Глава 4

Как возникает влюбленность


...

4.5. Что усиливает влюбленность

Давно замечено, что сила любовного притяжения понижается, если объект страсти становится доступным, и наоборот, увеличивается при возникновении препятствий между влюбленными. Ценность любовной потребности понижается тотчас же, как только удовлетворение становится слишком доступным. Поэтому Зигмунд Фрейд считал, что для поддержания любовной энергии и влечения необходимы препятствия, и чем они выше, тем любовь сильнее. Поэтому там, где естественные сопротивления удовлетворению оказываются недостаточными, люди во все времена создавали условные препятствия, чтобы быть в состоянии наслаждаться любовью.

Болгарский психолог Кирилл Василев так пишет об этом: «При отсутствии в любовной ситуации препятствий, создающих определенную противодействующую силу, их следует нарочно придумать. Таким образом, естественное напряжение воли придает большую ценность чувствам, ускоряет их внутреннюю пульсацию, оставляет более глубокий след (воспоминания) в сознании любящих».

Этот закон любви хорошо знал римский поэт Овидий:

Помните: все, что дается легко, то мило ненадолго,
Изредка между забав нужен и ловкий отказ.
Пусть он лежит у порога, кляня жестокие двери,
Пусть расточает мольбы, пусть не жалеет угроз.
Может корабль утонуть и в порыве попутного ветра,
Многая сладость претит — горечью вкус оживи!
Вот потому-то мужьям законные жены постылы:
Слишком легко обладать теми, кто рядом всегда.


Препятствиями являются сопротивление родителей, необходимость скрывать свои отношения (Driscoll et al., 1972; Tesser, 1978; Wegner et al., 1994) или нерешительность и сдержанность партнера. Однако показано, что инициированная сопротивлением родителей романтическая любовь через несколько месяцев затухает или даже сменяется на враждебность.

Усиливает любовные устремления игра, которая называется флиртом (см. об этом в разделе 11.1). Частые непродолжительные разлуки или периодическое отрицательное поведение одного из влюбленных по отношению к партнеру могут значительно продлить данное чувство. Неразделенная влюбленность тоже способствует во многих случаях ее сохранению. Как сказал один современный юморист, чем неразделеннее любовь, тем ее больше.

Романтическое ухаживание уже много лет ассоциируется с шампанским и шоколадом, хотя не многие знают, почему. Шампанское содержит не встречающиеся в других алкогольных напитках химические вещества, с которыми связано повышение уровня тестостерона в крови. Шоколад содержит фенилэтиламин, который стимулирует центр любви в мозгу женщины. Д. Пиомелла из Института нейронаук в Сан-Диего выявила три химических вещества, называемых М-ацил-этаноламины, которые вызывают ощущения, похожие на те, что появляются после курения марихуаны. Эти вещества содержатся в черном шоколаде и какао, но их нет в белом шоколаде и в кофе.

Считается, что любовь расцветает весной. У мужчин уровень половых гормонов — андрогенов в крови весной повышается в 1,5–2 раза, у женщин гормональный всплеск тоже наблюдается, хотя и в меньшей степени. Существует даже пословица «Весной все чувства обращены к любви».

Точка зрения

Способность влюбляться — это талант удивительный, как поэтический дар, как способность к самопожертвованию, как музыкальная одаренность, как отвага, как умение командовать людьми. Не каждый влюбляется и не в каждого влюбляется тот, кто к этому способен. Чудо происходит только при благоприятном стечении обстоятельств — одновременно в субъекте и объекте. Мало кто может быть любящим и мало кто может быть любимым.

Итак, любви всегда сопутствуют две вещи: очарованность и растворение в другом. Ошибочно полагать, что одно с другим лишь соседствует. Речь идет о едва рожденном чувстве и его питательной среде. Растворяются в том, кем очарованы.

Мать всю себя отдает ребенку, друг — другу, но ни она, ни он не «прельщены» и не «очарованы». Мать поступает так, как побуждает ее инстинкт, мощный и безличный. Друг совершает поступок в полном согласии с рассудком и волей; на шкале его ценностей верность обладает неоспоримыми достоинствами. Если хотите, друг ухитряется взять себя своей же собственной рукой и протянуть другому. А вот душа любящего испаряется из его руки и орошает чужую. Притяжение, благодаря которому наша жизнь устремляется к жизни другого человека, держит ее в подвешенном состоянии, вырвав из родной для нее почвы и перенеся в любимое существо, как в землю, где она пустит корни. Поэтому-то влюбленный живет как бы не в себе, а в другом, подобно ребенку, который до своего появления на свет слит воедино со своей матерью, в лоне которой он вспоен и вскормлен.

Итак, это поглощение любящего любимым — не что иное, как следствие очарованности. Некто нас очаровывает, и это очарование мы ощущаем как поводок, крепкий, хотя и неощутимый, которым притянута наша личность. Слово «очарование», столь затасканное, тем не менее лучше, чем какое-либо иное, выражает ту зависимость, в которой оказывается любящий по отношению к любимому. Вне всякого сомнения, надо вернуть ему его изначальный магический смысл.

В сексуальном влечении, собственно, влечения-то и нет. Соблазнительное тело вызывает аппетит, желание. Но желание не толкает нас к объекту желания, а как раз наоборот, возжелав кого-либо, наше естество пытается привлечь его к себе. Говорят, что желание пробуждается; трудно более точно выразить суть дела, ибо действительно объект желания безучастен; едва лишь желание вспыхивает, далее оно начинает жить в нас, и только в нас, своей жизнью. По своей направленности психологическая природа желания противоположна очарованности. В первом случае я стараюсь поглотить объект, во втором — объект поглощает меня. Итак, если кто-то возбуждает мой аппетит, то не я ему себя предлагаю, а сам овладеваю им.

Ортега-и-Гассет