ТРУППА ПАТРИОТОВ В ОРАНЖЕВЫХ КОСТЮМАХ


...

Постановка на российской сцене: действующие лица и исполнители

Кто же может принять участие в российской «оранжевой» постановке? В основном, считают эксперты, ей будут подыгрывать крупный капитал, либеральная интеллигенция и молодежь. Прежде всего — студенчество, тяготеющее к массовым сборищам с радикальным антигосударственническим антуражем. Опыт Украины показал, что собрать огромную толпу молодежи, не занимающейся физическим трудом, довольно легко.

В России, однако, судя по всему, предпринимаются попытки привлечь к оранжевому шоу не только прозападно настроенных либералов, но и патриотов. В том числе православных. И это немудрено, так как либеральная карта, которая стала козырной на Украине, у нас была отыграна во время августовского путча 1991 года, когда сбитая с толку интеллигенция ринулась «защищать демократию», и трагедии 1993 года, когда большинство людей считало, что «красно-коричневые» действительно пытались взять реванш и вернуть страну к тоталитаризму. В общем, массовку «отвязной» молодежи с плеерами, татуировками и пирсингами надо подкрепить более солидной публикой, которая вызвала бы расположение основной массы телезрителей, давно переставшей доверять либеральным политикам.

И вот депутат Государственной Думы, активист фракции «Родина» А. Н. Савельев торжественно объявляет, что партия «Родина» (в которую, насколько нам известно, входят не все члены думской фракции, но широкой публике это невдомек, зато всем знакомо название «Родина») призвала к социальной революции. Нет, конечно, не к «оранжевой», а к своей, хорошей. Народной и справедливой. А то ведь мы, как с горечью отметил Савельев, впадаем в «новый застой». (Здесь и далее цитируем его выступление на «круглом столе», проводившемся Союзом православных граждан и журналом «Москва» 16 июня 2005 года.)

А вопрос, по Савельеву, «состоит в том, сможем ли мы выйти из застоя и продлить русскую историю, или мы сгнием на тех рельсах, которые подложили под наш паровоз. Только он почему-то никуда не катится». Савельев отвечает на этот вопрос однозначно: нужна новая революция, которая, якобы, «в умах уже идет», а теперь «должна выйти на улицы, если нам суждено продлить свою историю». Предлагается следующий план действий: «победить коррупцию, уничтожить, физически истребить олигархию, разогнать криминал. Может это сделать только русская диктатура. Русская национальная диктатура. Если мы чаем, чтобы род каждого из нас дотянулся до конца времен, мы сдвинем этот паровоз самыми решительными мерами, наплевав на все демократии, на все ценности, которые записаны у нас в разных конституциях. Наплевав даже на то, что прольется кровь, потому что прольется кровь героев и кровь врагов. И то, и другое для истории является топливом».

Нет, конечно, признает Савельев, «опасность распада безусловно существует, и нам надо проскочить это узкое горлышко, где надо одновременно совершить национальную революцию и не допустить распада России. Большевики ведь тоже проскочили это на краю. Российская империя сперва распалась на отдельные уделы, где возникли собственные удельные князьки. А потом удалось воссоединить их за счет того, что традиция общего проживания еще сохранялась и была общая энергетика, которая проистекала и от вождей, и от народа. Есть ли сейчас такая энергетика? Трудно сказать. Стоит ли идти на риск? Стоит, потому что эволюционным путем мы точно умрем».

Какими же силами предлагает Савельев совершить революцию? Это тоже любопытно. «В этом движении революции или контрреволюции могут ли помочь казачество, ветеранские организации, патриотические клубы, православная общественность? Все это у нас существует давно. Есть ли в этом какая-то энергетика? Мы ее видим? Скажем, казаки придут и кого-нибудь выпорют. Я бы очень хотел, чтобы хоть раз это состоялось, но вижу, что все как раз наоборот. Православная общественность уже сама стала о себе писать, что почему-то ничего не происходит, а может, вообще нет этой общественности… Я пока кроме своей партии „Родина“ других политических организаций, являющих силу русского духа, не вижу».

Абстрагируемся от патетики (хотя патетическая безвкусица не только противна сама по себе, но и попахивает ложью) и постараемся выделить сухой остаток. А он таков: в ситуации, когда, по признанию самого депутата, рассчитывать можно только на энергетику партии «Родина», он призывает людей к заведомо проигрышному бунту. Причем проигрыш приведет к распаду России, и депутат это прекрасно понимает. Вдобавок, его революционные призывы начинают раздаваться как раз в момент подготовки «оранжевой революции», с успехом обкатанной уже в нескольких странах.

А разве не провокацией пахнут призывы «наплевать на все конституции», «физически истребить олигархов» и спокойно, безо всякого зазрения совести проливать кровь, которая «для истории является топливом»? Примечательно, что через несколько дней после выступления А. Н. Савельева на «круглом столе» его помощник С. П. Пыхтин, в другом собрании, почти слово в слово повторив текст начальника, не постеснялся уточнить объем «топлива». Революция, сказал он, дело кровавое, сантименты тут неуместны, и нужно приготовиться к потере 10–20 миллионов (!) человек.

Неужели у нас так много олигархов? Неужели так много «героев» и «врагов»?

Очень легко себе представить, как в разгар «оранжевой революции» по телевидению будут показывать таких пылких патриотов и кричать о «русском православном фашизме». А простые граждане, еще не настолько опростившиеся на своих грядках, чтобы не произвести в уме тоже очень простые подсчеты и сообразить, как высок шанс у их семей оказаться в числе 10–20 миллионов запланированных жертв, безоговорочно поддержат ввод в Россию освободителей в голубых касках и НАТОвских нашивках. Да еще встретят их цветами. Цифры потерь напомнят о жертвах ГУЛАГа и Великой Отечественной войны, а образ «русского фашизма» совсем нетрудно освежить в памяти. <…>

Некоторые аналитики подмечают почти текстуальное совпадение речей «оранжевых» Саакашвили и Ющенко и наших революционер — патриотов. А есть признаки и более явные, а потому очевидные не только для аналитиков. Многие видели по телевидению, как глава «Родины» Дмитрий Рогозин приехал поздравлять Ющенко с победой и многозначительно щеголял в оранжевом шарфе. А через полгода после оранжевого теледемарша жители ряда районов Москвы обнаружили на дверях своих подъездов ярко-оранжевые листовки с портретом Че Гевары, революционные призывами и подписью молодежного движения «Родина».

И совсем уж симптоматично выглядит интервью лидера молодежной организации партии «Родина» в студенческой газете «Акция», до которой можно дотрагиваться только пинцетом, чтобы не марать руки. В упомянутом № 4 (41) за май 2005 года юные «родинцы» представлены в достойной компании. На обложке — окруженный толпой молодежи Ходорковский. На следующей странице — рассказ о суде над ним. Название материала, мягко говоря, двусмысленное — «Приговор России». (Россия приговорила или Россию приговорили? Читающий да разумеет.) Там же высказывания в защиту опального олигарха таких знаковых персонажей, как Виктор Шендерович и Валерия Новодворская. Последняя называет бывшего главу «Юкоса» узником совести и требует, чтобы «Международная Амнистия» (Amnesty International) признала таковыми всех, проходящих по этому делу.

Ну, а дальше опубликовано интервью с Маратом Гельманом, покровителем всяких богохульных мерзостей типа тер — оганьяновского разрубания икон в Манеже, которое Гельман выдает за новое, истинно свободное искусство. Впрочем, у него есть еще одно амплуа, давно сблизившее его с «Родиной». Когда во время выборов в Думу в газетах промелькнуло сообщение, что Рогозин и К° наняли Гельмана в качестве главного пиарщика, сочувствующие им избиратели недоумевали: как же это может быть, такие патриоты — и вдруг такой… Гельман?

Глупые! Не понимали! Как раз у патриотов должно быть все самое качественное, самое продвинутое, самое крутое. Не хуже, чем у олигархов. Иначе кто их уважать будет?

Гельман и в своем интервью продолжает продвигать Рогозина заодно со своей скандальной выставкой «Россия–2». Тут опять впору изумиться, ведь Рогозин обратился в Генпрокуратуру с просьбой привлечь организаторов этой выставки (то есть Гельмана) к уголовной ответственности. Но лучше не изумляться, а вспомнить об обществе спектакля и не принимать всерьез борьбу нанайских мальчиков. Помните, был такой номер в советских концертах? Две куклы в этнографической одежке северных народов смешно дрались на сцене, поочередно валя друг друга. Но самое смешное ждало зрителей в финале представления, когда выяснялось, что обоими «мальчиками» управлял один и тот же артист, лежавший на полу и замаскированный пушистыми нанайскими нарядами. Первая кукла была надета на его руки, вторая — на ноги, и фактически номер представлял собой искусный акробатический трюк, сложно согласованные действия разных частей тела одного актера.

Симптоматичность появления «Родины» в «Акции» еще и в том, что эта студенческая газета (http://www.mediaatlas.ru/editions/?id=3153&idn=992&pagei=0&a=viewi), по-видимому, предназначена стать основным рупором «оранжевых» идей в молодежной среде. Тираж 100 000 экземпляров, бесплатная раздача, весьма статусные члены экспертного совета: генеральный секретарь Союза журналистов России И. А. Яковенко, президент Фонда защиты гласности А. К. Симонов, декан факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова Я. Н. Засурский, генеральный директор Международного пресс — клуба, вице-президент Российской ассоциации по связам с общественностью А. Н. Чумиков, депутат Московской городской думы С. В. Орлов, зав. кафедрой ценных бумаг и финансового инжиниринга Финансовой академии при Правительстве РФ Я. М. Миркин и разнообразные другие начальники.

Разрушительная идеология этого издания может быть проиллюстрирована словами все того же Гельмана. На вопрос: «Как бы Вы оценили сегодняшнюю политическую обстановку в России?» — меценат — политтехнолог ответил: «Очевидно, что ветер дует не в нашу сторону. И при сложившейся политической системе мы не сможем вовремя изменить курс. Вот, например, у тебя есть яхта, ты плывешь, куда тебе нужно, но тут ветер стал дуть не туда. Что сделает моряк? Он подкорректирует курс, изменив положение паруса. В современной политической России парус намертво приварен. Его невозможно повернуть никак. И нужно либо менять мачту, либо ее ломать (выделено нами. — И.М., Т.Ш.)».

Хотя метафора последнего высказывания прозрачна, на всякий случай расшифровываем: нужно либо менять власть путем «цветного» переворота, либо, если это невозможно, уничтожать государство.

Кроме метафор, в этой газете встречаются и вполне буквальные, конкретные инструкции по режиссуре шоу — революции. Например, нужно обзавестись переносными радиостанциями и тактическим телевидением (то есть таким, которое создается на время агитации и пропаганды). Вопрос, кто будет проплачивать такие дорогостоящие способы агитации, естественно, не обсуждается. Не будем обсуждать его и мы. Наверное, те, кто проплатил газету, помогут найти средства и на радио с телевидением.

Лучше обсудим другое: почему это подрывное издание беспрепятственно раздается в вузах, в интернет-кафе и прочих местах скопления молодежи? Почему эту газету (надо думать, не без разрешения вузовской администрации) распространяют бесплатно среди студентов? По мнению весьма авторитетных политологов, совершить «оранжевую революцию» без попустительства самой власти невозможно. Что означает такая странная лояльность к «Акции»: недооценку опасности, которую несет в себе газета, методично устраивающая на своих страницах смотр антипутинских сил, или готовность власти к политическому самоубийству?

Трудно с уверенностью ответить, время покажет. Ясно только, что мы ни при каких условиях не должны поддаваться на провокации режиссеров в оранжевых шарфах и участвовать в их театрально-политической массовке. Напротив, мы обязаны сделать все возможное, чтобы спектакль был сорван. Политические авантюристы на то и авантюристы, чтобы выйти сухими из воды. Вспоминается, как в начале 90–х один ультраоппозиционный политик громогласно призывал организовать патриотическое движение, которое возглавит народную революцию — и Россия будет спасена. Теперь он преуспевающий функционер богатого фонда, возглавляемого как раз тем, против кого он призывал восстать. Находится в отличной для своего 50–летнего возраста форме и абсолютно равнодушен к политике. Предпочитает отдых на экзотических островах, где есть возможность поплавать в окружении акул.

— Что делать? — говорит он о себе с улыбкой. — Адреналин у меня в избытке. Не могу без драйва.

Когда-то И. А. Гончаров попросил А. К. Толстого специально для романа «Обрыв» перевести стихотворение Генриха Гейне «Смерть гладиатора». Поскольку стихотворение малоизвестное, приводим его полностью.

Довольно! Пора мне забыть этот вздор!
Пора воротиться к рассудку!
Довольно с тобой, как искусный актер,
Я драму разыгрывал в шутку.
Расписаны были кулисы пестро,
Я так декламировал страстно.
И мантии блеск, и на шляпе перо,
И чувство — все было прекрасно!
Теперь же, хоть бросил я это тряпье,
Хоть нет театрального хламу,
Все так же болит еще сердце мое,
Как будто играю я драму.
И что за поддельную боль я считал,
То боль оказалась живая:
О Боже, я, раненный насмерть, играл,
Гладиатора смерть представляя!


Наши любители драйва, сбросив оранжевое тряпье, со свойственной им беспечностью отправятся пить водочку в театральный буфет.

Психология bookap

А раненной насмерть окажется страна.

06 / 03 / 2007