ГЛАВА 10. ПОМОЩЬ РЕЛИГИИ И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ РЕЛИГИЕЙ. Вера либо помогает, либо вредит


...

ЧЕТЫРЕ ПРАВИЛА РЕЛИГИОЗНОЙ ПОМОЩИ

Есть четыре исключительно верных постулата, и если их верно применять, то здоровая вера может оказать неоценимую помощь во время тяжелой утраты.

Религия влияет на основу толкования жизни.

Есть два фундаментально различных подхода к решению задачи восстановления после утраты. Для тех, кто не верует, жизнь временна, смерть постоянна. Для тех же, кто верует, смерть временна, а жизнь бесконечна. В этом состоит различие в стартовой позиции для решения задачи восстановления после горя. Задача одна, но принцип веры, лежащий в основе поведения, совершенно различный.

Для неверующего смерть - это огромная печать "Отменяется" на всех достижениях. Человек может многого в жизни достичь, но все отменяется смертью. Считать жизнь временной, а смерть постоянной - значит жить под девизом: "Пока длилось, было мило, а теперь конец".

Постоянство смерти усиливает власть других жизненных потерь. Реклама пива провозглашала: "Живем единожды, так что хватай все, в чем находишь смак". Нам внушают, что надо брать сегодня, потому что не будет завтра. А что, если я всю жизнь вложил в карьеру, а меня уволили? Что, если разводом кончился брак, который я планировал на всю жизнь? Как встретить старческую немощь? Как оплакивать потерю любимых?

Я знаю, что ответы на эти вопросы у неверующих есть, я только не знаю, какие они. Однако я вижу, что им удается восстановиться после утрат.

Я верю, что смерть временна, а жизнь вечна. Но от этого моя боль при тяжелых утратах, при смерти близких ни на йоту не уменьшается.

Для верующего иначе выглядит стартовая точка для восстановления после горя. Смерть - не страшный штамп "Отменяется", а крайне неприятное событие. Смерть может нарушить лучшие планы - скажем, для тех, кто 60 лет был женат,- но она ничего не отменяет. Верующий смотрит на переживание горя, как на дорогу по темной долине, ведущую на другую сторону. Для неверующего это бесконечный каньон, из которого нет выхода.

Каждой паре, которая приходит ко мне на консультацию перед венчанием, я напоминаю, что брак кончается либо смертью, либо разводом, других путей нет. Это помогает новобрачньгм строить свои планы и отношения на реальной основе.

Я склонен к такому определению смерти: "Смерть - это то, что случается, когда мы заняты составлением совсем других планов".

Смерть может внести опустошение в нашу жизнь, но, согласно моему принципу веры, она не в силах ничего отменить. Я рассказал о своем определении смерти в группе матерей-одиночек и услышал вопрос: "А как же развод?" Разведенная дама сказала: "Я завидую тем, у кого муж умер. Они могут прийти на могилу, чтобы плакать и молиться. А мой муж после развода ходит где-то рядом, и я могу молиться только о том, чтобы он умер!" Но даже эта женщина должна была признать, что в их браке было и нечто хорошее, и развод не может этого отменить, как бы она ни старалась.

Каждую неделю я и моя жена встречаемся с группой поддержки в горе. В ней около 30 человек, в основном вдовы, но есть женщины, потерявшие ребенка, а у некоторых членов группы муж или жена страдают болезнью Альцгеймера.

На наших собраниях обездоленные люди могут выражать свою любовь к давно умершим близким, могут говорить о былой совместной жизни, вспоминать какие-то события и плакать. Несмотря на слезы и горечь потери главное чувство на собраниях - радость. Они знают, что это не конец жизни - это перерыв.

Вера дает цель восстановлению после горя.

Тяжела ноша горя, долог процесс восстановления. Вы устаете. Вас терзают такие неописуемые страдания, что вы не в состоянии что-либо делать, иногда вы не можете даже вспомнить знакомое имя или телефон.

Сначала страдания изводят вас до онемения, потом остается тихая, давящая тоска, она пригибает вас к земле и не дает распрямиться. Под этим давлением вам требуется какая-то цель, чтобы появилось желание сделать первые шаги к восстановлению. Самый длинный путь начинается с первого шага, а первый шаг по пути к новой жизни и радости дается труднее всего.

В это время очень важна группа поддержки в горе, но часто бывает трудно сделать первый шаг. Вот когда религия может сыграть главную роль.

Христианские и иудаистские древние книги своими яркими образами помогают увидеть цель, чтобы сделать первый крошечный р шажок.

Самый близкий образ мы находим в Псалмах: "Если я пойду и долиною смертной ени, не убоюсь зла" (Псалом 22, стих 4). Здесь говорится о том, о кто-то уже прошел этот путь до вас, хотя почти все, кто понес утрату, думают, что только на их долю выпало такое страдание. Здесь также говорится, что путь страдания - не тупик, а дорога, имеющая конечный пункт назначения.

Вера - противоядие одиночеству, идущему следом за потерей.

Общая черта любых потерь - наступающее одиночество.

"Только я испытываю такое".

"Никому не понять моего горя".

"Я одна, и так будет всегда".

В одиночестве обедать, смотреть телевизор и даже просто идти по улице оказывается ужасно тяжело. Все овдовевшие жалуются: "Моя потребность говорить об утрате гораздо больше готовности друзей слушать".

Для христиан большим утешением звучат слова из Евангелия от Матфея, принадлежащие Иисусу: "...и се, Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28:20).

Я трактовал бы эти слова так: "Одиночество - заблуждение. Даже если все покинут меня, я не одинок". Эта вера не раз поддерживала меня в моих утратах. Она не уменьшает боль, но делает ее переносимой.

Религиозная община может дать мощную поддержку.

Невозможно переоценить ту поддержку, которую религиозная община оказывает человеку в горе. При всех недостатках людей, посещающих церковь или синагогу, нет группы, которая делала бы больше для тех, у кого горе.

Панихида, проходящая в привычном месте в сопровождении знакомых молитв, дает родственникам покойного тепло, какого они не найдут в кладбищенской часовне. Вам помогут накормить участников похорон - в церкви или дома,- и одним этим проявят сочувствие и любовь.

Священники, пасторы и раввины - единственные профессионально обученные люди в нашем обществе, которых не нужно специально приглашать посетить людей в горе. В нашем приходе меня не раз просили зайти к соседу или другу, потерявшему близкого человека или переживающему развод. В большинстве своем это люди, не принадлежащие к церкви, они не просили звать меня, они просто поделились с другом или соседом своим горем. Я никогда не отказываюсь пойти к ним на дом, как не может отказаться врач, психолог или социальный работник. Это одна из немногих привилегий священнослужителей, связанная с ответственностью за людей.

Как ни много делает церковная община, она может делать еще больше. По традиции, прихожане оказывают прямую помощь и поддержку в горе в течение недели после утраты. При том, что мы сейчас знаем о продолжительности переживания горя, этот срок необходимо продлить до трех лет. Нет другого объединения, которое в состоянии пробыть с человеком столь долгое время. Наличие групп поддержки в горе, групп восстановления после развода, посещение в годовщину смерти, провожатый, который поможет начать снова ходить к службе и совершать простейшие обряды в церкви, - вот средства помощи, которые предоставляет людям церковь или синагога.

Один из священников нашего прихода навещает вдову в годовщину смерти мужа и приносит ей цветок или растение - зримый способ сказать: "Мы понимаем твое горе, мы о тебе заботимся".

На оставшегося в живых супруга часто ложатся обязанности умершего. У нас есть список умельцев в простых домашних делах - водопроводчики, электрики, автомеханики, водители и мастерицы готовить. При необходимости мы обращаемся к ним, и помощь бывает оказана.

Психология bookap

Наша церковь имеет "пастырей" или других добровольцев, которые на регулярной основе готовы выслушать страдальцев. Особенно это бывает необходимо после развода, ну и конечно, после смерти близкого человека.

Во всех этих случаях церковная община и здоровая религиозная вера оказывают людям громадную помощь.