Глава четвертая

Счастье вдруг…


...

Как лечить отсутствие счастья в жизни

Неловко в этом признаваться, но такие рекомендации я пока принимаю со скрипом. Как НЕ испытывать негативные эмоции, если вокруг столько плохого, если каждый день видишь чужие трагедии, несправедливость, боль и страдания людей? Закрыть на это глаза? Отвернуться? Пройти мимо? Сделать вид, что этого нет? Моя мама, когда слышит похожие советы или читает что-то карнегиподобное, заявляет еще более решительно: «Не хочу всю жизнь, как китайский болванчик, с идиотской улыбкой на лице ходить!» Надо разобраться, может, Андрей имеет в виду что-то другое?

– Андрей, вам, видимо, придется мне, как первокласснице, арифметику счастья на счетных палочках показывать. Вот к вам на консультации, например, счастливые люди не ходят, это понятно. Жалуется кто-то на дефицит счастья: «Хочу быть счастливым, а счастья – нет». Были ли у вас случаи, когда вы давали какие-то советы, человек следовал данным рекомендациям, а потом пришел к вам и сказал: «Черт побери, я, кажется, счастлив»?

– Приходят, действительно, с дискомфортом. Но вы допускаете ошибку, когда так передергиваете рекомендации доктора. То, что доктор предлагает избавиться от привычки раздражаться, – это не значит, что он предлагает быть индифферентным, равнодушным, этим китайским болванчиком. Нет. Я не говорю, что вы не должны реагировать на то, другое, третье. Вопрос в том – как вы на это реагируете. На одно и то же событие можно реагировать истерикой, сдержанным гневом, простым недовольством… А можно – делом. Спокойно, рассудительно, делом.

Вот сидит себе доктор в травмпункте, привозят к нему человека со сломанной ногой. Как ему на это реагировать? Начать биться в конвульсиях: «Боже-боже, горе-то какое! Что ж это деется-то! Как же такое могло случиться?! Караул!»? «Зайчик бежал по дорожке, ему перерезало ножки!» Ну нет, наверное. Причитания доктора ничем не помогут больному. И точно так же ваше раздражение на близкого человека ничего не изменит, по крайней мере, в лучшую сторону. Ваше благородное негодование никому не нужно, если только это не способ воздействовать на зарвавшегося субъекта. Ваши призывы к небесам по поводу восстановления попранной справедливости – только нагрузка на голосовые связки. Небеса склонны, вообще-то говоря, игнорировать подобного рода обращения. Нужно дело делать.

Ко мне, как и к любому психотерапевту, люди приходят на прием со всеми скорбями земли русской. И что мне с этим делать? Начать впадать в депрессивный транс? Реветь в тридцать три ручья на пару с моим пациентом? Нет уж, увольте. У меня есть привычка правильно на это реагировать – делом! Реагировать делом – это способ реагирования на негативные события. Я сопереживаю человеку, который обратился ко мне за помощью, но я не ныряю в пучину его трагедии, я его из нее вытягиваю. При чем тут китайский болванчик?.. Просто некоторым кажется, что если мы забились в истерике при виде какого-нибудь чужого несчастья, то, значит, мы хорошие люди, а не забились – значит, бессердечные и вообще – дрянь-человек. Это абсолютно не так. Потому как истинное сострадание заключается в помогающем действии, а не в артистичных позах.

– И как же надо реагировать, когда человек говорит: «Я несчастлив!»?

– Как это лечится?.. Тут все до банальности примитивно и просто. Сначала мы осваиваем нехитрые техники коррекции собственных эмоциональных состояний, и тут человек начинает понимать, что все его негативные эмоции – его же собственных рук дело. В общем, читайте, что называется, книжку «Счастлив по собственному желанию». Это первая составляющая счастья, о которой мы с вами уже говорили.

Далее переходим к более сложным «упражнениям»… Люди счастливы, когда они сами любят и когда чувствуют, что их тоже любят. И я утверждаю, что есть способы научиться любить больше, «чем обычно», и способы увеличить свою собственную чувствительность к любви другого человека (научиться чувствовать, что тебя любят, – это, я вам скажу, целая наука!). Кроме того, всегда есть ресурс повысить в отношениях с близким человеком само– и взаимоуважение. Все это, как мы помним, второе условие счастья.

Наконец, третий пункт, о котором мы с вами говорили, – это личные цели. Те мои пациенты, которым за время психотерапии удавалось найти какие-то важные для себя цели и приступить к их реализации, в целом чувствовали себя значительно более счастливыми, чем те, кто филонил в этой части работы. Это жестокая правда жизни – мы вынуждены заниматься делом, в противном случае мы перегреемся и умрем. Но заниматься делом без радости от того, что ты им занимаешься, – это уже другая форма самоистязания. Поэтому лучше делать то, что ты считаешь важным и нужным. И получится лучше, и самоощущение будет совсем другое.

И есть пациенты, которым я бы скорее философский курс проводил, нежели психотерапевтический. Это, как вы помните, четвертый, дополнительный элемент – составляющая счастья, венчающая всю его психологическую конструкцию.

– А были такие люди, которые после курса психотерапии говорили вам: «Доктор, кажется, я наконец счастлив!»?

– Это даже забавный вопрос… Человек, который избавился от двадцатилетней агорафобии (страха открытых пространств), например, и получил возможность вернуться к нормальной жизни – без страха выходить из дома, гулять по площадям, ездить в общественном транспорте, спускаться в метро… Он безмерно счастлив! Вы не можете себе представить, что это такое – увидеть его глаза после того, как он проезжает всю ветку метро, возвращается и говорит: «Я проехал! Я смог!!!» Вряд ли тот, кто не испытывал ничего подобного, сможет понять интенсивность и пронзительность такого счастья, но, поверьте мне на слово, оно – огромно. Избавившись от страха, человек обретает свободу. Понимая, что он может контролировать свои эмоции, он становится хозяином своей жизни. Мне кажется, осознание этих истин, переживание этих состояний – это абсолютное счастье. И я всегда говорю своим пациентам в такие минуты: «Запомните это состояние! Прочувствуйте его! Сохраните в себе!»

В последнее время всем, кто пытается жаловаться мне на свою несчастливую жизнь, болячки да проблемы, я советую хоть раз посмотреть альтернативные Олимпийские игры. После этого, по идее, достаточно одного только факта, что ты жив и у тебя есть две руки и две ноги, чтобы испытать прилив настоящего счастья. Правда, одновременно становится мучительно стыдно, что ты до сих пор не потратил и сотой доли тех усилий, которые совершили эти люди, чтобы выбраться из полосы своих «несчастий».

– Люди, которые, пережив кризис в отношениях, смогли восстановить атмосферу доверия и любви в семье, необыкновенно счастливы, – Андрей продолжает перечисление. – Да, они не стали благодаря терапии неуязвимыми для несчастий, но если вдруг снова что-то случится, у них уже есть инструмент, они знают, как им быть в такой ситуации и что делать. Кроме того, им значительно легче избежать ошибки.

Психология bookap

Но все равно, как гравитационная сила притягивает нас к земле, так же всякие разные несчастья будут все время тянуть нас в зону несчастья. И если мы хотим учиться летать, нужно понять, каким образом эти многотонные махины под названием самолеты «странным образом» способны держаться в воздухе. А для этого нужно изучить соответствующие законы физики. Точно так же нужно изучить законы психики, которые позволяют нам минимизировать несчастья.

Это не значит, что самолеты не падают, это не значит, что они не сталкиваются при ошибке диспетчера, которую не способен контролировать пилот, это не значит, что самолетам нет нужды в топливе, это не значит, что можно начихать на требования техники безопасности и наплевательски относиться к взлету и посадке. Труд, лобзик, постоянное внимание – все это необходимо, и, к сожалению, даже этого недостаточно, потому как форс-мажорные обстоятельства никто не отменял. Но если вы действительно хотите научиться переживать счастье, у вас есть все шансы. В этом я уверен.