Глава шестая. Ребенок-дошколёнок

Буйная фантазия, богатое воображение и неуёмное любопытство превращают ребёнка-дошколёнка в крайне инициативное существо, которому до всего есть дело.

Мама и тётя Лариса весело обсуждают, что делать с крысой, прописавшейся в подполье у тёти. Заряна что-то строит из кубиков, вдруг она поднимает голову и говорит:

— Тётя Ларисочка, я знаю, что делать: вам надо выпить крысиного яда.

Мама и тётя — хором:

— Зачем?

— Чтобы от вас все крыски разбежались.


Если в родительской жизни бывает золотая пора, то она наступает сейчас, когда поутихли баталии кризиса трёх лет. Кстати, именно от вас зависит — когда они утихли. Через полгода или через два. Но в любом случае кризис пройдет. Ребёнок уже многое может сам, но ещё находится в зоне вашего непосредственного влияния (что, согласитесь, и удобно, иприятно). Это к школе у него в голове все поменяется, и он начнёт равняться на учителей и друзей, а пока для него главный авторитет — это вы, родители.

Если ваше мелкое чудо (вище) отстояло-таки право на самостоятельность (точнее, вы в разумных пределах позволили его отстоять), то домашняя междоусобица взрослый—ребёнок

Время почемучек

К нам подбежала собачонка и залаяла.

— А она на всех лает?

— На всех.

— И на хозяйку лает?

— Лает.

— А почему наш Том на хозяйку не мяукает? (А действительно почему? А?)


Два забавных вопроса «Засем?» и «Посему?» дошколята могут задавать бесконечно.

Собственно, вы слышали их и раньше, и отвечали на них. Но (обращали внимание?) сами-то ответы малыша интересовали не очень. Был скорее вопрос ради вопроса: словно ваш карапузик вслух фиксировал какой-то конкретный новый факт. Они часто повторяют одно и то же «почему» по поводу одного и того же стишка — и так столько раз, сколько вы будете его читать.

Ну а теперь пришло время разложить факты (и старые, и новые) по полочкам. Проникнуть в суть, понять не только внешнюю, но и внутреннюю связь явлений, вещей и событий. Настырные «Почему?», требующие нашего ответа, — верный знак, что представление ребёнка о мире и о себе наконец-то из разрозненных кусочков складываются в целостную картину. Она ещё не полная и по-детски наивная, но она уже есть!

Идём с Ариной по тротуару, с двух сторон — деревья. «Это лес! Мы пошли в лес!»—говорит вдруг она. «Какой же лес? Лес— это когда много деревьев и домов нет, — уточняю я, — посмотри, там, за забором—дома». «Да, — говорит Арина, — дома стоят за лесом».


Дети не очень разбираются в причинно-следственных отношениях. «Идём мы по пустыне… вдруг банка сметаны лежит… жарко», «Солнце на небе, потому что день пришёл..» Поначалу малыш замечает самый важный для него факт: день — и делает свои выводы, пусть нелепые, но не высмеивайте его. Да, детки ещё во многом не разбираются, но наблюдают, замечают — учатся.

Сейчас ваша задача очень проста: не препятствовать любопытному носику соваться везде и всюду и отвечать на все вопросы, которые так и сыплются из вашего карапуза.

А если не сыплются? Тогда что-то тут не то и есть серьёзный повод задуматься, а не в вас ли причина. Может быть, вы так старательно воспитывали своего ребёнка, что теперь он просто опасается лишний раз обратиться к вам? (Например, зачитывали Большую Советскую Энциклопедию.)

Если он не спрашивает — начинайте спрашивать его сами: «Что выше, этот дом или голубятня?», «Почему нам жарко?», «Как ты думаешь, куда ползёт эта улитка?», «Знаешь, в кого превратится головастик?», «А что мы увидим за тем поворотом?» Позвольте ему активно наблюдать и сочинять, проявлять инициативу и не бояться независимо (то есть без испуга, весело и самостоятельно) исследовать мир.

Психология bookap

Он предложил вам поиграть в прятки? Кричите «ура» и играйте. Он рвётся сам «поколдовать» и превратить снег в воду, а потом его раскрасить? Ну что ж, сегодня вам ещё раз придется мыть полы. Только не забудьте и его пристроить к уборке.

Если он (наконец-то!) обрушил на вас град вопросов — значит, вы всё сделали правильно.