ПравообладателямКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия, Макдональд КевинМакдональд КевинКультура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кевин Макдональд pdf   Читать

Макдональд наиболее известен благодаря своей трилогии анализирующей иудаизм с позиций эволюционной психологии. Трилогия состоит из книг:

Народ, который должен жить один: Иудаизм как групповая эволюционная стратегия (1994);

Обособленность и ее разочарования: Вперед к эволюционной теории антисемитизма (1998);

Культура критики (1998).

Уже в первой книге он подчёркивает, что научную основу его работ составляет теория социальной идентичности, корни которой могут быть найдены как в иудаизме, так и антисемитизме, представляющих собой сочетание позитивных и негативных форм самоидентификации. Макдональд рассматривает иудаизм, как групповую эволюционную стратегию, способствующую конкуренции евреев с не-евреями и устойчиво позволившую выстоять еврейским диаспорам, несмотря на многочисленные неблагоприятные обстоятельства в лице геттоизации, насильственной ассимиляции и навязанной им социальной ниши.

Используя термин «еврейский этноцентризм», Макдональд предполагает что, что культивация иудаизма и обособленный образ жизни, вкупе с сохранением высокой этнической однородности, привели к групповой селекции, результатом которой стал, в том числе, чрезвычайно сильный «вербальный интеллект» и высокая коллективная сплоченность. Он останавливает внимание на r/K репродуктивных стратегиях, утверждая, что евреи преследуют К-стратегию, заключающуюся в меньшем количестве потомков с последующим серьёзным вложением «инвестиций» в их воспитание.

При этом Макдональд отмечает, что хотя сильный этноцентризм и принес бесспорные преимущества, объединяя разрозненный еврейский этнос при помощи диаспор, но это также привело к резкой реакции со стороны народов, среди которых они жили. Он выделяет несколько исторических примеров, иллюстрирующих его выводы, включая антисемитизм в Римской империи и антисемитизм в Средние века.

Помимо этого, он полагает, что некоторые интеллектуальные продукты и учения, создаваемые представителями еврейского этноса завуалированного принижают «этноцентризм» других народов, способствуя наращиванию еврейского влияния в мире. Он указывает, что, фрейдистский психоанализ, марксизм и неоконсерватизм используют аргументы, нравящиеся не-евреям, не выпячивая при этом собственно еврейские интересы.


PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К.
Страница 131. Читать онлайн

132

Четверо из семи лидеров были этническими евреями (не считая Ленина, который, как отмечает Линдеман, был на четверть евреем, и поэтому достаточно евреем, чтобы попасть под подозрение в нацистской Германии - Ленин повсеместно считался евреем), как и примерно одна треть от высших

пятидесяти человек.

Более того, Линдеман отмечает, что несколько высоко~гоставлеаных неевреев в большевистском движении, включая Ленина, могут быть названы "объевреившимися нсевреями"- выражение, свободное от его бшобразных значений, которые могут быть использованы, чтобы подчеркнуть малоприметный момент: даже в России были неевреи, независимо большевики илинет, которые уважали евреев, безудержно их хвалили, имитировали, заботились об их благосостоянии, заводили с ними интимные знакомства или романтические связи" (с.433). Например, Ленин "открыто и постоянно хвалил роль евреев в революционном движении. Он был один из самых твердых и последовательных в партии в осуждении погромов и антисемитизма в целом. После революции он отошел от своего прежнего сопротивления еврейскому национализму, признавая, что при советской власти еврейская национальность может быть легитимной. Уже находясь на своем смертном ложе, Ленин тепло отзывался о еврейском меньшевике Юлии Мартове, к которому всегда испытывал особое личное расположение, несмотря на их острые идеологические разногласия.'*

Цитируя важную работу Пола Джонсона (1988), Линдеман отмечает "первостепенную" роль Троцкого в планировании и руководстве большевистским восстанием, а также его роль, как "блестящего военного вождя", в создании Красной армии как военной силы (с.448). Более того, многие личные черты Троцкого являются типично еврейскими:

"Если кто-то думает, что антисемитизм потенциально обусловлен главным образом беспокойством и страхом, в отличие от пршрения, то, тогда представляется значительной та степень, до которой Троцкий стал источником озабоченности анисемитизмом. Здесь также слова Джонсона предположительны. Он пишет о "демонической силе" Троцкого - явно, то же самое выражение, которое постоянно используется другими применительно к ораторству Зиновьева или жестокости Урицкого. (21) Беграничная самоуверенность Троцкого, его всем известное высокомерие и чувство превосходства были еще одними чертами, котрые часто ассоциируются евреями. Вокруг Троцкого и

Обложка.
PDF. Культура критики. Системный анализ еврейского участия в интеллектуальных и политических движениях ХХ столетия. Макдональд К. Страница 131. Читать онлайн