СТАРЫЕ ПЕСНИ НА НОВЫЙ ЛАД


...

Как же быть со «слезинкой ребенка»?

К счастью, Господь посрамил эти планы. Но только в данном конкретном случае. В целом же ювенальная вакханалия набирает обороты. В последнее время не бывает недели, чтобы из того или другого города, городка, поселка не пришло известие об очередном погроме семьи. То в Орске отца посадили на три года, осиротив четверых детей, в том числе грудничка. То в Ставрополе у матери — одиночки отняли шестерых детей, и одного из них в приюте изнасиловали. То в Белгороде из образцовой многодетной семьи изъяли трех приемных девочек из-за того, что одна из них ударилась, упав на катке. То в Колпине Ленинградской области у вдовы отняли четверых детей, потому что мать и дети живут в одной комнате. То в Дзержинске Горьковской области разлучили родителей с тремя детьми, в том числе и с 5–месячной дочкой, не постеснявшись дать такое объяснение: «У вас тут чисто, но слишком бедно». Пермь, Саратов, деревня около Ростова Великого, Иркутск, Подмосковье, Белгород, Чувашия, Марий Эл… Каждая такая история — это убитые горем взрослые, до смерти перепуганные дети. И — стремительный рост статистики по насилию в семье. Ювеналы же говорят, что оно, семейное насилие, повсюду, мы просто не знаем. Вот и кинулись срочно наращивать показатели. Ведь как славно! Зачем искать реальных злодеев? Куда проще назначить таковыми нормальных людей и измываться над ними. От злодеев мало ли чего можно ожидать?

И с каждой такой историей все отчетливее видны жестокость и равнодушие наших либеральных гуманистов. Сперва они презрительно отмахивались: дескать, все это выдумки, истерики, нагнетание ужасов. «Покажите хоть один случай!» Теперь, когда таких случаев больше, чем им хотелось бы, они сочинили новые песни (которые, впрочем, совсем не новы): про «отдельные недостатки», «перегибы», «низкий профессионализм», «беспредел опеки» и, конечно, «раздувание из мухи слона». Стоит ли из-за таких мелочей поднимать шум и отвергать прекрасную идею? Всего-то по регионам изъято детей где чуть меньше тысячи, где полторы тысячи в год, где две с небольшим… А как же тогда, господа либералы, быть с вашей любимой цитатой из Ф.М. Достоевского про «слезинку ребенка»? Ну — ка, умножим слезинку на тысячу, потом — на количество регионов, ведь их в России более 80. Получается около 100 тысяч детей в год! Ну, пускай даже поменьше — порядка 70 тысяч (в последнее время в печати несколько раз мелькала такая цифра). 70 тысяч детей, которых лишили семьи! Причем при нынешних ювенальных нравах добрую половину детей изымают вовсе не в крайних случаях — у опустившихся вконец родителей, а тогда, когда семье еще вполне можно помочь. А нередко (как в вышеприведенных случаях) и тогда, когда семья вообще не нуждается во вмешательстве извне. Или все это тоже мелочи и истерика? А если приплюсовать сюда страдания родителей, которых оболгали, зачислив в изверги и обвинив в «ненадлежащем воспитании», да еще вспомнить про бабушек и дедушек, которые получают от потрясения кто инфаркт, кто инсульт, кто расстройство нервной системы, а иные и вовсе умирают раньше отпущенного срока, то счет «мелочей» и «перегибов» уже пойдет, пожалуй, на сотни тысяч.

Ну, и чем же вам тогда сталинский ГУЛАГ не нравится? «Лес рубят — щепки летят», известное дело. Или ювенальный ГУЛАГ — это «наш сукин сын», потому что он экспортирован из «прекрасного далека»? Оттуда, откуда ничего плохого по определению прийти не может?

Впрочем, не будем втягиваться в полемику с теми, с кем она, к сожалению, бессмысленна. Мы пишем не для них, а для людей неангажированных, не потерявших разум и совесть, которых пока еще, слава Богу, большинство. И им мы хотим сказать: разрушение семьи, клевета на родителей и изъятие детей по разным надуманным причинам — это не ошибки, а тяжкие преступления. И необходимо добиваться наказания преступников. Не надо верить в наспех состряпанную ложь про беспредел опеки. Беспредел всегда хаотичен, а тут все почему-то «беспредельничают» в одном строго заданном направлении, по одному сценарию, переведенному то ли с английского, то ли с французского. Подлинник несущественен, поскольку на всех языках, вплоть до иврита, эти ювенальные сценарии выглядят одинаково. Необходимо выяснить, на основании каких распоряжений органы опеки вдруг стали вести себя как разбойники с большой дороги, добиться отмены этих распоряжений и наказания тех, кто учинял разбой.

Психология bookap

Чтобы общество узнало, кто настоящий — без кавычек! — враг ребенка. Он же и враг народа, поскольку дети и их родители — это и есть народ.

24 / 03 / 2010