности, Фрейд,

Обложка.
PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К. Страница 151. Читать онлайн