СЕКСУАЛЬНОЕ ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО

Сексуальное влечение ребенка – это не стремление к познанию определенных чувств и ощущений, оно исходит из бессознательного, а потом сознательного любопытства к лицу другого пола. Это не что-то «неприличное», это целая гамма чувств, это тайна, которая притягивает к себе, но не открывается до той поры, пока двое не созреют, чтобы зачать третьего человека – продолжателя жизни многих поколений.

359. Дети, подвергшиеся сексуальному насилию, имеют некоторые отклонения от нормы. Так как дети сообщают о сексуальных контактах крайне редко, то читателям необходимо ознакомиться с некоторыми индикаторами в поведении таких детей.

а) Необычные сексуальные познания.

б) Неуместные для возраста и уровня развития сексуальные игры, включая игры с игрушками.

в) Чрезмерная самостимуляция гениталий.

г) Имитация полового акта с друзьями, сексуализированные поцелуи во взаимоотношениях с родственниками.

д) Компульсивное сексуальное поведение (то есть хватание за грудь либо гениталии или неожиданное раздевание).

е) Спутанность по поводу уместных сексуальных границ.

ж) Неожиданные перемены в чувствах по отношению к конкретному человеку (например: «Я теперь ненавижу дядю Витю»).

360. Эти индикаторы отмечаются у детей дошкольного и младшего школьного возраста. Для более старшего возраста, впрочем, как и для малышей, существуют дополнительные индикаторы поведения.

а) Частая бессонница, пугливость, ночные страхи.

б) Боязнь конкретного человека или группы людей, боязнь возвращаться домой или, наоборот, оставаться там в одиночестве, страх перед воображаемыми объектами.

в) Секретные, особые отношения между ребенком и каким-либо взрослым; необоснованные подарки, получаемые ребенком от взрослого.

г) Саморазрушающее, бесшабашное поведение (злоупотребление алкоголем, токсическими препаратами), неразборчивость в знакомствах, самоповреждения, попытки самоубийства (могут выражаться не прямо, а в подверженности всяким несчастным случаям), побеги из дома.

д) Выраженные изменения в поведении, затрудняющие общение (агрессивное, упрямое, деструктивное), а также, наоборот, пассивное, подчинительное, чрезмерно уступчивое, угодливое.

е) Возвращение к детской инфантильности (энурез, сосание пальца, безосновательный плач, вспышки необоснованного раздражения) или, наоборот, псевдозрелое поведение.

361. Из физических индикаторов стоит отметить только малоизвестные, такие как повторяющиеся физические недомогания без видимых оснований: частые боли в животе, постоянная боль в горле, рвота, отказ от пищи или постоянное жевание чего-нибудь.

Важным показателем служат попытки ребенка рассказать о сексуальном насилии в завуалированной форме – рисунки, реалистические сказки, намеки: «Я знаю одну девочку, она…»

362. Следует твердо уяснить, что соблазняющее поведение или сексуальную озабоченность у детей надо рассматривать как результат сексуального насилия, а не как его причину.

Многих жертв насильники побуждали к соблазняющему поведению, поощряли такое поведение. По данным специалистов США, 38% детей, подвергшихся сексуальному насилию, демонстрируют сексуально нарушенное поведение.

363. Почти всегда ребенок, вне зависимости от возраста, остро переживает чувство вины и стыда за происшедшее. Он, как это ни парадоксально, считает себя виноватым в том, что взрослый так с ним обошелся.

Ребенок винит себя в том, что вел себя как-то не так, что его поведение побудило взрослого сделать ему нечто стыдное. За чувством стыда спрятан страх обнародования этого стыда, боязнь презрения близких, насмешек сверстников, ужас покинутости, отвержения, смерти от эмоционального голода. Слово «стыд» («shame») произошло от индоевропейского корня «кам/кем», означающего «покрывать, скрывать, прятать». Мы чувствуем стыд, когда полностью раскрыты, когда находимся наедине с самими собой, а кто-то за нами – подглядывает. Ребенок в таких ситуациях часто рефлекторно поднимает руку, чтоб загородиться, закрыть лицо. Кому из нас не знакомо желание исчезнуть, стать невидимым, провалиться сквозь землю…

Когда ребенок подвергается сексуальному насилию, в него вторгаются психологически и физически, хотя он еще не готов к этому. Преступник не уважает естественный стыд маленького человека, атакует его. В результате ребенок теряет убежище даже в собственном теле.

364. Известно, что дети, не имеющие своего личного жизненного пространства (пусть это всего лишь закуток за шкафом в общей комнате), растут нервными, неуверенными, слишком пассивными или, наоборот, агрессивными.

При вторжении в последнее святилище – тело – ребенок переносит сильное потрясение. Вспомните общепринятое выражение: «Быть застигнутым со спущенными штанами».

Учёный Э. Эриксон писал, что стыд – результат подавленной агрессии: пассивное «я» столкнулось с непереносимым испытанием и не способно сражаться против внешней угрозы. Агрессия обращается от насильника на брезгливое отношение к самому себе, на чувство стыда и вины. «Стыдящийся хотел бы заставить мир не смотреть на него, не замечать его незащищенность, – пишет Эриксон. – Он хотел бы уничтожить глаза мира. Вместо этого он вынужден самому себе желать быть невидимым».

Когда щит стыда сломан, невидимость невозможна и «я» ищет других способов защиты от отвращения к себе. Брезгливость к себе может проецировать это чувство на органы, оставленные незащищенными в результате изнасилования, на родителей, которые не спасли от беды, на других детей, которые остались чистенькими.

Часто такой ребенок сам становится насильником.

365. У каждого человека существует сексуальный образ тела. Этот образ формируется постепенно и отвечает «внутреннему замыслу», биолого-генетическим часам, движущим развитие человека через соответствующие возрасту фазы развития.

Выше уже давалось описание этих Фаз (оральной, анальной, фаллической и генитальной). Ребенок формирует оралв-ное измерение своего тела, когда сосет грудь или соску. Озабоченность насчет опорожнения кишечника и удовольствие, которое оно доставляет, а также контроль за этими функциями дают ребенку возможность включить анальность в образ своего сексуального тела.

Возрастающее осознание эротических ощущений в гениталиях, усиленное детской мастурбацией, вызывает преобладание гениталий среди трех зон эротического удовлетворения, так что в конце концов они доминируют в сексуальном представлении о теле, сложившемся у ребенка. Кульминация этого процесса – принятие пола и размера по сравнению с родителями и реальность того, что половая связь с родителем другого пола невозможна. Тем не менее оральная и анальная зоны сексуального удовлетворения остаются у взрослых, формируя основы сексуальных подготовительных игр, а также разновидностей сексуального общения.

366. Акт изнасилования ребенка прерывает линию его нормального развития и расстраивает природное время биологических часов.

Акт сексуального злоупотребления избыточно и преждевременно стимулирует анус, рот, гениталии. Эти травматизированные эрогенные зоны включаются ребенком в искаженное представление о своем сексуальном теле. Например, мальчик, подвергшийся изнасилованию, может чувствовать, что он использован как девочка, женщина, и в подростковом возрасте ему станет трудно фантазировать на тему применения своего пениса в отношениях с женщинами.

367. Подросток, подвергшийся изнасилованию или иному злоупотреблению в детстве, будет ощущать неясность своей сексуальной ориентации, испытывать непреходящее чувство вины и стыда и– будет плохо приспособлен для выполнения задач подросткового возраста.

Он чувствует свою неудачу и не способен быть на равных со сверстниками. И вот когда отделение от родителей становится слишком пугающим, а перспектива генитального контакта со сверстниками слишком опасной, подросток начинает искать сексуального партнера среди малышей.

368. Одним из способов защиты малышей от сексуальных притязаний подростков (имеются в виду сексуально дезориентированные подростки) может служить совмещение занятий детей разного возраста.

Тут вся хитрость в том, что отношение подростка к младшему, как к вещи, при помощи которой можно снять сексуальную тревогу, на которой можно сорвать раздражение, при совместных занятиях подменяется опекунством, подросток ощущает себя защитником, охранителем, что, в свою очередь, наполняет его уверенностью, добротой, силой.

Кроме того, при взаимоотношениях равенства некоторые самые необходимые основы закладываемых знаний усваиваются лучше обоюдно – как у опекуна, так и у опекаемого.