КУДА ВЕДЕТ ПОГОНЯ ЗА ЛИЛИТ?


...

В приличном обществе мать не злословят

То, что деструктивные секты калечат психику людей, слава Богу, российское государство наконец поняло и старается принимать какие-то меры. Может быть, не очень решительные, но все — таки… А вот по поводу деструктивной культуры такого понимания пока не пришло. Беззащитных детей — и тех не отваживаются защитить от пропаганды насилия и разврата в СМИ, поскольку противная сторона тут же начинает апеллировать к свободе слова и грозится пожаловаться на попрание прав человека. Но, конечно, если бы люди осознали, что деструктивная культура не менее опасна, чем цианистый калий, ситуация в корне переменилась бы. Когда вы понимаете, что в ларьке свободно продается яд и что ваш ребенок может его приобрести, вы (если вы, конечно, в своем уме) не будете бездействовать, кивая на государство: дескать, оно же не принимает законов, запрещающих продажу. И уж тем более не станете сами покупать детям отраву. Так что, как ни крути, все упирается в понимание.

Но даже если сейчас, после многолетней борьбы, удастся принять законы, ограждающие детей от вредной информации, это принципиально не изменит ситуацию. Однако вовсе не потому, что запрещать бессмысленно, как внушают нам поборники либерально трактуемых прав. Просто в лучшем случае дело ограничится запретом каких-то совсем уж вопиющих безобразий, откровенных непристойностей, садомазохизма и т. п. А вот искажение образа матери и других базовых для русской культуры образов и ценностей, скорее всего, продолжится. Хотя по силе воздействия и опасности это ничуть не меньше самых что ни на есть вопиющих безобразий. Без таких базовых образов, как положительный образ матери, никакая культура существовать не может. А обрушение культуры неизбежно влечет за собой распад общества и человеческой психики. К сожалению, когда это перестает быть просто словами, реальность оказывается ужаснее самых грозных пророчеств.

Но произведения культуры создаются людьми. Поэтому от людей зависит, какая она будет. Мы должны отстаивать свое культурное пространство, вытеснять из него деструкторов с их вредоносными идеями и образами. Прежде всего, надо разъяснять, что происходит, ведь подавляющее большинство взрослых не интересуется новинками масс-культуры и не в курсе того, насколько стремительно происходит ее расчеловечивание. Но одного разъяснения мало. Нужно активней возвращать в обиход понятия «приличного общества» и «неприличного поведения». Когда мы называем что-то шокирующим или кощунственным, эти эпитеты, при всей своей справедливости, нередко привносят в обсуждение вопроса излишний пафос. (Хотя, конечно, если речь идет о судебных разбирательствах, как, например, в отношении выставки «Осторожно, религия», подобные формулировки абсолютно оправданы). Но для создания общественного мнения лучше не придавать отрицательным явлениям дополнительного злодейского обаяния. Если извращение образа матери будет считаться неприличным, то никакие иностранные премии не помогут. Люди не интересуются тем, что считают недостойным своего внимания. В последние годы, например, многие не смотрят телевизор, потому что (цитирую распространенный ответ) «жалко тратить время на ерунду». А еще недавно мало кто так говорил. Многие хоть и плевались, а все равно прилипали к экрану, поскольку им казалось, что иначе они будут выброшены на обочину, оторваны от жизни. Когда же обнаружилось, что пристрастие к телевизору — один из видов зависимости, принципиально мало чем отличающийся от алкоголизма и наркомании, это резко снизило притягательность «ящика». Ведь алкоголиком или наркоманом, при всей распространенности этого явления в нашем обществе, быть неприлично. И уж тем паче это не считается завидной участью.

Будем надеяться, что придет понимание и «материнского вопроса» и многого другого, чего мы в этой статье не касались. На руку нам сейчас играет то, что современное искусство, пытающее подменить ценности, на глазах становится все более бездарным и все отчетливей пахнет психопатологией. Впрочем, деградация иной и не бывает.

Ну и, конечно, надо самим «наследовать землю» — активнее заполнять культурное пространство. Много ли стихов о маме знают наши дети? А песен? А рассказов и сказок? А исторических примеров? Тема материнства неисчерпаема и прекрасна, потому что это сама жизнь. Решив, что с Евой скучно и погнавшись за Лилит, мы можем только погрузиться во тьму безумия. Недаром «новая культура» быстро получила название «чернухи». Если вспомнить физику, то черный цвет представляет собой отсутствие светового потока от объекта. А психологи и психиатры добавят, что черным дети рисуют в состоянии депрессии, когда отвергаются окружающие. И взрослые, когда им тошно жить, видят все вокруг в черном цвете. Белый же свет (как, опять — таки, учит физика), преломляясь в капельках воды, образует радугу. Ибо он состоит из множества лучей всех цветов, каждый из которых преломляется по-разному, и получается спектр. Так что будем решительней отстаивать жизнь и идеал материнства. А его уже больше 2000 лет олицетворяет Новая Ева — Пресвятая Богородица, Которая вернула нас к жизни, родив Жизнодавца Христа.

Татьяна Шишова

09 / 04 / 2009