Введение


...

Адаптация и разрыв с реальностью

Процесс развития от состояния ребенка до состояния взрослого включает в себя возрастание адаптации к внешнему миру.

Если в процессе адаптации либидо человека сталкивается с пре пятствием, происходит накопление энергии, которое, как правило, позволяет сосредоточить усилия, чтобы преодолеть препятствие.

Но если препятствие становится слишком сложным и человек отказывается от желания его преодолеть, то происходит регресси я накопленной энергии, то есть энергия перетекает в более раннюю форму адаптации. Такое перетекание энергии, пишет Юнг, в свою очередь, вызывает активизацию инфантильных фантазий и желаний: «Самые наглядные случаи такой регрессии наблюдаются при истерии, если причиной невроза становится разочарование в любви или неудачный брак. Тогда мы сталкиваемся с хорошо известными расстройствами пищеварения, потерей аппетита, самыми разными симптомами диспепсии и т. д. [Обычно этому сопутствуют] регрессивное оживление воспоминаний далекого прошлого. Тогда оживают родительские образы и эдипов комплекс. Внезапно становятся очень важными события раннего детства, которые раньше не имели никакого значения. Их оживление наступает вследствие регрессии. Если с жизненного пути человека устранить препятствия, вся система инфантильных фантазий разрушается и становится такой же безжизненной и пассивной, как раньше».

Поэтому Юнг утверждал, что причину невроза следует искать не и прошлом, а в настоящем. «Я спрашиваю, какую нужную и важную задачу не может решить пациент?» Иными словами, с точки зрении процесса развития, о котором говорилось выше, «психологическое расстройство при неврозе и сам невроз можно считать попыткой неудачной адаптации».

Как отмечалось ранее, этот взгляд на невроз совершенно отличается от классического взгляда Фрейда, но не вносит существенных изменений в содержание процесса анализа. Фантазии, конечно же, следует доводить до осознания, так как энергия человека, которому необходимо здоровье, — то есть его адаптация, — связана с этими фантазиями. По цель заключается не в том, чтобы найти предполагаемую изначальную причину невроза, а в том, чтобы установить связь между сознанием и бессознательным.

Только таким способом можно использовать расщепленную энергию для решения «обязательной задачи», которая стоит перед человеком.

«С этой точки зрения, — пишет Юнг, — психоанализ больше не является лишь редукцией человека к его первичным сексуальным влечениям; в правильном его понимании он представляет собой высоконравственную задачу, которая имеет огромное воспитательное значение».

Взгляд Юнга на невроз как на попытку самоисцеления, — который фактически в какой-то мере разделял и Фрейд, — и применение закона сохранения энергии к психологическим феноменам — это краеугольные камни в практике аналитической психологии.

Например, в случае депрессии главное предположение состоит в том, что недоступная сознанию энергия не просто исчезает, а постоянно возбуждает содержание бессознательного, которое для достижения психологического здоровья следует прояснить и исследовать.

Если друг человека, страдающего депрессией, из самых лучших побуждений может посоветовать ему отвлечься: «Выйди на улицу, побудь среди других людей, перестань замыкаться на себе», — то аналитик считает депрессию или другое эмоционально подавленное состояние вызовом, который дает человеку возможность узнать, что происходит у него внутри. Следовательно, человека побуждают к интроспекции, чтобы он продолжал пребывать в своем настроении, не пытаясь его избегать.

В обычной жизни происходит относительно легкая прогрессия либидо, то есть человек может направлять свою энергию в соответствии со своим желанием. «Прогрессией, — пишет Юнг, — можно назвать ежедневное продвижение вперед процесса психологической адаптации». Прогрессия и развитие — не одно и то же; прогрессия относится только к непрерывному течению жизни.

Чтобы отвечать требованиям адаптации, нужно принять или выработать в себе установку, соответствующую конкретным обстоятельствам. Пока обстоятельства не изменятся, нет никаких причин для изменения установки. Но при внезапном или постепенном изменении обстоятельств уже не подходит ни одна стабильная установка.

Любое изменение окружающей обстановки требует новой адаптации, а та, в свою очередь, требует изменения установки, которая ранее была совершенно правильной. Но подходящая, то есть отвечающая данной ситуации установка обязательно характеризуется некоторой односторонностью, а значит, вызывает сопротивление изменениям. Если определенная установка больше не соответствует данной внешней ситуации, значит, созданы все условия для развития невроза.

«Так, например, чувственная установка, возникшая в ответ на реальные условия благодаря эмпатии, может сохраниться в изменившейся ситуации, с которой можно справиться только с помощью мышления. В таком случае чувственная установка разрушается и прекращается прогрессия либидо. Исчезает ощущение жизненного потока, которое существовало раньше, и его место все больше и больше занимает осознанное содержание психики, вызывая ощущение дискомфорта; основную роль начинают играть субъективное содержание и реакции психики, и ситуация становится аффективно заряженной и готовой взорваться в любой момент».

Такие симптомы свидетельствуют о блокировании либидо, которое всегда характеризуется разрывом бинарных противоположностей.

«Во время прогрессии либидо бинарных противоположностей соединено в координированное течение психического процесса… Но при остановке потока либидо, которая происходит в результате препятствия прогрессии, позитив и негатив боль ше не могут оставаться объединенными в координированном действии, так как они достигли одинаковой величины, которая сохраняет равновесие системы… Напряжение вызывает конфликт, конфликт приводит к попыткам взаимного вытес нения, и если одна из противодействующих сил успешно вытесняется, происходит диссоциация, расщепление личности или внутренний разлад человека».

Борьба противоположностей будет, не ослабевая, продолжаться, если вместе с началом конфликта не начнется процесс регрессии, то есть движения либидо, обращенного вспять: «В результате борьбы противоположности постепенно стано вятся меньше и напряжение между ними снижается… Пропорционально уменьшению осознанных противоположностей происходит повышение интенсивности психических процессов, которые не связаны с внешней адаптацией, а потому редко или даже никогда не используются сознательно».

Так как доля энергии этих бессознательных психических процессов возрастает, они проявляются в виде побочных эффектов, например, в расстройствах сознательного поведения, которые Фрейд считал симптоматически обусловленными действиями и эмоциональными симптомами, характерными для невроза.

Точка зрения Юнга такова: так как поток либидо останавливается из-за отсутствия доминирующей сознательной установки, активизированное при регрессии содержание бессознательного содержит в себе ростки новой прогрессии. С точки зрения типологической модели Юнга, в содержании бессознательного существует противоположная установка, которая вместе с подчиненной функцией обладает возможностью дополнить или даже заменить неуместную сознательную установку.

«Если в качестве адаптивной функции отсутствует мышление, ибо в сложившейся ситуации человек может адаптироваться только с помощью чувства, то в бессознательном материале, активизированном в процессе регрессии, будет содержаться отсутствующая функция чувствования, пусть лишь в зачаточ ном, архаичном и неразвитом виде. Точно так же у человека с противоположной главной типологической функцией регрес сия вызовет активизацию функции мышления, которая будет эффективно компенсировать неуместное чувство».

Таким образом, регрессия энергии побуждает человека к конфронтации с проблемами собственной психологии, а не с изначальными затруднениями в адаптации к внешним условиям. По мнению Юнга, «регрессия вызывает необходимость адаптации к внутреннему миру психики».

Основные психологические понятия, которые в такой ситуации человеку нужно знать, — это персона («Я», обращенное во внешний мир), комплементарная составляющая противоположного пола и связанный с ней комплекс (внутренняя фемининность или апима у мужчины и внутренняя маскулинность или анимус у женщины) и тень (все хорошие и плохие аспекты личности, которые или подверглись вытеснению, или никогда не были осознаны).

C этой точки зрения регрессия — не аномальный симптом, а столь же необходимая стадия процесса развития, как и прогрессия. Может показаться, что это концептуальное описание прогрессии энергии — адаптации к внешним условиям — аналогично экстраверсии, а регрессия — необходимая адаптация человека к своему внутреннему состоянию — сопоставима с интроверсией.

Согласно Юнгу, это не так: «Прогрессия это поступательное движение жизни вперед, по смыслу аналогичное поступательному течению времени. Это движение может происходить в двух разных формах: либо в экстравергированной, когда на прогрессию преимущественно влияют внешние объекты и окружающая обстановка, либо в интровертированной, когда нужно адаптироваться к состоянию Эго(или, более точно, — к „субъективному фактору“). Точно так же двояко может происходить регрессия: либо как уход из внешнего мира (интроверсия), либо как стремление к повышенному ощущению внешнего мира (экстраверсия). В первом случае неудача приводит человека в состояние слепого подчинения, а во втором случае она приводит к его самоуничижению».

Теперь видно, в какой мере взгляд Юнга на невроз как на попытку самоисцеления основан на его убеждении, что психика это саморегулирующаяся система.

Этот взгляд соответствует общеизвестной истине, например, что в конфликтной ситуации совет и внушение не оказывают на человека продолжительного воздействия.

«Подлинное решение проблемы, — пишет Юнг, — приходит только изнутри, и только из-за появления у пациента другой установки».

Психология bookap

На практике конфликт следует разрешать на уровне характерологии, когда противоположностям уделяется достаточно внимания, «и опять же это возможно только в процессе изменений личности… В таких случаях внешние решения оказываются хуже, чем отсутствие решений вообще».

Ниже кратко описаны психологические явления, которые можно наблюдать у человека в ходе кризиса среднего возраста. В последующих главах темы, которые были затронуты во введении, получат дальнейшее развитие, и читатель может увидеть, как протекает процесс саморегуляции психики у конкретного человека.