Часть третья. Как они растут

Глава четвёртая. Здравствуй, это я!. От 0 до 3


...

Привязанность

Поначалу, кажется, младенец только и умеет что смотреть туманным взглядом, беспорядочно двигать ручками-ножками, кряхтеть и громко плакать. Однако это не так. Умная Природа позаботилась о том, чтобы беззащитный младенец от рождения был окружён заботой и вниманием. Она научила его подавать знаки-сигналы. Да-да, это не просто шум, это знаки, которые подаёт маленький человек большому. Вскоре вы замечаете, что кричит малыш по-разному — он очень быстро обучает маму (и других внимательных взрослых) различать оттенки своего плача. «Есть пора», «хочу, чтоб погладили», «мне мокро»… Так маленькое чудо рассказывает нам о своих потребностях.

Чуть позже (на втором месяце жизни, у 5–6 недельного малыша) появляется самый, пожалуй, очаровательный знак, что он сыт и вполне доволен вашим поведением. Улыбка.

Поначалу она адресована всем, кто находится в зоне его влияния. Но очень скоро (через каких-то пару месяцев) крошка научается различать «своих» и «чужих», одних награждать очаровательной своей улыбкой, от других отстраняться. Его внимание и любезность теперь надо заслужить! Улыбка и гуленье (а потом агуканье) окрыляют, очаровывают и переполняют родителей глубоким чувством любви. Так малыш «привязывает» к себе взрослого, а взрослый привязывается к нему.

Привязанность — это одновременно и природный инстинкт, и начало безусловной любви.

Благодаря привязанности ребёнок обеспечен заботой и уходом, т. е. тем, что необходимо ему для выживания. Детская привязанность, по мнению психологов, чем-то схожа с «импринтингом» у животных. Импринтинг (буквально: запечатление, «впечатывание» конкретного образа). Это мощный инстинкт, который удерживает детёнышей рядом с их защитниками — родителями и способствует выживанию. Так, гусёнок примет за свою «маму» первого, кого увидит, вылупившись из яйца. Он видит гусыню — и она моментально становится «самым авторитетным лицом», птенец будет ходить только за ней, а значит, находиться под её защитой. Если он первым увидит человеческие ботинки, то будет следовать за ними. Человеческая привязанность инстинктивна, а потому не менее прочна. Однако в отличие от «привязки» того же гусёнка, она появляется не мгновенно. Привязанность ребёнка к родителям развивается постепенно, в течение первого года жизни. (По мнению некоторых психологов — до 18 месяцев.) По мере взросления наши привязанности, конечно, меняются. Наш безопасный тыл — родители — заменяются ровесниками, затем теми, в кого мы влюбляемся… Но ранняя привязанность самая мощная, память о ней подсознательно остаётся в человеке на всю жизнь и будет служить моделью для всех дальнейших отношений с другими людьми.

Вывод однозначен и прост: для прочного контакта с детьми необходимо, чтобы они в младенческом возрасте прочно «привязались» к своим родителям.

Кого вяжет привязанность[3]

Конечно, инстинктивная связь изначально существует между родителями и детьми, особенно между младенцем и матерью, хотя бы потому, что новорождённый ребёнок воспринимает себя и её как единое целое. Однако на исходе третьего месяца он уже осознаёт свою «отдельность». Малыш охотно улыбается другим людям, подолгу «гулит», «агукает» и ко всем идёт на ручки. Это время формирования его привязанностей. И здесь работает именно инстинкт самосохранения.

Малыш сильнее привяжется к тому, кто больше его любит— не в смысле гладит и сюсюкает, а удовлетворяет его потребности. Кто всегда откликается на его зов — то есть рев, кто кормит, оберегает, носит на ручках, когда болит животик.

Другими словами, кто соответствует трем главным критериям:

1) кто ему хорошо знаком;

Психология bookap

2) с кем он чувствует себя комфортно;

3) кто удовлетворяет его жизненные потребности. Наибольше шансов быть главными в жизни малыша у мамы иу папы, если только они будут соблюдать три эти условия. Если… сами не создадут себе проблем.