Глава третья

"НЕЖНЕЕ, ЕЩЕ НЕЖНЕЕ!". или язык чувств и высшая школа эмоций


...

Примечание: «Хвалите меня, хвалите…»

Выдающийся американский психолог Альберт Бандура был в каком-то смысле первым исследователем психологии человека, который не стал отрицать его биологическое начало, но придерживался той точки зрения, что мы все-таки не собаки и не кролики, на которых физиологи ставят свои опыты. Проще говоря, он продемонстрировал нам по-настоящему научный подход: есть рефлексы, положительные и отрицательные подкрепления, но в случае человека все эти законы работают несколько иначе. В чем же тут, так сказать, фишка?

Все мы хорошо знаем по своим детям, что они — ни дать ни взять, самые талантливые в мире пародисты. Все, что мы творим вокруг них, они возвращают нам своими «номерами», Все, что мы говорим им, так или иначе фиксируется в их голове и возвращается нам «с дружеским приветом». Не далее как третьего дня Сонечке объяснили, что не нужно класть ноги на стол (она все еще пользуется своим очень удобным детским креслом с прикрепленным к нему столиком, а задирать на него ноги — это небезопасно). Сонечка послушалась, ноги убрала, а через пару минут обратилась к папе: «Папа, а правда нельзя класть ноги на стол?» На что папа, разумеется, бодро ответил: «Ну, конечно!» И повисла неловкая пауза… Все домочадцы молча уставились на папу, папа — на домочадцев, а потом, проследив проекцию их взглядов, — на собственные ноги. Они, прошу прощения, лежали на журнальном столике перед телевизором. Ради этого, собственно, здесь этот столик и был папой установлен, потому как у папы ноги больные и чем выше подставка для них, тем ему лучше,

Короче говоря, ребенок принимает в себя все, что ему предлагается, а дальше выдает это обратно — таково правило, открытое еще задолго до Альберта Бандуры. В чем же суть открытия именно этого ученого? Он доказал, что ребенок не только воспринимает из окружающей среды ту или иную информацию, но еще и способы обращения с этой информацией. А ведь и действительно — информация редко бывает нейтральной, она, как правило, несет на себе еще и некую допфункцию. Например, функцию наказания или, напротив, поощрения: «Если ты будешь плохо себя вести, я тебе ноги-то повыдергаю!», «Вот большой молодец, правильно нарисовал улитку! Чудный мальчик!» В науке это называется положительными и отрицательными подкреплениями, которые сыплются на головы наших детей постоянно! Иногда и тона нашего голоса — агрессивного или дружелюбного — достаточно!

В результате, наши дети учатся у нас не только каким-то конкретным делам, но тому, как можно себя поощрить или наказать. «Опять ничего не получилось! Вышло криво! Что ж я дурак-то такой, сразу не подумал, что оно здесь сломается!» или «Думал же, что не надо ему этого говорить! Кто меня за язык дернул! Вот я идиот!» — это классические примеры самонаказаний. Любим мы себя подобным образом чихвостить. Но как мы додумались до самонаказаний и, главное, зачем нам это?.. Все очень просто.

Во-первых, именно эти слова, но только не от первого лица, а от лица своих родителей, мы регулярно слышали в детстве. И постепенно перевели эту внешнюю для нас речь (высказывания других людей) в речь внутреннюю (собственную). Ну, и разговариваем теперь таким образом сами с собой. Во-вторых, у этих самонаказаний есть и положительный момент. Например, такие самонаказания помогают нам увеличивать собственную эффективность. Кроме того, наличие таких самонаказаний защищает нас от сторонней критики — мол, мы в курсе и «нет у меня судьи строже меня самого». Короче говоря, очень удобный психический механизм, если не заигрываться. Потому как если заиграешься в такую штуку, то обнаружишь себя в психлечебнице с диагнозом — «неизлечимая депрессия».

Впрочем, кроме самонаказаний ребенок использует и самоподкрепления: «Вот какой Петя хороший! Сколько собрал грибов! Посмотри!» Ребенок произносит приятные фразы, которые он прежде слышал в свой адрес, — с одной стороны, он нас инструктирует (говорит нам то, что бы хотел от нас услышать), с другой — хвалит сам себя и радуется.

Альберт Бандура подробно рассказывает об этом: всякий раз, когда человек берется за какую-то работу, он занимается самоподкреплениями и самонаказаниями. Если вам нужно написать статью в офисную стенгазету, у вас за спиной вряд ли будет находиться человек с дубинкой, который станет корректировать вашу работу методами физического воздействия. Вы будете делать это самостоятельно — то похвалите себя («Ай да Пушкин!..»), то поругаете («Таланта у меня нет и не будет!»). Вот так, пиная себя и поглаживая, вы, в конце концов, сможете написать что-то сносное, за что будете сами себя ругать и хвалить («Ну, не фонтан, конечно. Но сколько я сил угробил! Это просто подвиг какой-то!»).

Актер должен получать комплименты. Если мне приходится долго обходиться без Комплиментов, я хвалю себя сам, и это хорошо хотя бы потому, что при этом я уверен в искренности,

Рут Гордон


К чему я все это рассказываю? А к тому, что ребенок должен научиться говорить сам себе о самом себе хорошие вещи. Поскольку в зависимости от наличия или отсутствия положительных самоподкреплении он или в большей, или в меньшей степени проявляет всякую свою созидательную активность. Интерес нельзя подкреплять «пинками», его можно подкреплять только позитивным отношением, то есть положительными подкреплениями. Но научится ребенок положительно подкреплять свою любознательность или не научится — это зависит от нас. Мне часто приходилось слышать от подростков: «Да ничего у меня не получится! Я с этим никогда не справлюсь! Это не по мне задача. Я боюсь, что все завалю, всех подведу…» И не узнать в этом испуганном ропоте родительских голосов нельзя. Куда реже дети и подростки говорят:; «А дайте я попробую! Можно?! Мне кажется, у меня обязательно получится! А если даже с первого раза не получится, я постараюсь, еще подучусь, и точно получится со второго!» Видимо, мало таких родительских голосов в наших семьях.

И последнее, о чем бы я хотел упомянуть в этом подразделе, — это еще об одном «само-». На сей раз о самоэффективности — это еще один феномен, открытый Альбертом Бандурой. Самоэффективность — это, если совсем упростить, представление человека о том, насколько успешно, как ему кажется, он будет действовать в той или иной ситуации. Проще говоря, речь идет о том, насколько человек верит или не верит в свой успех. Понятно, что ноги растут у этого «верю — не верю» из детства, потому как все тут зависит от отношения к ребенку его родителей. Если они в его успехи не верят и не помогают ему замостить внутри его головы дорогу к успеху, он этому искусству никогда не научится, более того — и пытаться не будет. Впрочем, кто-то может сказать, что успех и вера в успех — это швее не одно и то же, поэтому нечего из-за этого и волноваться. Но не скажите… Как вы думаете, если я, например, поверю в успех своей борьбы с артритом, станет ли мой сустав чувствовать себя лучше? Быстрее ли уйдет болезнь? Полагаю, что многие в этом усомнятся, А зря. Исследования, проведенные Альфредом Бандурой с пациентами, страдающими выраженным артритом, показали: психотерапия, направленная на повышение чувства самоэффективности больных в отношении к лечению, дала поразительные результаты! По сравнению с другими пациентами группа Бандуры продемонстрировала невероятные успехи: значительное уменьшение болевого синдрома и выраженное снижение воспалительных процессов в суставах.

Ни один ребенок не может опозорить родителей так, как родитель — ребенка.

Ян Курчаб


Если вы верите в собственную эффективность — у вас даже улучшается состояние иммунитета! Это научный факт.

Ну, и что мы теперь скажем нашему ребенку?..