КАК ВОСПИТАТЬ УВАЖЕНИЕ К МАТЕРИ?


...

Как выглядит уважение к женщине?

При сильных порывах ветра человеку, управляющему парусом, приходится прилагать гораздо больше усилий, чтобы откренивать и не давать лодке перевернуться, нежели в тех случаях, когда на море тишь и благодать. Так и сейчас под яростным натиском хамства следует удвоить, утроить, удесятерить усилия, воспитывая уважение к матери.

При этом стоит учесть еще одно обстоятельство, которое нынче далеко не всегда принимается в расчет. Состоит оно в том, что уважение к мужчине и к женщине проявляется по-разному. Из — за отсутствия нормального полового (да и просто культурного!) воспитания сейчас часто не понимают разницы. А в последние десятилетия наметилась тенденция не только к смешению понятий, но и к «перемене вех»: мужчин обхаживают, как красных девиц, пекутся об их тонкой душевной организации, до неприличия занижают планку требований; а с женщиной, наоборот, обращаются грубо и черство: дескать, ничего, все она снесет и стерпит. Такая у нее доля — терпеть. Даже если муж пьет, тунеядствует и развратничает, и то нередко можно услышать, что это она во всем виновата: недопоняла, недоласкала, слишком «давила», а он, такая тонкая, ранимая натура, не выдержал и пустился во все тяжкие.

Конечно, женщины сами напросились, упорно добиваясь равноправия. С равным не церемонятся. Значит, и отношение мужчин становится грубоватым, как это принято в мужской среде. В итоге прекрасный пол опять-таки оказывается в более проигрышной позиции. Подлинное уважение к женщине всегда несет в себе элемент рыцарства, тактичного покровительства или, если хотите, почтительной, не фривольной галантности. Это дает возможность мужчине сохранить позиции сильного пола и не вызывает у женщин протеста, как в тех случаях, когда мужчины пытаются их принизить, доказывая свое превосходство.

Но, к сожалению, такой «царский путь» сейчас довольно большая редкость. Даже в православной среде на фоне общего упадка культуры и нравов представления о муже как о главе малой Церкви подчас понимаются примитивно, по-язычески — как навязывание своей воли, деспотизм и самодурство. Дети, особенно мальчики, подражая отцу, перенимают его манеру поведения. Может, еще и поэтому сейчас заметно участились случаи, когда сыновья ведут себя с мамами пренебрежительно, будто те — их рабыни?

Да и женщины в таких семьях нередко занимают позицию жертвы, что не только не усмиряет агрессора, но и подливает масла в огонь. Стремясь стать добрыми христианками, они терпят откровенное хамство и измены мужа, сникают, глотают любые оскорбления, «лишь бы в семье был мир». В прежние времена, как явствует из художественной и мемуарной литературы, это обычно вызывало у детей сочувствие, желание утешить бедную маму и хоть чем-то ей помочь. Но так было в мире, пусть и несовершенном, однако проникнутом христианскими представлениями о милосердии, благородстве и великодушии. Нынче же, когда «лузером», неудачником быть позорно, слабая позиция вызывает у многих людей не сочувствие, а раздражение. И дети, чутко улавливающие, что витает в «культурном воздухе», зачастую тоже ополчаются на мать, которая позволила поставить себя в столь жалкое, униженное положение. Им нечем гордиться, а ведь любому ребенку хочется гордиться своей мамой, чтобы она была у него самой лучшей мамой на свете. Ну, а в более старшем возрасте, когда человек уже в состоянии осмыслить происходящее, ребята начинают высказывать матери претензии в том, что она терпит и унижается. Особенно ее покорность задевает девочек, которым легче представить себя на мамином месте и которым, естественно, не хочется повторения подобной участи.

В странах Запада, где институт семьи и межпоколенные связи разрушены еще сильней, чем у нас, государство и различные социальные институты пытаются насадить уважение законным и правовым путем. Женщины могут обратиться в специальные центры по борьбе с насилием, и тамошние сотрудники будут разбираться в ситуации, давать психологические рекомендации и в случае необходимости применять к обидчику те или иные санкции. Правда, детей, если таковые имеются, могут отнять и поместить в приют, сочтя, что там более благоприятная психологическая обстановка. Поэтому многие матери ни в какие центры не обращаются и либо продолжают терпеть (необязательно из религиозных соображений), либо разводятся.

В тех же странах, где родственные связи еще крепки (а это бывает только в религиозных обществах), государство справедливо полагает, что близким людям, ориентирующимся на одни и те же нравственные идеалы, проще вникнуть в ситуацию и укрепить «слабое звено», не разрывая при этом семейных уз, как часто бывает, когда в дела семьи вмешиваются посторонние.

Так что большая дружная семья, помимо всего прочего, еще и залог того, что тебя не дадут в обиду. А безудержное стремление к свободе и независимости, которым прельщаются в юношеском возрасте почти все современные люди, в конечном итоге оборачивается для многих одиночеством и беззащитностью. Сколько женщин, по их собственным признаниям, горько сожалеют, что когда-то они отмахнулись от предостережений родственников. А теперь понимают, что те были правы. Но дело сделано. И родственники, которых в свое время не послушали, занимают подчеркнуто-отстраненную позицию: дескать, сама вляпалась — сама и расхлебывай.

Поэтому надо родных ценить и сохранять с ними тесные, теплые отношения, чтобы не подавать повода обидам или ревности с их стороны. Чем больше мы ценим и уважаем свою родню, тем выше на самом деле и наш, как теперь говорят, рейтинг в глазах окружающих. И наоборот, противопоставляя себя родным, жалуясь на них, человек «теряет лицо». Эту ошибку очень часто совершают женщины в первые годы брака: повздорив с мамой и папой, они в порыве эмоций кидаются за утешением к мужу. И получают его. Но когда очарование влюбленности проходит, супруг нередко начинает видеть в жене именно те недостатки, на которые она ему указала в своих родителях. Уж очень глубоко сидит в нас понимание того, что яблочко от яблоньки недалеко падает. Да и на самом деле так оно бывает в большинстве случаев.

Но и если на поддержку близких по тем или иным причинам рассчитывать не приходится, а приходится ради детей терпеть такие вещи, которые вытерпеть очень трудно, это все равно возможно делать, не теряя достоинства. Как? С одной стороны, не становиться на одну доску с обидчиком, не превращаться в «бабищу с кулачищами», склочницу, с которой, быть может, и опасаются связываться, но которая подлинного уважения не вызывает. А с другой — не давать себя растоптать, не переходить ту грань, за которой смирение уже превращается в трусость, мазохизм и соучастие во зле. В книге «Женщина-христианка», написанной больше 100 лет назад, эта грань определена достаточно четко: «Не обязанная, разумеется, исполнять каких-либо противозаконных требований мужа, его прихотей, противных вере и нравственности(выделено мной. — Т.Ш.), христианская жена старается вести себя, однако ж, с такой осторожностью и скромностью, чтобы не впасть в заносчивость и высокомерие. В самих своих действиях, по-видимому несогласных с волей мужа, она показывает, что не мужу собственно хочет противоречить, не пред ним упорствовать, но не хочет быть противницей закона Божия. Всякий отказ от исполнения несправедливых требований может носить характер величайшей покорности, любви и кротости; а может быть и груб, дерзок, пренебрежителен»60.


60 Женщина-христианка. Образ и значение женщины в христианстве. М., 2000. С. 223–224.


А еще надо понимать, что унижать других нормальному человеку противно. Такой способ самоутверждения применяют люди амбициозные, но при этом несостоявшиеся, не имеющие сил преодолеть какие-то свои внутренние комплексы и вымещающие злость на тех, кто им позволяет безобразничать. То есть слабовольные гордецы. По большому счету, их поведение инфантильно, потому что они не в состоянии посмотреть на себя со стороны и адекватно оценить свои поступки. Им, как малым детям, кажется, что главный — тот, кто громче всех кричит, топает ногами и заставляет выполнять свои капризы. Такому человеку трудно втолковать, что, относясь к жене нежно и покровительственно, он будет возвышаться в глазах собственных детей, да и всех окружающих. Но если в обществе удастся возродить понятие о семье как о малой Церкви, о роли отца как главы семьи и о святости материнства, то и таких «бестолковых» станет гораздо меньше.